От любви не убежишь

Глава 1

Застрявшая у стойки выдачи багажа в ожидании своего чемодана, Маринка пыталась огромным усилием воли заставить себя полюбить окружающий мир. Рядом топтались такие же как она измученные ненавязчивым сервисом пассажиры Российских авиалиний, кто тихо роптал, кто ждал молча.
- А ведь у меня там козы, - тяжело вздохнув, поделились стоящая рядом с ней бабулька.
- Зачем вы их в багаж засунули, может теперь из-за них и задержка, упираются идти не хотят!- изумилась Марина.
- В какой багаж, дома козы, - возмущенно объяснила старушка. - Мой-то все время доить забывает, а я правнука посмотреть летала, больше ни за что к самолетам не подойду! - сказала она. - Туда летели, я возьми и посмотри в окошко, а под нами облака не двигаются! Я им кричу: "Мы зависли в воздухе"! Они смеются.
Наконец багажная лента начала подталкивать вещи пассажиров и Марина ожесточенно вцепившись в ручку чемодана, поволокла его к выходу.
- Мама, я долетела, - Маринка прижимала к уху трубку и крутила головой в поисках машины, на которой ее должны были встретить и доставить по месту назначения. - Можно вопрос? Вы мне в чемодан по нечаянности пару кирпичей не подбросили?
- Не придумывай, какие кирпичи, правда чемодан бабушка собирала, но больше чем уверенна, она ничего лишнего положить не могла, - ответила мама и вызов прервался. У Марины вырвался тихий стон, если бабушке сообщили, что внучка летит на две недели в Сибирь, наверняка первым в чемодане обнаружится пуховик, валенки и шапка ушанка - самые актуальные предметы гардероба для начала июля даже в этих местах. У самой Марины ни сил, ни времени на сборы не было.
Если бы не настойчивое занудство Сергея Генадьевича, она никогда бы не оказалась в этой дыре.
- Вся надежда на тебя, - протирая очки заявил генеральный. - Ты у нас самая отдохнувшая, на иностранных языках бойко говорящая и в западной Сибири не разу не бывавшая!
- Это кому в Сибири интересно моё языкознание?- вяло сопротивлялась девушка. - Медведи со мной на контакт вряд ли пойдут, а коренное население наверняка хорошо говорит по-русски, им в качестве представителя Московской пиар компании очень хорошо Ярополк подойдет.
Она конечно сильно обнаглела, когда находясь в командировке в Великобритании, умудрилась выпросить для себя отпуск, да еще и не предусмотренный графиком. Но вернувшись в Москву ей пришлось разгребать завалы и расчищать Авгиевы конюшни. За все предыдущие две недели она даже не смогла вырваться к родителям на дачу, зато успела принять предложение руки и сердца от приятного во всех отношениях голубоглазого блондина, по имени Андрей, и даже была представлена его родителям. Папа жениха все время ужина с тоской поглядывал на бутылку коньяка, которую мама, по всем признакам женщина с железным характером, предусмотрительно от него отодвинула.
- Мы гордимся нашей фамилией! - мама подняла бокал, почему-то поджимая губы.
- Коромысловы, звучит гордо! - согласилась Маринка и лихо заглотила коньяк, под одобрительное хмыканье Коромыслова старшего.
Впрочем, не плохой адвокат, мечтавший о карьере на политическом поприще, Андрей действительно был женихом перспективным. Маринка взяла себя в руки и на протяжении оставшегося вечера всем видом показывала, что достойна когда-нибудь стать причастной к такой умопомрачительной фамилии.
А на следующий день ей объявили о предстоящей поездке на градообразующий Комбинат с целью подготовки встречи представителя иностранной инвестиционной компании.
- Ознакомишься с документами и через пять дней в путь,- отрезал генеральный.- В Москве, конечно, тоже дел по горло, но половина штата в отпуске, а заказ подвернулся незапланированный и очень выгодный.
Понятно было только одно - приговор окончательный, обжалованию не подлежит. Парится с изучением материалов Маринка даже не подумала, благополучно забросив папку в дальний угол стола.
"Прилечу на месте разберусь", - подумала она. - "От того, что сейчас начну тратить время на изучение всякого бреда, вряд ли болт от гайки научусь отличать", - и махнув рукой на ознакомительную часть Марлезонского балета, на максимальном пределе доработала оставшиеся до командировки дни.
- Он тебя совсем не ценит! - громко возмущался кандидат в депутаты и по совместительству Маринкин жених. - При чем здесь производства, это вообще не твой формат! - он так разошелся, что Марина подумала: "Наверно он представляет себя на предвыборном митинге и сейчас назовет меня непонятным словом: электорат". Провожать ее в аэропорт без пяти минут муж отказался.
- Любимая, ты же знаешь, я два дня проторчу в регионах,- сказал он. У нее мелькнула мысль, что где-то в регионах он всегда будет чаще чем с ней.
- Ну почти мужчина мечты, слепо-глухо-немой, капитан дальнего плавания! - улыбнулась девушка, согласившись с доводами, встречи с избирателями - это святое.
- Извините, Марина Шаронова - это вы? - подошедший пожилой мужчина с сомнением её рассматривал, Маринка выдернутая вопросом из своих мыслей, быстро ответила:
- С утра была я, теперь сомневаюсь.
- Меня зовут Игнат Семенович, я приехал вас встречать, - представился водитель, не пытаясь скрыть недоумения, зачем такая Московская пигалица приперлась на серьезный Комбинат.
- Я вам, как только самолет сел, начал звонить: абонент недоступен, - загружая чемодан в багажник, рассказывал он. В насмешку над его словами, Маринина трубка подала признаки жизни и начала разливать по площади звуки Пятой Симфонии. Звонил айтишник по имени Ярополк.
- Марина! - заорал он в трубку. - Я нечаянно номер телефона Сергей Генадьевича отправил! Тебя теперь могут не найти!
Зная не первый день своего рассеянного коллегу, девушка без дополнительных объяснений поняла, что встречающей её стороне по ошибке был отправлен телефон генерального.
- Говори потише, - ответила Маринка. - Таким голосом обычно кричат: "Танки- в городе!!!". Все в порядке, меня встретили, еду забросить вещи в гостиницу, надеюсь, ты хотя бы её на моё имя забронировал?
- Номер точно на твоё бронировал, - обрадовался Ярополк и спросил. - Марин, ты слышала, ученые обнаружили гусениц, которые питаются целлофановыми пакетами!
Эту новость он рассказывал уже десятый раз. Девушка сбросила вызов и назвала водителю адрес отеля, тот удивленно на нее покосился, но ничего не сказал.

Подъехав к обшарпанному зданию на самой окраине города, Игнат Семенович с сочувствием в голосе сказал:
- Это что ж у вас за контора такая, самую дрянную гостиницу выбрали и до Комбината через весь город добираться, - сразу добавил: - Половину пешком, здесь транспорта не дождешься.
Маринка молча рассматривала "памятник архитектуры" и думала:
- А может меня в ссылку отправили? Просто забыли сообщить. Или приговорили к каторжным работам. Прямо на этом Комбинате, сейчас дадут оранжевую каску, синий комбинезон и заставят производить болты и гайки!
- Подождите меня, пожалуйста, сейчас вещи в номер заброшу и сразу поедем, - попросила она водителя,
и потащила чемодан к покосившейся двери, над которой красовалась странная надпись "УТНИК". Первое, что бросилось в глаза, в номере куда ее заселили, даже не засаленные бумажные обои на стенах, а стайка тараканов, мирно обедающих посреди комнаты, Маринкино появление демонстративно игнорирующих. Девушка попятилась назад и вместе с чемоданом выскочила в коридор.
- Позовите администратора! - рявкнула проходившей мимо горничной. - У меня в номере тараканы!
- Не может быть! - тут же нашлась горничная. - Это изюм, сейчас уберу.
- Можете не спешить, он сам разбежался, - Марина схватила вещи и рысью припустила, обратно к машине.
- Я здесь не останусь! - заявила она водителю.
- Вот и правильно, - спокойно ответил тот и они поехали в сторону Комбината. По дороге Игнат Семенович разговорился, предупредил, чтобы в тайгу без москитный сетки не совалась. А Маринка думала:
- Приеду в Москву, первое, что сделаю - откручу голову Ярополку.
Машина въезжала в ворота огромного промышленного комплекса.
- Доброе утро, я Марина Шаронова, делегированный к вам специалист из Москвы! - бодро отрапортовала девушка заходя в директорский кабинет.
- Здрасьте, я Никитин, электрик, у Михалыча опять где-то перемыкает! - повернулся к ней человек в светлой рубашке, которого она приняла за директора завода. Девушка молча опустилась на стул и поняла, она почти на грани истерики. Через минуту дверь открылась, в кабинет вошел мужчина лет сорока, спортивного телосложения.
- Я так понимаю вы Марина, наш спаситель из Столицы? - усаживаясь напротив спросил он. Маринка молча кивнула.
- Интересно от чего я их спасать приперлась, черт бы побрал Сергея Генадьевича с его внеплановыми заказами,- лихорадочно неслись в голове мысли, в том, что сама не захотела хотя бы бегло ознакомится с целью своей поездки она не хотела признаваться даже самой себе.
- Я Дмитрий Перелыгин, в простонародье Михалыч,- улыбнулся мужчина.- Директор данного предприятия. Давайте немного обсудим суть, нашей, так сказать, проблемы, я вас с рекламным отделом познакомлю, и на сегодня будете свободны, отдохнете, осмотритесь, а завтра спокойно приступите.
- Я в "УТНИК" не поеду, - заявила Маринка. - Отведите меня на рабочее место, сейчас только за чемоданом сбегаю, он у вашего водителя в машине.
Дмитрий Михайлович непонимающе на нее уставился. Она вздохнула и все ему рассказала: как по причине отпускного периода её командировкой занимался айтишник вместо специально обученных людей, как по выбранной им гостинице пешком ходят тараканы и как она не хочет жить с ними в одном номере. Руководитель объекта оказался человеком адекватным, посмеялся и сказал:
- А я еще удивился, почему вы не хотите остановиться в нашей заводской гостинице, она и находится в центре и новая совсем. Сейчас вас Семёныч отвезет. Рекламщики у нас в городе сидят, как раз недалеко от места где будете жить, предупрежу, встретят и введут в курс дела. Ну первый раз к нам приезжают иностранные миллиардеры, помогите в протокол переговоров воткнуть культурные мероприятия, а гостиницу, кстати, всегда Путник называли, наверно буква отвалилась.
Маринка вздохнула с облегчением, проживание в клоповнике больше не грозило и картина её обязанностей на период пребывания в этом городке, принимала более-менее четкие очертания.
- Здесь есть какие-нибудь памятники культурного наследия?- поинтересовалась она уже подходя к дверям.
- Наследить не успели, - подал голос из-под стола ковыряющийся в проводке электрик, - город еще молодой.
- Дмитрий Михайлович,- попросила Марина на выходе,- пришлите, пожалуйста, на мою почту все, что можно по данному вопросу. У меня в электронном виде совсем ничего нет, я еще раз посмотрю с кем предстоит работать. Марина быстренько поскакала к машине.
Заводская гостиница действительно оказалась очень приличной, по пути заехали в небольшой уютный офис в котором разместился рекламный отдел.
- Мариночка, я предупредил рекламщиков, что две недели они, можно сказать, в вашем подчинении, будьте с ними по строже, - позвонил Дмитрий Михайлович когда Марина уже открывала двери рекламного отдела. - А то из них идеи фонтанируют. Лидия Федоровна считает, что всех с утра до вечера нужно усиленно кормить, а Саша настаивает на шамане с бубном и файер шоу. Посмотреть на шамана с бубном Маринка бы тоже не отказалась, но об этом предусмотрительно решила умолчать. Она на ходу представилась временно подчиненным, женщине средних лет и совсем молоденькому парнишке. Узнала от них, что раньше была еще Леночка, да вот совсем не кстати, ушла в декрет, и наконец добралась до предоставленного ей номера. Марина стояла у окна любуясь видом на голубоватые сопки, ровно в двенадцать ей соизволил позвонить Андрей.
- Дорогая как у тебя дела? - по нарочито бодрому голосу стало понятно, скорей всего он сейчас не один.
- Все замечательно!- в тон ему ответила Марина, и без всяких эмоций подумала: "наверно отдельно взятым потенциальным избирателям обещает манну небесную". Она вспомнила, как подруга Кира просила её хорошо подумать, прежде чем принимать предложение руки и сердца от человека с гордой фамилией Коромыслов.
- Зато он надежный и предсказуемый, а поджимающую губы будущую свекровь можно для расширения кругозора с Кириной свекровушкой познакомить, даже готова оплатить поездку во Францию!- сказала себе Марина и включила ноутбук, уже пора было приступать к работе. Войдя в почту и открыв первый файл, девушка не поверила своим глазам. С фотографии на нее строго и надменно смотрел Антуан Николя Мишель, пожалуй единственный человек в Мире встречаться с которым Маринка не хотела, несмотря на то, что коробка с подаренным им платьем из перьев, бережно хранилась на самом почетном месте.
- Мать твою за ногу!- громко выругалась Марина и тоскливо подумала: "может отсидеться в лесу? Лидия Федоровна говорила, там сейчас ягодный сезон начинается, если что кору какую погрызу. Хотя тайга, конечно не вариант, у меня топографическая тупость"!
А перед глазами всплывали картинки с французской Ривьеры, набережная Антиба, шхуна покачивающаяся на безмятежных волнах. Отчетливо вспомнились даже запахи и звуки мест, где её жизнь буквально на три коротких дня, пересеклась с жизнью этого человека.
Очередной раз забив на разницу во времени, она схватила трубку и позвонила своей подруге в Лондон.
- Кира, привет, помнишь Антуана, который нас из моря вытаскивал?- возбужденно заговорила Маринка как только услышала голос подруги. - Представляешь, меня тут откомандировали организовать встречу и я случайно узнаю, что встречаю именно его!
- Антуана конечно помню, - шепотом ответила Кира. - Передавай от меня привет, - и повесила трубку.
Марина, поняв что толку от разговора не предвидится, захлопнула компьютер и отправилась прямиком к рекламщикам.
- А мы вас ждем, не обедаем, - сообщила ей с порога Лидия Федоровна и Маринку почти силой усадили за стол.
- Сейчас поедим я вам варианты рушников покажу, - щебетала женщина подкладывая в тарелку внушительного размера пельмени.
- Каких рушников?- не поняла Марина.
- Ну полотенец таких вышитых,- добродушно объясняла Лидия, - на чем хлеб-соль ,понесем. Человека по русской традиции надо встретить, как положено с караваем! Прямо у самолета.
- А кто этот хлеб с солью туда понесет?- подозрительно поинтересовалась Маринка.
- Как "кто"? Вы конечно,- широко улыбаясь ответила женщина.

Объяснить самой себе почему так боится встречи с этим человеком Марина не могла. Они замечательно расстались, взбалмошная Маринка на последней встрече с ним вела себя почти прилично, ну, а если и пыталась в его саду зачем-то разжиться павлиньими перьями, так ведь только шутки ради, да и вместо павлинов в наличии оказался только разжиревший фазан. Но что-то в ней тогда шевельнулось, что девушку сильно напрягло. Еще проснувшись утром в день той самой вечеринки, на которой она видела его в последний раз, Марина поймала себя на мысли, что с нетерпением ждет вечера и встречи с Антуаном. И тогда она сказала себе, стоп дорогая, ты никогда не должна зависеть от своих эмоций! Как часто любил повторять ей в детстве папа:
- Нужна холодная голова, здоровое сердце и чисто вымытые руки, такая была домашняя шутка. Теперь ей предстояло в течении почти двух недель развлекать высокого гостя и его сопровождающих, которых, как выяснилось, будет еще четверо.
- Марина, вы наверно устали с дороги, - спросила заботливая Лидия Федоровна. - Отдохните, прогуляйтесь по городу, а завтра все решим, - и добавила: - Работа не волк, в лес не убежит.
Маринка с доводами согласилась и решила немного пройтись. Городок раскинулся в очень живописном месте. Прямо перед ней были сопки, слева непроходимая Тайга, справа стальной лентой блестела широкая река, названия которой она не запомнила. Комары из тайги начинали мигрировать в город, размеров были Маринкой невиданных и угрожающе пищали.
- Они собираются меня сожрать! - подумала девушка оглядывая улицу в поисках магазинчика в котором может быть в наличии крем от комаров. Небольшой павильончик нашелся недалеко от гостиницы, Марина рванула к нему, но на входе образовалась пробка. Возмущенная женщина в берете пыталась попасть внутрь с лохматой собакой на поводке, охранник её не пускал.
- Я сказал, с собаками не положено, - монотонным голосом говорил он.
- Если не пропустишь, пойду у тебя по голове! - взвизгивала тетка, пес высунув язык ждал конца перепалки.
- Разрешите пройти, - вежливо попросила Марина, предварительно попытавшись обойти собравшихся.
- Не разрешу! - вдруг заявила тетка. - Здесь нагло нарушают конституционные права мои и Арчика!
- За углом запись на митинг в защиту прав черного пуделя! - зачем-то ляпнула Марина и пока женщина изумленно таращила глаза, быстро просочилась в магазин. Охранник демарш одобрил. Купленный крем, комаров не отпугнул, девушка понеслась в гостиницу, вспоминая добрым словом всех, по чьей вине она попала в этот замечательный город.
Несмотря на множество различных мыслей бродивших у нее в голове, Марина уснула сном младенца, как только добралась до кровати. Она даже не вспомнила, что должна была перед сном позвонить своему будущему мужу - Андрею Коромыслову. Ночью ей приснилась мама жениха, она укоризненно на нее посмотрела и сказала:
- Не смей обижать сынулю, он очень ранимый мальчик, верни немедленно колечко, которое он тебе подарил!
Маринка во сне пыталась объяснить, что никаких колец ей никто не дарил, мама открыла шкатулку и хотела забрать от туда перстенёк с маленькими бриллиантиками, подаренный родителями на двадцатилетие. Девушка проснулась в холодном поту.
- Черт те что и с боку бантик, - подумала Марина сидя в постели. - Интересно, к чему может сниться мадам Коромыслова, хорошо бы к дождю на всю неделю, может тогда встречу с Хлебом и солью у трапа самолета можно будет отменить.

Несмотря на ночные кошмары, Марина Шаронова проснулась в бодром расположении духа и сразу начала развивать бурную деятельность.
- Саша, при заводе имеется дом культуры?- едва появившись на пороге офиса, озадачила подчиненного ей любителя огненных шоу.
- При заводе нет, городской остался, меня туда еще в детстве таскали, по классу баяна, - не задумываясь ответил считающий себя очень взрослым, Александр Логинов, которому неделю назад исполнилось девятнадцать лет.
- Замечательно, задействуем местный фольклорный ансамбль, по поводу остальной программы изучим предпочтения гостей, - объявила Марина, начиная просматривать список состава делегации.
- Какой там ансамбль, осталось два ложкаря и Васька с гармонью, - присоединилась к обсуждениям вышедшая из-за шкафа Лидия Федоровна.
- Кто есть, того и организуем! - тоном не терпящим возражений, ответила девушка.
Саша вспомнил, что сосед этажом выше, играет на балалайке.
- Правда, только когда выпьет, и как его зовут точно не знаю, то он говорит: Толя, то Коля, - рассказывал он, посматривая в окно, две девушки остановились напротив, болтали между собой, ели мороженое.
Марина призвала сотрудника к дисциплине и сама же начала ее разлагать, отправив раздобыть, что-нибудь к чаю. Он тут же подхватился и убежал из офиса.
В группу сопровождающую Антуана Николя Мишель Лемоана, входили двое журналистов, женщина отвечающая за протокол и, непонятно с какой целью примкнувшая к ним, член общества защиты животных, специализирующиеся на спасении поголовья каких-то редких козлов. Судя по фотографии, молодая и красивая, в отличие от протокольной тетки солидного возраста. Девица Маринке заранее не понравилась.
- Марина, я на комбинат поеду, надо в столовой каравай заказывать, - сообщила Лидия Федоровна, - хлебокомбинат наотрез отказался испечь, говорят не наш профиль.
- Я пожалуй с вами, Саша пропал с концами, ждать не будем. Нужно с непосредственным руководителем детали встречи обсудить, - Маринка отключила компьютер и, схватив рюкзак, выскочила следом за Лидией. В голове у нее родилась идея. Нужно убедить директора завода, что возглавлять приветствие заграничного инвестора должен именно он и никто другой. И пусть тогда хоть со связкой бубликов на встречу отправляется, а она на этот маскарад лучше со стороны посмотрит.
- Лидия Федоровна, на обратном пути сможем в Дом Культуры заехать?- спросила Марина.
- Конечно сможем, всё равно мимо едем, - ответила женщина.
Приехав на завод Лидия отправилась в столовую, а Маринка прямиком в кабинет директора.
- Дмитрий Михайлович, - проникновенным голосом начала она. - Мы с коллегами посовещались и распланировали момент встречи дорогих гостей. Вы выйдете к ним с хлебом солью, в сопровождении народных инструментов и детского хора. Лидия Федоровна скажет приветственную речь, а потом в шатре у реки мы накроем для них щедрый стол, в русских традициях. Вы за трапезой обсуждаете вопросы с ген. подрядчиком, Саша рассказывает женщинам местные легенды, а журналистов я беру на себя.
Дмитрий Перелыгин на удивление план сразу одобрил. Марина вздохнула с облегчением и начала работать над его воплощением. 
Утром следующего дня, вместе с руководством завода, Лидией Федоровной и двумя ложкарями, они толпились на выходе ВИП зоны аэропорта. Борт уже заходил на посадку, все готово к встрече, не подвозили только каравай. Директор начал сильно по этому поводу нервничать. За несколько минут до появления гостей в их группу практически влетел столовский грузчик, с подносом на вытянутых руках. Маринка от удивления открыла рот, она не знала точно, как должно выглядеть это хлебобулочное изделие, но то, что внесли на подносе было огромного размера с дыркой посередине. Из дырки торчали кружевные салфетки.
- А что он такой тяжелый? - поинтересовался Дмитрий Михайлович, принимая накрытый полотенцем поднос с караваем.
- Неувязочка вышла, - объяснил грузчик. - Макаровна первый раз пекла, тесто в сковородку положила, чтобы форму держало, а оно как пошло раздуваться, сковородка внутрь и впеклась. Теперь её не вытащить. 
- А дырка откуда? - не удержалась Марина.
- Да она в стакан соли насыпала и в сырое тесто сунула, а когда хлеб начал запекаться, он и провалился. Она его салфеточками прикрыла, - сообщил рабочий и развернулся на выход.
- Всю ночь не спал,- доверительно шепнул Маринке директор. - Думаю, если откажутся инвестировать, кранты нам, люди без работы останутся. 
Ответить девушка не успела, появилась группа гостей с идущим впереди Антуаном. Дыханье почему то сбилось, а сердце ухнуло, как на американских горках и забилось где-то в районе ног.
- Ты чего, так разволновалась? - цыкнула она сама на себя. И потихоньку передвинулась за спину Дмитрия Михайловича, наблюдая за движением идущих в их сторону людей. На полшага отставая от Антуана шли две женщины, за ними двое мужчин.
- Клином идут, - тоскливо подумала Марина. - Пямо как Тевтонские рыцари на ледовом побоище. 
И тут случилось неожиданное, руководитель предприятия, воскликнул:
- Да не могу я! - развернулся к Маринке, всучил ей тяжелый поднос и резко отошел в сторону. От неожиданности и тяжести она согнулась, руки с караваем опустились почти до колен. А когда выпрямилась, перед ней уже стоял сам Антуан Николя Мишель, и забыв, что он самый выдержанный и невозмутимый человек во вселенной, изумленно смотрел на нее.



Анна Баскова

Отредактировано: 09.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться