Отдай, детка! Ты же старшая! Книга 1

Глава 1

 

Даринка не любила сестру. Нет, она ее, конечно, любила. Но вообще – то терпеть не могла.  С тех самых пор, когда орущий комок, перетянутый  розовой лентой, папа гордо внес в двери и восторженным шепотом сообщил пятилетней дочери: «Дара,  смотри, это твоя сестра, видишь, какая красавица!»

 - Счастливая жизнь закончилась, - пробурчала под нос Дарина и  гордо ушла в свою комнату, заметив отцу, что сморщенные красные младенцы не в ее вкусе.

Кое – как пережив  оруще – сосательный период домашнего  монстра с частым взыванием родителей  к ее спящей совести, Дара поняла, что дальше все будет только хуже. Ибо голубоглазая сестра, едва научившись сидеть, освоила самое главное по нашей жизни слово  - дай! Причем произносила она его в пятикратном повторении с устойчиво  неотвратимой интонацией:

  - Дай, дай, дай, дай, дай!

 Перед этим миленьким словцом, обладающим  силой  гермионовской магии,  ничто  не могло устоять. Только одна Дарина  вполне  спокойно   воспринимала  просительные интонации новоиспеченной сестры и равнодушно уносила в свою комнату вожделенный младшей сестрой предмет. И все было бы хорошо.  Но родители, к великому сожалению, даринкиной  стойкостью не обладали. В общем, всеобщая теория любви и потакания старших младшим дала свои  вполне закономерные плоды.  Даринкин протест, подавленный  искренней и вполне заслуженной любовью к родителям,  ушел глубоко в подполье, туда, куда обычно запихивает судьба  все наши надежды и мечты.

 К восемнадцати годам Дара вполне научилась «не доносить» домой  наиболее понравившиеся ей диски, плакаты любимых групп, книги и даже кофточки, юбки, малодушно оставляя их  некупленными в магазинах, или, на худой случай, тут же передаривая их своим многочисленным подругам. Так она, как вы уже поняли, берегла нервы любимых предков.

Патология?! О да!  В этом Дарина отдавала себе полный отчет. Вне дома  она с лихвой компенсировала  комплекс старшей сестры и вела себя более чем категорично и резко, никогда ни под кого не подстраиваясь и ничего никому просто так не отдавая.  Свое  она выгрызала.  Однако это, как ни странно, это   не делало ее социально неприятной, наоборот: природное обаяние и незлобливость, а также определенная щедрость, притягивали к Дарине друзей и возлюбленных, а резкость и категоричность принимались ими  за  искреннюю прямолинейность и открытость.  

В общем, к двадцати шести годам Даринела Александровна Горянова свою жизнь выстроила, как могла, вполне себе счастливо. Имела друзей, несколько  неофициальных платонических и одного вполне реального возлюбленного.  Окончив почти с отличием серьезный вуз, получила  работу в  теплом месте  в  одной весьма приличной  компании по продаже всего, что только можно  продать бюджетным и другим учреждениям, а  также  смогла немного подняться по карьерной лестнице самой, без слюнявых зажиманий в начальственном офисе. Умудрилась, не вступив в ипотеку, купить, правда, не без папиной помощи, небольшую двухкомнатную квартирку в новом микрорайоне.   Понимаете?! Крутая девчонка…

 С одним только так и не могла справиться эта успешная девушка -  с цепким словом  своей младшей сестры – ДАЙ!

_________________________________________________________________

Как – то раз, выиграв вполне заслуженно торги на сайте госзакупок, Даринела  направилась в бухгалтерию    достаточно  известного в их городе  предприятия, чтобы  обговорить детали  подписываемого  контракта об отделке  одного из помещений  и установке  в нем  спортивных тренажеров.   Очень мило пообщавшись с колоритнейшей женщиной - главным бухгалтером предприятия, хамоватой матершинницей, но невероятно грамотной и  талантливой дамой, уже  перевалившей возрастом за…, Дарина в самом своем благодушном состоянии  направлялась  к себе на работу. Но у порога бухгалтерии  великолепная фигура в дорогом костюме, с Vacheron Constantin на руке и  в итальянских туфлях ручной работы преградила ей путь. 

 -  О нет! Я столько пафоса не перенесу,  -  самой себе вполголоса  напомнила Дарина и,  даже не поднимая глаз, чтобы потом не расстраиваться понапрасну,  сделала шаг в сторону, чтобы обойти  опасное, дорогое  и очень крутое  создание, предположительно принадлежавшее мужскому полу. Шлейф из дорогого одеколона  последовал за ней, но и он через несколько секунд растворился.

________________________________________________________________

   Спустя  две недели Дарина уже  проверяла работу строительной бригады, в короткие сроки сделавшей косметический ремонт и теперь  устанавливавшей в помещении зеркала.

 - Сергей Леонидович! – с трудом оставаясь в рамках приличия, говорила она. – Я вам еще два дня назад сказала, что  эти  зеркала должны начинаться в сорока сантиметрах от пола. Мы здесь не стриптиз–бар оформляем и не комнату для  приватных танцев, а тренажерный зал с зоной для хореографической растяжки. Нам нужно, чтобы от пола вы отсчитали ровно 40 сантиметров, ни 35, ни 37, ни 42, а ровно со – рок сан – ти – мет – ров! Вам показать, сколько это?



Фаина Козырь

Отредактировано: 11.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться