Операция «специальная доставка»

Размер шрифта: - +

Часть первая. Уйти от прошлого

Отчёт полковника Кима Волошина. Раздел «Общее введение». Блок первый.

Содержит личные данные.

Доступ: А0 и выше.

Категория секретности пересмотру не подлежит.


 

Легко и просто начинать отчёт, если ты можешь чётко написать, как тебя зовут, когда ты родился и кто ты вообще такой.

Всё, что я могу сказать — это что в настоящее время меня зовут Ким Волошин и что мне около сорока биологических лет.

Биологически я родился девятого марта одна тысяча девятьсот шестьдесят пятого года по летосчислению христианской цивилизации и через восемь дней получил имя в установленном на территории моего рождения законном для того периода порядке. Полное имя тогда состояло, как правило, из трёх элементов — 1. личного имени, 2. так называемого патронимика («отчества» — имени биологического отца в особой грамматической форме) и 3. фамилии. В соответствии с этими правилами меня назвали Ким Вячеславович Волошин.

С 17-летнего возраста у меня было ещё одно имя — тайное: я осознанно принял крещение в исторически традиционной для территории моего рождения христианской деноминации, но политический режим, господствовавший на этой территории, не поощрял религиозность и тем более отправление религиозных обрядов, поэтому я держал своё крещение в секрете. Имя «Ким» в нашей деноминации не признавалось допустимым христианским именем, так как принадлежало к числу «новых» имён, введённых в употребление политическим режимом, который официально насаждал атеизм. Поэтому при крещении я получил христианское имя Климент, по традиции — сообразно святому покровителю дня, в который я принимал таинство. Но своё христианское имя я привык держать в тайне, а по документам по-прежнему был Ким.

Я один из немногих ныне живущих людей, кто не просто перемещался между различными потоками времени, но делал это неоднократно — и при том остался в здравом уме и твёрдой памяти. В 1987 году, когда мне было двадцать два года, я впервые был перемещён «вниз» по потоку — на дистанцию в условные одну тысячу девятьсот тридцать шесть лет, к отметке, соответствующей марту три тысячи девятьсот двадцать третьего года по летосчислению христианской цивилизации, или одна тысяча четыреста двадцать третьего года по ранее принятому летосчислению Империи Галактика.

Там я, по разным причинам, вынужден был сменить имя и стал называться Майк Джервис — именно Майк, а не Майкл. Это имя я носил около трёх лет.

Первое перемещение оказалось далеко не последним. На настоящий момент я единственный, кто передвигался вверх и вниз по потоку времени обоими из практически возможных способов — и как энергомасса, и как биоклон. В результате я обрёл редкий, практически неповторимый стаж хронопереносов, включающий двойной набор психобиологического опыта почти за три биологических года. Согласно предшествующим исследованиям и Темпорального института Конфедерации Человечеств, и Центра исследований времени Империи Галактика, и бывшего имперского Института параллельных потоков времени, во всех ранее известных случаях такой опыт приводил к быстрому распаду личности. Мой случай был впоследствии признан исключением: двойной опыт достаточно непротиворечиво уживался в одной личности и не приводил к заметным (во всяком случае, для меня самого) внутренним конфликтам. Может быть, так вышло потому, что при первом (как я тогда думал — окончательном) возвращении вверх по потоку (то есть в прошлое, откуда я родом) я избрал стратегию полного неупоминания о своей жизни «в будущем». В течение шести с половиной лет, с 1990 по 1997 годы — сначала живя на родине, а затем переехав на территорию основной сверхдержавы того периода, где я вновь принял имя Майк Джервис — я никому об этом втором опыте ни разу не рассказал, потому что оценивал этот опыт как важный, но глубоко личный, нерелевантный для моей социальной жизни фактор.

Таким образом, как я впоследствии понял, мне удалось — помимо прочих проблем — избежать внимания спецслужб как того государства, гражданином которого я был с рождения, так и того, которое я избрал в результате эмиграции на втором году после слияния своих личностей. Вряд ли нужно доказывать, что такого внимания было бы не избежать, если бы хоть кому-то стало известно, что я в определённом смысле «побывал в будущем» и, следовательно, мог располагать знаниями о событиях, которые ещё не произошли, и о технологиях, которые ещё не возникли — знаниями, которые могли бы дать важные конкурентные преимущества получившему их государству.

В 1997-м я вновь был возвращён вниз по потоку, то есть в будущее, на сей раз на отметку, соответствовавшую 3945 году. Мой биологический возраст на тот момент составлял тридцать один год. С этого момента, с перерывом на два длительных отпуска, я служу в Управлении Безопасности Конфедерации Человечеств, в настоящее время — в специальном звании полковника. Я не выбирал эту работу: меня просили принять её, потому что я обладаю редчайшей биологической особенностью, так называемым «врождённым ментальным щитом», и эта особенность делает меня достаточно востребованным специалистом для решения различных уникальных задач.

История моего участия в проекте, а затем операции под кодовым наименованием «Специальная доставка» начинается в ноябре 3953 года, когда после прохождения переподготовки по программе повышения квалификации и присвоения мне степени магистра исторических наук я был вызван к новому начальнику Управления Безопасности Конфедерации Человечеств бригадному генералу У Малаялану в штаб-квартиру УБ в Париже. Это был непростой разговор, он продолжался около трёх часов. Но я не сомневался, нужно ли принимать новое назначение: я знал с самого начала, что дело это праведное. Просто я должен был вновь, по нашему профессиональному выражению, «сходить вверх», а решиться на это мне было непросто. Тем не менее, я решился — и в тот же день был направлен на рекондиционирование.



Кирилл Мошков

Отредактировано: 05.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться