Отпечаток

Размер шрифта: - +

Глава 1.

Моросил неприятный ноябрьский дождь. Будто бы вторя погоде, Виктор Николаевич шел сегодня на работу в плохом настроении. Ему, конечно, нравилась его профессия и, чем он занимается: преподаватель философии в городском университете, он с энтузиазмом всегда рассказывает новые темы и легко находит общий язык со студентами. Но сегодня, его рабочий настрой омрачал вчерашний проигрыш в подпольном казино. Он уже и сам не понимал, зачем туда пошел. Видимо просто, от скуки. В противоположность насыщенной университетской жизни, Виктор Николаевич был одинок, любимой женщины на примете не было и, дома его никто не ждал. Он был уже далеко не молод и скептичен, но от безысходности, видимо, повелся на рассказ своего единственного друга. Тот недавно разошелся с женой и с горя пошел в казино, проиграть все имущество, чтобы не отдавать его «этой стерве», как сам он назвал свою жену. Но сделав пару проигрышных ставок, мужчина увидел необычайной красоты молодую особу за соседним столом. Он бросил рулетку и подбежал к ней знакомиться. Она внезапно охотно пошла на контакт и вскоре они вместе подняли кучу денег на игре в покер. Так, друг Виктора Николаевича, не только нашел себе новую пассию, но и подзаработал.

А сам Виктор Николаевич, вчера никого так и не встретил, лишь задолжал крупную сумму и теперь скрывался от бандитов, которые стремились выбить из него эти деньги силой. Он, конечно, вымолил вчера себе небольшую фору у хозяина казино и ему дали сутки на поиск наличных. Но умом он понимал, что, даже попросив в бухгалтерии оклад за несколько месяцев вперед, его не хватит, чтобы погасить долг. Теперь он просто шел, уткнувшись взглядом в мокрый асфальт и, загребал мысками лакированных туфель воду из луж.

 

- Марья Петровна, голубушка, ну а если кредит от университета? Да пускай хоть лет пять я его буду отдавать, проживу как-нибудь! – говорил он и смотрел умоляющим взглядом на главного бухгалтера.

- Да поймите, Виктор Николаевич, не выдадут такую сумму, нет просто. Куда же вам столько надо вдруг? – как можно более сочувственным голосом уговаривала его пожилая женщина.

 

Но преподаватель философии не мог ей честно ответить на этот вопрос, ибо позор то какой!

Виктор Николаевич тяжелой поступью зашаркал к себе в аудиторию и, опустившись в массивное кожаное кресло, бессильно опустил старческие, в пигментных пятнах руки на стол. Теперь он знал точно: ему конец. Он смотрел невидящим взглядом на столешницу и бесцельно перебирал негнущимися отекшими пальцами бумаги и конспекты. Лекцию он провел скучно и без энтузиазма, раньше положенного отпустил всех по домам. Студенты, ликуя и радостно крича ему благодарности, выскочили из аудитории.

«Пускай хоть молодежь сегодня порадуется» - думал про себя Виктор Николаевич. – «А я уже пожил, достаточно».

Он подошел к небольшому зеркалу у дверей, достал из-за пазухи гребешок и причесал седые волосы. Выдул из расчёски волоски и снова убрал ее в нутряной карман. Надел бежевый плащ и протер губкой лакированные башмаки, вышел на улицу.

Уже было темно и, по-прежнему моросил мелкий дождь. Дышалось свежо. Виктор Николаевич глубоко вздохнул и почему-то подумал: «Пахнет свободой». Внезапно ему захотелось поверить, будто бы нет никаких бандитов и он не должен казино, словно сейчас он, свободный как ветер, побежит, полетит куда угодно и снова будет счастлив.

«Хм, а счастлив ли я был?» - пришла ему следующая мысль.

Странно, но когда над нами нависает страх смерти или чего-то ужасного, неизбежного, мы начинаем ценить всю свою прежнюю жизнь, какой-бы серой и скучной она ни была. Мы сразу переполняемся энтузиазмом и готовностью все поменять, сделать лучше, жить моментом и радоваться каждой секунде. Но неизбежный рок, как дамоклов меч опускается все ниже, показывая, что свое время мы уже упустили.

Бредя через осенний парк и смахивая с плаща прилипшие березовые листья, Виктор Николаевич, вдруг вспомнил свою молодость и то, каким робким пареньком он был. Как в школе ему нравилась Ленка из 5-го «Б», но он так и не решился к ней подойти, а лишь краснел и терял дар речи, при случайном столкновении в коридоре, а она удивлялась его молчанию и, смеясь, убегала. Вспомнил, как в институте ему нравилась Машка Терентьева, они гуляли, держась за руки и, все прочили им скорую свадьбу, а он так и не отважился ее поцеловать. Сейчас то, Виктор Николаевич был полон решимости все сделать наоборот, но уже не мог вернуть прошлое.

Внезапно, что-то сверкнуло у него под ногами, там внизу, в луже. Это вывело преподавателя из воспоминаний. Сперва он решил, что это луна отражается в воде, но потом пригляделся: на дне лужи лежал перстень. Виктор Николаевич наклонился и достал его. Стряхнул капли и поднес ближе к свету фонаря, чтобы рассмотреть. Печатка была явно из драгоценного металла и ручной работы. Ювелирно выточенные вензеля по бокам и плоская верхушка в виде оттиска пальца.

«Наверное, потерял какой-то бедолага» - промелькнула у него мысль. Но следом пришла другая: «Интересно, сколько за него могут дать?»

Виктор Николаевич рассудил так: кто потерял – уже вряд ли вспомнит где, а ему самому деньги бы сейчас пригодились. Преподаватель философии еще раз протер отпечаток большим пальцем и спрятал перстень в карман.

Виктор Николаевич взглянул на часы и поспешил в ломбард, оценить свою находку. В шуме дождя и собственных шагов он не услышал странный треск и слабое фиолетовое свечение в кармане.

 

- Ну, здорова, папаша! – сказал голос из темноты и путь ему преградили два амбала из вчерашнего казино.

- З-здрасте, ребят, - пролепетал в ответ Виктор Николаевич. – Так мне же время дали до завтра, - робко заметил он.

- Да харэ резину тянуть. Все равно у тебя денег нет, - усмехнулся второй верзила и достал из-за спины бейсбольную биту.



Зоя Илоинен

Отредактировано: 12.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться