Остаться в памяти

Остаться в памяти

Посвящается памяти Наташи Нурм

 

Двое сидели на скамейке, взявшись за руки, и думали каждый о своём. Она о том, как приятно просто вдыхать весенний аромат. Он считал, сколько им осталось времени быть вместе. Сначала шёл счёт на года и казалось, что столько ещё всего впереди. Теперь время сократилось до шести месяцев. Сейчас оно измерялось количеством вдохов, поцелуев, глотков воды, которых можно было делать всё меньше. Их руки так крепко переплелись, будто, если одна ладонь выскользнет – это уже навсегда. Больше всего ему хотелось окутать её заботой, защитить, чтобы любимая всегда была рядом, но он не сумел.

    Так хотелось проводить оставшееся им время вместе, но нужно было покупать лекарства и продукты. Он с вечно озабоченным хмурым лицом уходил на работу, оставляя её  беспомощную в постели. А девушке так хотелось убрать в квартире, приготовить еду, но она, с трудом добираясь до кухни, лишь поправляла на крючке неровно повешенное полотенце и шла отдыхать.

    Его звали Влад, её Настя. Но теперь это не имеет значения, важно то, что они любили друг друга и боролись за возможность быть вместе до последнего её вдоха. Влад заменил любимой отца и мать, стал единственной семьёй. Она для него была всем: необъятной вселенной, в которой хотелось раствориться. Настя за всю жизнь не сделала ничего плохого, а Влад не переставал задаваться вопросами: «За что? Почему она?». Разве ж кто знает. С человеком никогда ничего не происходит просто так, но кого устроит ответ: Так надо было.

    Её когда-то миниатюрные ножки отекали до немыслимых объёмов, вены на шее вздувались до размера карандаша. Каждый вдох стал счастьем, которое не способен был ценить никто другой. Поначалу Насте разрешали делать семь глотков воды, постепенно их количество сократили до трёх, а её так мучила жажда. Сколько на свете болезней, о которых мы даже никогда не слышали, сколько того, что не поддаётся лечению? У девушки был всего один шанс за пределами Родины ценою в триста тысяч евро. Влад умолял им помочь, но слишком много вокруг беды. Однажды он получил ответ:

 - Ладно, если бы просили помочь ребёнку, а ведь девушке уже 23 года! Взрослая. Сама справится.

А кто решает, в каком возрасте стоит помочь, а в каком нет? Дети не испытывают страха перед неизвестностью, их гарант безопасности – мать, разделяющая их боль. У Насти матери не было, она осталась один на один со своей болью. Жить хочется в любом возрасте и чем старше ты, тем отчётливее понимаешь, сколько всего не успел, и тем страшнее умирать.

  Влад пытался хотя бы приоткрыть каждую из дверей, в которые неустанно стучал, но время беспощадно. В жизни когда-то счастливой пары наступил их собственный конец света – череда дней до краёв наполненных коктейлем из боли и ужаса. Настя верила  в то, что люди помогут, ведь она всегда была хорошей девочкой, но кого это интересовало. Влад молился, чтобы любимая была счастлива, и счастья не стало. Просил, чтобы получилось укрыть её от обидчиков и разочарований – не укрыл. Умолял, чтобы она была здоровой, но болезнь пришла внезапно. Кого надо было наказать его или её? А может, и вовсе это не наказание было?

    Настя не выдерживала, отключаясь от боли, лишь, когда спала. Он срывался, чувствуя беспомощность, она же так на него надеялась. Когда доктор вошёл в палату, Настя упала перед ним на колени и, хватая ртом воздух, умоляла спасти. А тот, от безысходности опустился напротив. Так и стояли, рыдая, глядя друг другу в глаза.

- Если бы я только мог помочь, - прошептал врач.

   А чудо лишь показалось и сбежало. Кто-то перечислили им недостающую сумму, вот так, в один день, одним траншем. И счастью не было предела. Но ехала она в чужую страну из последних сил, стремилась использовать последний шанс. Тело вздрагивало, сердце пыталось перекачать кровь. Они долетели, всё так же держась за руки. А потом всё как в тумане: реанимация, воду пить запретили, постоянно пищащие аппараты, кислорода не хватало. В палате четыре медсестры, доктора, чудо не возвращается, как ни зови.

   Он стоял, держа её за холодную руку. Её глаза закатились.

- Не смей! – закричал Влад, не узнав собственного голоса.

Её взгляд на долю секунды вернулся и уплыл навсегда…

     У каждого в этом мире есть своя миссия и у неё была. Влад в память о своей жене основал благотворительный фонд, который помогает тем, от кого отказываются другие. И каждый день – это новые потери и маленькие победы. Но ведь жизнь каждого из нас складывается из радостей и разочарований. Настя не ушла, она всегда будет в нашем мире, покровительствуя тем, кому нужна её помощь.

 

 



Ольга Кравчук

#22546 в Проза
#14178 в Современная проза

В тексте есть: реализм

Отредактировано: 18.11.2015

Добавить в библиотеку


Пожаловаться