Определяя твою суть

1

Я привычно завернула за угол коридора и посмотрела на ясную полоску света в комнате.

-Мася, Мася! – Звал голос профессора. Чтоб он подавился, назвал меня так.

У меня кошку так в детстве звали. Я теперь понимаю, почему она сбежала не пожив и недели со мной. Разве к такому имени можно привыкнуть?

Толкнула дверь боком и мявкнула - подала знак. Мужик повернулся и похлопал по своей ноге. Это мне тереться об него? Села возле двери и обернула хвостом лапки.

-А говорят кошки самые умные. Опять врут. – Сам пусть трется о свои пыльные сапоги!

Большими шагами профессор пересёк спальню и посмотрел в мои глаза. Его рука опустилась на мою макушку и погладила рога. Ужасно захотелось потереться, но мы же гордые!

-Так – так, проверим. – И мою шею стали тискать. Ага, опять с функциями ошейника мудрит.

Что-то повертел, побормотал и удовлетворённо потрепал по моей холке.

-Ну что ж, не плохо. Скоро будут готовы результаты тестов, и я всё-таки узнаю, из какого ты рода. – Мужик даже немного подпрыгнул и убежал к камину.

Все-таки он псих! Дерёт из моего хвоста шерсть и когти отстригает, а потом как великие ценности в колбочки складывает. Вообще я не в обиде … уже. А вот когда после двухнедельной голодовки и шнырянию по местному лесу меня доставили этому мужику. М-да, попортила ему нервы киска. Честно, за всеми этими погонями и брезгливостью к живой «еде» я одичала. Видимо это был защитный механизм организма.

Ну, не могла я кушать зверюшек, и даже не понимала что сама хищник. Сначала пыталась в себя прийти, потом бродила по лесу, а затем испугала людей. Да, и привыкнуть к обострившемуся слуху и нюху было трудно. Не могла различить расстояние до объекта. Видимо перепуганные люди и сообщили местному колдуну обо мне. Когда по следам шли охотники, я уже настолько оголодала, что мозг вырубился и укатил до лучших времён. Вот озверевшую меня и доставили Ериду ель Ваго колдуну – профессору. В моей облезшей тушке он распознал какую-то лемиду и прибрал к своим рукам. Тут-то я и увидела себя в полной красе.

Я была … необычной. Ушки красные и цвет становился бордовым на макушке, чтобы потом стать черным на туловище, так же было и с лапами. Лапки красные, но по мере приближения к пузику становились черными. А вот хвост удивил своей белой кисточкой. В качестве «подарка» на лбу торчали рожки, а бока скрывали небольшие пушистые крылышки. Когда я их складывала, заметить что-то неестественное кроме рогов, было невозможно.

Так и поселилась у исследователя.

Сначала посадили в клетку, а потом, нацепив ошейник, выпустили. Ох, и зря он это сделал. Меня охватило какое-то не людское любопытство, а нос потянул в самые потайные углы. Да-да, у меня бывает такое, что себя контролировать не могу. Вот и тогда моя кошка метила и распознавала территорию. А этот профессор бродил за мной. В некоторых местах животное рычало на него, и по воздуху разливался запах страха. Я сама до дрожи боялась! Сидела на задворках животных инстинктов и молилась, чтобы ни какую мышь не схомячить. Были у зверюшки такие порывы. Только силой воли тормозила бегущее животное. В тот вечер заманить меня обратно в клетку не получалось. Сам бы попробовал посидеть, когда лапы хотят побегать. Нос привёл в его комнату, а лапы запрыгнули на его кровать. Свою кошку поднять не могли ни я, ни Ерид. Так и поселилась в его комнате. Мужик оказался не из пугливых. Он даже во время моего сна ставит какие-то эксперименты.

-Анамиса да тебе всего лишь пара столетий! – Воскликнул Ерид, глянул на меня и застрочил что-то в свои листочки.

Кошка только ушами повела. Животного забавлял этот странный человек. И даже странные запахи воспринимались как должное. А вот человеческую половину коробит! Какая «Анамиса», уж лучше Маськой быть, но с целым языком. И на старуху двухсотлетнею я не похожа! Хищник на моё душевное метание лишь завалился на кровать…чтобы тут же зарычав спрыгнуть.

-Прости, Мась, сейчас сменю, – не отвлекаясь, пробубнил горе профессор.

Это я учуяла запах … плодотворных «экзаменов». Нам с кошаком женские духи были не по нраву, и все остальные ароматы приводили мое тело в боевую позицию.

Тут к звериным возмущениям присоединилась Я. Стала стягивать постельное бельё и как всегда вместе с простынёй посыпались листы. Как он вообще не чует этот удушающий запах? Я понимаю мужик взрослый, вокруг полно молодых студенток с пересдачей … Но заваливаться спать на те же простыни?! Не знаю как он, а я задыхаюсь в этом запахе секса.

-Сейчас, моя красавица. – Ну, наконец-то, отвлёкся.

На постель плавно опустилась новая простыня. Как хорошо магам! Взмахнул рукой - кровать заправилась, щелкнул пальцами – грязное белье постирано. Красотааа! И вот меня принимает в объятья свежая постелька…

Почему я до сих пор не пыталась загнать зверя в дальние уголки души? Просто боюсь! Боюсь, что из Красной Книги перекачую в Синюю. Я ведь не животное и повадки скопировать не смогу. Да, даже самое простое – нюх, зрение и слух. Я не смогу их контролировать! А так вроде накормят, шерсть подергают, но жить оставят.

Ночью выскочила из теплого кокона одеял. Профессор все ещё что-то писал сидя за столом. Меня же беспокойство увело из спальни. Зверь нервно фырчал и искал тихое и укромное местечко. Я же чувствовала дрожь каждой мышцы. Что со мной? Главное что я понимала – нужно убраться от людей.

«Правильно, давно пора убегать!» - Подхватила я идею кошки.

Кошка, нервно пометавшись, спряталась в углу за печкой на кухне. Только она прилегла в пыльном месте, как по телу прошла дрожь.

-Мася! – Раздалось из холла. Да что ж ему надо?

Тело немного подрагивало, и дышать становилось трудней. Зверь свернулся в клубочек и стал перебирать лапками. Вокруг стало тесно. Повернула голову на бок и уставилась на паутину. Кожа зачесалась, попа уперлась в какую-то балку. В углу стало тесновато. Дайте подумать … В темноте я разглядела свою руку и чуть в голос не заорала. Блин, забыла, что я все – таки человек и пять пальцев без шерсти это нормально.



Гар Дар

Отредактировано: 09.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться