Памятник

Памятник

Как часто к печали примешивается доля радости, а в грустном мы с удивлением находим смешное. Причём, в самых неожиданных, на первый взгляд, местах. Ну, скажите пожалуйста, что может быть весёлого в кладбищенских хлопотах? а вот ведь, случается...


Как-то рассказали мне историю. Если бы я не слышал её собственными ушами от одной хорошей знакомой - совершенно не склонной к сочинительству пожилой женщины, заслуженной пенсионерки, блокадницы, то
подумал бы, что меня разыгрывают. Но могу поручиться, что всё рассказанное Зинаидой Степанновной чистая правда, от первого до последнего слова.


Поговорить она, конечно, любит, но никогда ничего не придумывает. Женщина образованная интеллигентная, фармацевтом работала в аптеке до пенсии, а теперь газетами торгует в супермаркете, рядом с моим домом. Там я с ней и познакомился.


Жизнь её сплеталась из самых разных необычных эпизодов и случаев, так что сочинять не приходилось, хватало воспоминаний. А рассказчица Зинаида Степановна чудесная, потому сразу предупреждаю и половину эффекта создать невозможно без её голоса и живого открытого лица, когда она всё происходящее
представляет взглядами и жестами. Я, всего лишь, как мог записал её рассказ, и вот что у меня получилось.

- Было это прошлой весной, перед Пасхой. - как обычно издалека начала Зинаида Степановна, - в том году праздник на начало марта пришелся, снег ещё не стаял Но я ещё до Нового Года решила: надо вместо трёх железных крестов памятник на N-ском кладбище поставить. Сестра у меня там с мужем и племяница. Вся
семья их там, выходит, о могиле заботится кроме меня некому.

Вот, собрала денег и пошла. Теперь-то эти дела кладбищенские совсем иначе делаются, чем
раньше. Раньше крест, урна и хорошо, а теперь без памятника хотя бы небольшого гранитного, как - то не солидно. Прихожу, значит,  на кладбище. Там рядом с часовней - магазин ритуальных принадлежностей и по памятникам все вопросы тоже там. А гробы теперь, Витенька, такие дорогущие, но я на них и не смотрела особо, мне ведь памятник нужен был.  Стояли у них там образцы плит.

Меня обслужили быстро, плиту помогли выбрать, заказ приняли. Что и как - всё в бланке
записали, надпись, годы жизни и  прочее. Через неделю, говорят приходите, будет
готово.


Прихожу через неделю и правда готова моя плита, только не понравилось мне, что они там навыбивали. А в этот раз продавцы  заняты были клиент у них богатый случился.

Я как вошла, сразу поняла, не до меня - у прилавка мужчина стоит плотный такой, вроде спортсмен, каталог листает. На всю эту продукцию теперь и каталоги есть! А он, этот клиент, в золотых цепочках весь: и на руке, и на шее, и крест золотой здоровый такой, нательный, а   поверх одежды болтается. Никакого понятия о Боге у них нет у этих новых... Ну ладно, я не про него... Мне своё дело надо было решить.

Вот второй продавец меня бочком, бочком и в подсобку. Там пылища у них, плиты свалены старые, наверное с брошенных могил снимают полируют и перебивают надписи, кто чем зарабатывает.


А дело моё оказалось такое, что я на плите изьян увидела - трещину. Когда заказывала, так специально внимание обратила, чтобы плита была ровненькая, без выбоин. И вот трещина появилась. А Продавец стал мне доказывать, что всё в порядке ещё и мастера позвал. Сразу видно что выпивоха, мастер этот руки трясутся, уж как он там с треммором надписи выбивает - не знаю.

Если бы они ещё вежливо со мной обошлись, может я бы и согласилась взять плиту как есть, с браком,  но мастер начал так по хамски со мной разговаривать... А вы же знаете, Витенька, я не этого не теплю всю жизнь в аптеке проработала у меня стажу сорок восемь лет! А они мне "бабка, мамаша"... какая я им мамаша?

Потом ещё один мастер пришел - тот вообще буйный оказался, с подбитым глазом. И сразу давай орать, материться. Я думаю как же мне их урезонить? Вот и говорю ему. 
- Ну как не стыдно вам так со мной, я ведь женщина, а вы мужчина. 

Он успокоился немного, замолчал, да и продавец ему особой воли не дал, чтобы тот с цепочками крика не услышал. 
- Какие у вас претензии, - спрашивает у меня продавец. 
- Во первых, - говорю, почему крест не сверху, а сбоку? 
- Так ведь это сейчас самое модное, посмотрите, зато сколько внизу осталось свободного места. 
А тот, что с подбитым глазом говорит: 
- Когда помрёте у вас никаких проблем не будет, и имя поместиться и фамилия. 
Я не поняла сразу. 
- Чья фамилия? - спрашиваю. 
- Да ваша, чья же ещё? Когда помрёте говорю... 
- Когда я умру, у меня уже в любом случае проблем не будет. Да, что вы мне тут зубы заговариваете, - возмутилась я, - при чём тут моя фамилия, у нас все на другом кладбище похоронены, здесь только сестра моя с мужем и племянница! 
- Послушайте, дама, - говорит продавец, мне тут некогда с вами, - а сам всё на дверь косится, как бы там богатый клиент без заказа не ушел. А мне что. Я решила, пока на своём не настою - с места не двинусь. 
- Вот и закончите со мной поскорее, раз вам некогда. 
- Ну ладно, чего же вы хотите? 
- Скиньте за брак, хотя бы пятьсот рублей. 
- Да где же вы видите брак? Вы про надпись говорили... 
- Если бы только надпись, а тут вот посмотрите, вот… тут, видите, трещина. Рукой-то проведите, проведите! 
- Да она и была! - начал доказывать мастер-выпивоха. 
- Нет не было, - говорю и вообще не встревайте не в своё дело, я с продавцом разговариваю, а не с вами. Вы и так хорошо на мне заработали, на могилах-то кресты стояли. 
- Ну и что, кресты? - спрашивает продавец. 
- Прекрасные фигурные кресты, в отличном состоянии, литые, чугунные, я их каждый год красила, ведь их налево продали. Что разве нет? Ведь продали, признайтесь! - строго так мастерам говорю. Тот, что с подбитым глазом, и отпираться не стал. 
- Ну... да. Продали. 
А тот, что с треммором, как начал возмущаться. 
- Да их выносить пришлось вчетвером каждый, они неподъемные, эти кресты ваши. Вот берите их, и идите на рынок и стойте там, может кто и купит. Сейчас, тысячу тебе скину, а потом возьму кувалду и расколочу надгробия к чертям собачьим!
Как он нечистого-то помянул, я скорей перекрестилась, и налево поплевала, выдумал тоже, на кладбище злого духа поминать! А выпивоха мой ругается так, что и повторить невозможно. 
- Ах ты мать твою перемать, туда-сюда, направо, налево...
А я ему спокойно так: 
- Вот и скиньте тысячу, а я тогда закажу дугой камень без трещины. Ладно, оставим кресты в покое, но ведь были и раковины... 
- Раковины б/ушные теперь никто не покупает, да и кресты ваши ничего не стоили, мамаша, - стал доказывать мастер с подбитым глазом. 
Спорили мы так, спорили, клиент давно ушёл,  да кладбищенским уже и все равно, в спор втянулись, а магазин закрывать надо. Они рано закрываются, часов в шесть. 



Иван Вересов

Отредактировано: 20.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться