Освященная Преисподней

глава первая

Цикл "Непокорная"

Книга первая. "Освященная Преисподней".

Вступление.

"Никогда не думал, что потеряю ее вот так, наблюдая за тем, как она медленно угасает, и даже не иметь возможности помочь. Она уходила во сне, совсем как мама. И, как и тогда, я не мог ничего изменить, не мог даже попрощаться - ведь она не слышит меня. Мог только сидеть и наблюдать, в отчаянии кусая губы, сдерживая рвущиеся наружу крики вперемешку с рыданиями и молиться. Отчаянно молиться..."

Глава 1

POV Соня

- К сожалению, нас не пустили за ограждение сотрудники полиции. Но со слов очевидцев, жертва нападения будто подверглась действию какого-то вакуумного насоса. Мужчина, имя которого нам пока неизвестно, разом потерял все живительные соки. Видимо, истощение и стало причиной смерти, - вещал корреспондент с огромной плазмы.

Я не отрывала взгляда от экрана, забравшись с ногами на диван в гостиной. Камера захватила каталку, которая дернулась, видимо, напоровшись на камень. Простыня, укрывавшее тело, чуть съехала, и оператор очень удачно захватил в свой объектив пепельно-серую руку трупа.

Против воли я поморщилась. Хоть чувство брезгливости уже давно покинуло меня, махнув ручкой, но подобные вещи всё же до сих пор могли отбить аппетит. Ненадолго, но всё же.

- Соня, что смотришь? – рядом сел мой несносный братишка, с коробкой кукурузных хлопьев в руке.

- Утренние новости, - я протянула руку к коробке, но брат шлепнул меня по ладони, заставив возмутиться, – Том! Не будь жадиной!

- Это мои любимые «Snow flakes»! Твои на кухне стоят, - да уж, близнец был неумолим.

Поэтому, ворча что-то про несносных мальчишек и их нежелание делиться, я поднялась с дивана и лениво поплелась на кухню.

- И молочка мне захвати! И миску! – крикнул мне вслед Том.

- Ты обнаглел! – ответила я так же громко, одновременно с этим открывая дверцу холодильника.

- И я тебя люблю, сестренка! – ответил Том, прибавляя звук на телевизоре, тем самым заглушая возможный ответ.

 

Я только покачала головой, мягко улыбаясь. Вот знает же, засранец, на какие рычаги давить, чтобы я ему всё прощала. Даже полное отсутствие манер. Поэтому я взяла еще одну коробку хлопьев – на этот раз с мёдом и орешками - две миски с ложками и бутылку молока. И со всей этой кучей вернулась в гостиную.

- Держи, - поставила на журнальный столик перед Томом бутылку молока, – Не стоит благодарности.

Против обыкновения, мой всегда красноречивый родственник не ответил. Недоумевая, я подняла глаза на брата – тот, не отрываясь, смотрел на экран и слушал корреспондента.

- Эй, ты чего? – с лёгким беспокойством спросила я.

- Соня, это уже четвертое подобное убийство за неделю, - тихо сказал Том.

- Знаю, - я кивнула, серьёзность брата передалась и мне, – И все убиты одинаково – их тела иссушены. Я думаю, это по нашей части.

Том вздохнул, бросая тоскливый взгляд на одну из дверей:

- Опять библиотека?

Я кивнула и хлопнув брата по плечу, поднялась с дивана:

- Крепись, братишка, это часть нашей работы.

- Нам же еще в университет нужно, - простонал Томас, плетясь за мной, как старый дед, отчаянно при этом шаркая ногами.

- Успеем, – отмахнулась я, - Тем более – ты ненавидишь это место, как и учёбу в целом. Так что не ной.

Наверное, здесь стоит притормозить, поставить действие на паузу, чтобы попытаться всё объяснить. И, наконец, познакомиться.

Меня зовут София Рихтер, парень, который сейчас идет позади меня и ворчит что-то о превратностях судьбы – мой брат Томас. Мы – близнецы. Родились с разницей в семнадцать минут, чем Томми очень любит хвастаться. Люблю стиль миллитари, кеды, рваные джинсы, значки, кожаные куртки, иногда перебарщиваю с темной косметикой.

Мне девятнадцать лет, я учусь на втором курсе Университета Гамбурга, вместе с еще сорока двумя тысячами подростков, среди которых и мой брат. Мы оба изучаем языки – не потому что мечтаем стать переводчиками, а просто потому, что нам это легко дается. Учебу мы, как вы уже поняли, ненавидим.

У меня аллергия на цитрусы, и как назло, именно их я люблю больше всего на свете. Что еще? Каштановые волосы чуть ниже плеч, каре-зеленые глаза, парочка веснушек, которые я очень не люблю.

Ах да, еще я – ведьма. Ну, точнее, мы с братом – колдовская двойня. И открылось это вовсе не так, как бывает в фильмах – неожиданно, под влиянием стресса или прочих факторов. Нет, мы с самого рождения знали, кем являемся. Дар нам достался от мамы, которая была довольно-таки сильной ведьмой. По крайней мере, нам с Томасом так казалось. Она учила нас всему, что знала, стремилась защитить от возможной угрозы и заставила пообещать, что мы будем использовать свои силы только для защиты, но никогда - для нападения.

Правда, все знания нашей матери не спасли её саму от смерти. Которая забрала её, когда нам с Томом исполнилось десять. Просто однажды утром она не проснулась. И именно после этого дня мы нарушили своё слово, и начали готовиться к тому, чем занимаемся сейчас – уничтожением нечисти.

К слову об этом. Демоны, призраки и прочие сверхъестественные твари существуют и вполне себе реальны. Вампиры, оборотни – может быть, нам они пока точно не попадались. Зомби – выдумка, хотя некоторые демоны, которых мы встречали, очень на них были похожи.

В первый раз на охоту мы вышли в пятнадцать – совсем еще зеленые и сопливые. Чуть не погибли, но обошлось. С тех пор прошло уже четыре года, и на нашем счету уже немаленькое количество спасенных жизней. Были, конечно, и провалы – всех спасти, увы, невозможно. Видимо, сегодня нам снова предстоит задействовать эти чертовы весы правосудия. Надеюсь, они склонятся в пользу невинных, а не нечисти.



Анастасия Малышева

Отредактировано: 15.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться