"Перекресток четырех дорог".

Глава 1. Домой.

— Водитель, водитель, остановите на перекрестке,— с нетерпением крикнула Марийка.

Из автобуса, который только что остановился у обочины, выпрыгнула стройная русоволосая девушка с чемоданом в руке. Поставив его на землю, посмотрела вслед отъехавшему транспорту. Пригладила непослушные волосы. Их вмиг растрепал легкий ветерок. Вздохнув полной грудью, она оглянулась по сторонам и легкой, беззаботной походкой пошла по извилистой проселочной дороге. В одной руке она несла свою тяжелую поклажу, а другой с нежностью прикасалась к каждой травинке. Листики, колоски и цветочки будто оживали под ее маленькой ладошкой. Казалось, что они так и тянутся за ее рукой в ожидании ласки.

"Вот дойду до старой ивы, где бьет родничок, и напьюсь", — даже закрыла глаза, представляя эту живительную прохладу.

Не выдержав, бросила вещи и побежала. Под раскидистой ивой, что склонила свои ветви до самой травы, из земли бил родничок. в тишине можно было его журчание. Прозрачный и чистый, он поил своей влагой любого путника, умирающего от жажды и задыхающегося от летнего зноя. Встав на колени, девушка стала ладонями черпать холодную воду. Так было вкуснее, хотя рядом на камешке стоял граненый стакан, заботливо кем-то оставленный. Потом вскочила, закружилась, раскинув руки, и громко закричала:"Я приехала!" Радость от встречи со знакомыми с детства местами переполняла ее сердце. С пригорка уже было видно село, раскинувшееся в низине. Кривые улочки и домики утопали в зелени деревьев. Нашла свой дом и улыбнулась.

Нет, их село не было заброшенным, как другие, потому как находилось оно совсем близко от города, километрах в двадцати. Все здесь было: и школа, и Дом Культуры, оставшийся от лучших времен, и садик, и магазин. И даже небольшое кафе рядышком построил известный на селе бизнесмен. Одного не хватало в селе. Работы. Но как говорится безвыходных ситуаций не бывает. Поэтому для жителей этого села был один выход: кататься каждый день в город. Там и трудились. Некоторые возвращались домой попуткой, а кто-то на своем транспорте. Жизнь не стояла на месте.

Так засмотрелась и задумалась, что не услышала, как остановилась груженая сеном телега:

— Привет, пигалица, залазь скорее, подброшу с ветерком,— прошамкал дедушка Игнат. Марийка засмеялась, представив себе эту картину.

Забросив чемодан, улеглась на мягкую перину. Вдохнув крепкий аромат разнотравья, чихнула. Небо здесь было совсем не таким, как в городе. Как разглядеть это небо и звезды ночью в городе? Понастроили столько многоэтажек, что ничего и не видно. Эти монолитки стояли плотной стеной, забирая у людей пространство.

Телега ехала медленно. Скрип несмазанных колес нарушал тишину этого места. Вспомнила, как в детстве хотела понять, на что же похоже каждое плывущее облачко. Улыбнулась. Просто лежала и жевала какую-то терпкую травинку. И вдруг встрепенулась:

— Дедушка Игнат, а что нового в селе?

— А что у нас может быть новенького? Все по-старому. Только вот бабка Матрена, что жила под самым лесом, померла. Вчера схоронили. У Селивановых телка сдохла, видать травы объелась. Этот богатей, что живет у самого колодца машину новую купил. Раскатывал по селу на сумасшедшей скорости и задавил гусака Иванихи.

— Дедушка Игнат, а Федька приехал?— спросила, вспомнив закадычного друга. Увидела, как тот кивнул головой, и обрадовалась. Точно не будет скучно.

Марийка возвращалась домой на каникулы. Сессия сдана. Свобода!

Училась девушка в педагогическом колледже, куда поступила после девятого класса. Оставался последний курс, точнее десять месяцев всего.

Федор, с которым они дружили с малолетства, учился тут же. Но его строительное училище находилось совсем в другом районе. Изредка они встречались, иногда просто поболтать, чаще Федя заносил ей продукты, переданные родителями. Дома их стояли по соседству. И вернее друга, чем Федька, она не знала.

Остановившись у знакомых ворот, дед Игнат крикнул:

— Зинаида, встречай гостью!

Из старой кухоньки, где летом всегда готовили, вышла мать, вытирая руки в передник. Радости ее не было конца. Поцеловав дочь, она показала глазами на сарай, где был отец, и пошла дальше хлопотать.

Но он уже сам выходил ей навстречу, распахнув объятия и подхватывая своими крепкими руками любимицу.

Увидела, как на крыльцо вышел Федор, и помахал ей рукой:

— Марийка, выходи вечером к колодцу!

Махнув ему в ответ, вошла в дом, где было чисто и прохладно. Там пахло травами, собранными заботливыми руками матери. Зимой все пригодится. А еще пахло свежеиспеченным хлебом. Откусила прямо от большого каравая, представляя как мать будет ругаться, что не отрезала, как положено. И засмеялась.

Когда начало смеркаться, оделась в легкое светлое платьице. Потом еще раз покрутилась перед зеркалом и помчалась к колодцу.

Федор подхватил ее за талию и закружил. Сердце его наполнилось радостью. Давно нравилась ему девушка. Но он не умел подобрать слова. Откуда он мог их знать, если ни разу не слышал ни от матери , ни от отца. Некогда в селе было любезничать, надо было работать. Парни в общаге были расторопнее и все уже встречались с девчонками. Каких только историй он не наслушался! Кто-то хвастался своими победами, но в основном помалкивали ребята о самом сокровенном.

Долго гуляли по кривым улочкам и сидели на лавочке у дома старенькой бабы Параски. И говорили, говорили. Поцеловавшись у калитки, распрощались. Смутившись, Марийка подумала:"С чего это Федька вздумал целоваться?" Эта мысль долго не давала ей покоя.

Но не успела положить голову на подушку, уснула.

Дорогие читатели, представляю вашему вниманию первую главу нового романа.

Буду рада вашим комментариям.

Если вы находите ее интересной, жмите кнопку "Мне нравится".



Людмила Володина

Отредактировано: 22.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться