От Севера до Юга

Глава 1

 Ночную тишину разрывал громкий треск поленьев в камине. Языки пламени лизали древесину и гранитные стенки своей темницы, грозя перекинуться из нее на дорогой ковер. Человек, сковавший и заключивший стихию в каменную коробку, помешивал поленья, не вставая с мягкого дивана. Плечи его были напряжены, рука до того сильно сжимала шуровку, что та грозила согнуться. Недобрые, тяжелые думы носились у него в голове.

 Элиз умирает. Она теряла сознание на час, два, почти на весь день. Она приходит в себя лишь на несколько минут, во время которых хрипит только: «Не знаю, не знаю…я не вижу!» Все это совсем не радует повелителя Караса. Он бы предпочел, чтобы имя преемницы были названо до того, как Элиз испустит дух. На поиски человека в десятках стран, среди миллионов людей уйдут годы, а мужчина совсем не хотел так бездарно их тратить.

 Возня в углу. Челюсти верного пса сжимаются на лакомом куске мяса, приготовленном не менее верными поварами. Огромный зверь довольно сопит и царапает передними лапами дорогой паркет.

 Повелитель оторвался от огня и устало откинулся на мягкую спинку дивана.

 «Если эта старуха не назовет в ближайший час преемницу, я сам придушу ее», - ожидание было мучительным, а ночь тянулась медленно. Время, словно превратилось в тягучий сироп, хотелось спать, но пробуждения прорицательницы нельзя было пропустить.

 Поспешные шаги за дверью, стук и скрип петель.

 - Повелитель! Она очнулась, она зовет вас, она… - залепетал слуга.

 Мужчина сорвался с места в ту же секунду. Этой новости он ждал уже несколько дней, несколько томительных дней, наконец-то это нелепая неизвестность завершится!

 Быстрым шагом пройдя коридор, он ворвался в спальню Элиз. Как же он ненавидел здесь бывать последние дни, но не сейчас! Запах тлена, болезни, смерти, опущенные шторы, полумрак свечей, белая постель и белая женщина на ней – сейчас это казалось прекраснейшим местом на Свете, только бы это были не бесполезные, бессвязные речи обезумевшей от приближающейся смерти старухи!

 Доктора и маги в спальне поклонились повелителю, при этом Старший маг не потрудился даже убрать от лица надушенный платочек. В другое время это не осталось бы безнаказанным, но сейчас повелитель почти счастлив, и старый лис это чувствует.

 Наклонившись над постелью умирающей, мужчина заглянул в белые, широко открытые глаза на белом лице. Старуха…нет, эту женщину можно назвать так, лишь сосчитав прожитые ею годы, но их «племя» не стареет. Элиз была не старой, о нет! Белой, она была белой. Годы вытягивали из предсказательниц краски, оставляя белый налет прожитой жизни. Белоснежные волосы, белоснежная, мраморная кожа, белые глаза; она казалась ещё белее в этой ночной рубашке, в этой постели. И смотря в эти глаза сейчас, повелитель чувствовал лишь желание поскорее отделаться от этой навязчивой проблемы. Подумай только, ещё пару десятилетий назад отец, предыдущий правитель Караса, охладел к своей законной жене из-за пылкой, но безответной любви к недоступной Элиз. Впрочем, этим «заболеванием» тогда страдало полдвора.

 - Мне сказали, ты хочешь назвать имя, - предвкушая ответ, сказал умирающей повелитель.

 - Не имя, Рэм…нет, не имя, но на преемницу мне указали, - прохрипела сквозь сухие бледные губы Элиз и взглянула на Старшего мага.

 Тот снял со стола простую деревянную коробочку без замка и открыл ее пред повелителем. На черном бархате лежала восьмиконечная звезда на цепочке. Он видел уже такие раньше. Их носили моряки и путешественники: украшение, каждый луч которого символизировал четыре основные стороны света и четыре промежуточные.

 - Ну и зачем мне это побрякушка? – гневно спросил повелитель. В нем начинало копиться ощущение, что его обманывают и хотят провести, что сейчас все станет не так просто. Хитрый лис, почуяв настроение мужчины, нервно сглотнул: он знал, кто после смерти Элиз будет расплачиваться за тяжкие дни ожидания без сна. Прорицательница то уйдет в мир иной, а он то ещё останется на грешной земле, чтобы ощутить силу гнева Рэммена.

 - Видения были точны, - Элиз попыталась поднять свою тонкую руку, похожую на ощипанное куриное крыло, но та упала на кровать. Тогда Старший маг достал звезду из коробки и вложил в руку пророчице. – Мне было видение, что ты должен отправиться на юг, глубоко в Тхарсас. Когда я вложу остаток моих сил в звезду, она станет твоим указателем, один из ее лучей будет гореть, направляя тебя и твоих людей. Найдёшь мою преемницу и повесишь ей на шею. Если она та самая, если у нее есть дар, то вся звезда засияет.

 Он знал, что все не будет так просто. Знал, что эта лживая старая шлюха ещё подкинет ему сюрприз, она никогда ему не нравилась. Но отправить его в горячие пески Тхараса с какой-то безделушкой, которая показывает только восемь направлений… да она хочет, чтобы он умер среди гор и пустынь этой проклятой земли и присоединился к ней в ином мире!

 - Что ты несешь! – почти зарычал он, - Неужели ты думаешь, что я пойду неизвестно куда на поиски ещё одной лживой девки?! Ты видимо хочешь моей смерти или решила поиздеваться на последок? Поверь, я не в восторге от таких шуток.

 Присутствующие в комнате почувствовали, как волоски на их коже встали дыбом от ужаса. Когда повелитель говорит таким тоном, лучше сразу наложить на себя руки. Но Элиз осталась невозмутимой:

 - Ты пойдешь и отыщешь ее, если тебе нужна пророчица. Звезда будет указывать путь, только в твоей руке. Прощай, Рэм, - улыбнувшись напоследок, Элиз из последних сил сжала кулон в руке, и тот сверкнул зеленым светом в полумраке комнаты.

 - Стой! Не смей… - рявкнул Рэммен, но было уже поздно. Глаза прорицательницы закрылись навсегда.



Актея

Отредактировано: 18.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться