Осенние раздумья

Осенние раздумья

Волны Великого моря мерно бились о каменистые берега Серых гаваней. Было время прибоя. Дул восточный ветер. Венчавшие волны белые буруны говорили о приближающемся шторме, хоть небо было на удивление чистым. Воздух был прозрачен, каким бывает только в конце сентября, когда последние теплые уже подходили к концу, а холодные осенние ветра еще не начали дуть в полную силу.

Кирдан стоял на стене и задумчиво наблюдал за очередным отплывающим караваном кораблей. Семь судов, похожих на лебедей, медленно направлялись к выходу в открытое море. Их белые паруса напоминали платки гондорских женщин, прощающихся с мужьями, которые отправлялись в изгнание или на войну. Сезон осенних штормов вот-вот должен был начаться. Оставалось не так много дней до того, как проказник Оссэ – майа ветров и бурь из свиты Ульмо перекроет напрочь возможность выхода любому кораблю в Великое море. Поэтому кормчие торопились. Даже великолепные мореходы из числа фалатрим не могли справиться со льдом, который непременно затянет залив после окончания осенних штормов.

— Вот и еще один караван элдар уходит в Валинор, – пробормотал владыка Митлонда, теребя бороду. – Скоро, очень скоро и наша очередь.

- Кхм, кхм …

Кирдан точно знал, что этот кашель издал вовсе не один из, стоявших за пятьдесят шагов по обеим сторонам от владыки Серых гаваней, стражей. Те безмолвно смотрели вдаль, выискивая возможную угрозу. А, может быть, их мысли были далеко – вместе с их сородичами, уплывающими сейчас в Благословенную землю. И пусть элдар делили себя на нолдор, галадрим, фалатрим, телери, авари и прочие, но все они были перворожденными – теми, чья судьба была изначально определена Эру Илуватаром, как существ, на чью долю никогда не должны были пасть никакие невзгоды и страдания. Но упрямые и гордые первые дети Валар, точнее часть их, сами выбрали свой путь, полный боли и страданий.  

- Хм… - кашель повторился. – Ветрено сегодня, Владыка Кирдан.

- Да, Ардан. Весьма ветрено. Осень все больше вступает в свои права, – не оборачиваясь, ответил Новэ, продолжая теребить бороду.

- Да я заметил. Ветер крепчает и все больше хочется укрыться в теплом доме, сесть поближе к хорошо протопленному камину и пить горячее вино с сахаром, гвоздикой и корицей, вспоминая о прошлом или размышлять на какие-либо темы философского склада.

- Или неспешно беседовать о делах минувших дней с такими же умудренными годами соратниками, – улыбнулся Кирдан. – Увы, мой друг, я себе такого позволить не могу.

- Понимаю, понимаю, владыка, – улыбнулся Ардан. – Пока я являюсь твоим советником, я тоже не могу позволить себе ни тихих вечеров, ни умиротворяющих бесед, ни согревающих напитков у камина.

Ардан был стар. Даже для эдайн. Что уж говорить. Мужчина был стар даже для дунаданов, коим являлся! Хоть потомку нуменорцев минуло уже сто шестьдесят лет, он еще был вполне бодр и свеж. А с учетом того, что ходил он, опираясь на искусно вырезанную дубовую трость, Ардан вполне был подвижен и даже, по-своему, быстр. Лицо и лоб его украшали следы минувших войн и лихих дней, а на левой руке не хватало трех пальцев. И пусть за плечами советника было всего полтора прожитых века, а не вечность, как у любого эльфа, но он был мудр и прозорлив не менее, чем эльдар.

Ардан приблизился к эльфу и остановился рядом.

- Кто на этот раз, владыка? – поинтересовался советник.

- А то ты не знаешь, - едва скрывая горечь, ответил Кирдан. – Мои родственники из Лориэна покидают Эриадор. Вот еще несколько десятков элдар покидают наши земли. Скоро нас совсем не останется. Тогда и мне пора будет отправляться в дорогу

- Вряд ли Лориэн так быстро опустеет, – возразил Ардан. – Да и в Средиземье эльфы все равно останутся.

— Это кто же? – повернулся к советнику Кирдан.

- А то ты не знаешь, Новэ, – усмехнувшись в тон владыке Серых гаваней ответил советник. – Леса и скалы Имладриса все еще слышат эльфийские песни. То же Зеленолесье, что под властью Трандуила, также пока не опустело. Да и авари с востока, вроде бы не собираются в Валинор. И вряд ли соберутся. А уж если порыскать по лесным пущам, то, полагаю, можно встретить кое-кого из галадрим, а возможно из Потерянного народа нандор, скрывающихся от взглядов людей, власти владык нолдор, да и не только.

Кирдан посмотрел на своего советника долгим взглядом. Ардан был единственным из окружавших владыку Серых гаваней людей, кто знал и помнил его имя еще на древней квэнье. Новэ - так звали его самые близкие ему – отец, мать, ближайшие родственники, среди которых был сам король Дориата Тингол. Многие из них уже давно переселились в Валинор или пали в битвах Первой эпохи, покинув Средиземье другим путем – их фэа перенеслись в чертоги Мандоса. А старейший из телери до сих пор пребывал на востоке. Что скрывать, Кирдан единственный, не считая Келеборна и Галадриэли, уже отбывших в Благословенный край помнил и Первую и Вторую эпохи. Правда, они не были в родстве, поскольку Корабел не был из рода нолдор.

-  Возможно, старый друг, возможно, – Корабел огладил бороду. – Но не забывай, что кольцо Моргота сильно. Оно не допустит, чтобы квенди оставались в Средиземье. И разбить эти оковы Арды невозможно.

- Но есть же авари… - начал было советник.

- Безусловно есть, – перебил Кирдан. – И телери остались, и авари тоже. Все это верно. Но мы, эльдар, становимся все слабее с каждым десятилетием. Не зря меня предупреждал об этом покидавший Средиземье Митрандир. Наша магия работает все меньше и меньше. Что касается оставшихся далеко на востоке невозжелавшие, то, конечно, они могли бы стать для нас надежным союзником в деле сбережения Средиземья от зла, но я не уверен, что их королевство еще  существует, а сами  они не вымерли.  



Шика

Отредактировано: 26.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться