Перелом

Размер шрифта: - +

Глава I:Вопросы

Босые ноги яростно вгрызались в мягкую почву леса, руки разбрасывали в стороны тяжёлые хлёсткие ветки, а в голове висела фраза «Беги и не оглядывайся», и тело неотступно ей подчинялось. Жестокая память призывала в мозг яркие отблески огромных горящих красных глаз зверя, а в уши словно проникал его смертоносный рык. Дыхание на секунду сбилось от предчувствия опасности. Рука дрогнула, и еловая ветка тяжело ударила по лицу. Изнурённое после долгого бега тело подалось назад, взгляд помутился на секунду, но страх приближения хищника, идущего по её следу, заставил броситься вновь.

Глаза в отчаянии обращаются назад, встречая белую мохнатую морду зверя. Он пришёл за мной…

Моё тело затрясло, и над ухом раздался оглушительный голос:

- Мия, вставай, в школу опоздаешь!

С резким вдохом я открываю глаза и тяжело выдыхаю, снимая напряжение с застывшего тела.

- Опять кошмар? – сочувственно спросила сестра.

В ответ я лишь закрываю лицо ладонями. Сколько это может продолжаться? Один и тот же сон мучает меня уже больше месяца, и я ничего не могу с этим поделать. Каждую ночь волна страха захлёстывает меня.

Немного погодя я встала с кровати и, умывшись, пришла на кухню, где с раннего утра находилась самопровозглашённая хозяйка.

Кремовые шкафчики в обрамлении шафранового цвета обоев с эклектичным узором, с каждым восходом солнца освещаются безграничной улыбкой Ники – моей двенадцатилетней сестрёнки, чья энергия словно выходит за рамки тела. Её жизнь просто кипит действием, и она сама никогда не стоит на месте! Примерно с год назад она посчитала себя хозяйкой дома и начала командовать на кухне и будить каждого члена семьи.

Каждого члена семьи – как громко звучит! В действительности, семья у нас небольшая – Ника, папа и я. Свою мать я не помню, отец ничего о ней не говорит, и, пожалуй, единственное, что я о ней знаю – когда я была ещё совсем маленькой, она неожиданно ушла из семьи. И, словно её ухода было мало, спустя девять месяцев она оставила на пороге неожиданный подарок – корзинку с ребёнком и записку: «Её зовут Ника». И кто она для нас после этого?

Возможно стараясь восполнить пустоту, возникшую из-за отсутствия мамы, Ника и стала центральной фигурой нашей семьи. Она возложила на себя столько обязанностей и забот, что её недавно столь хрупкое тельце стало превращаться в нечто большее. Звучит невероятно, но она и не выглядит как маленькая девочка. Ростом она уже давно обогнала свою старшую сестру! Мы с отцом не успели обернуться, как из своих ползунков вышла длинноногая блондинка.

- А вот и наш Рыжик встал, - машинально сказала Ника постоянное утреннее приветствие.

- И тебе доброго утречка, - тихо буркнула я, смиренно негодуя от своей извечной клички. Дело в том, что мои волосы ярко-рыжего, даже ржавого, цвета, делают меня красной вороной на фоне бледновласых отца и сестры. Меня всегда удивляло, насколько я отличаюсь от них, сей факт замечали и все наши знакомые, на что отец неизменно отвечал: «Мия пошла в свою мать».

- Сегодня папа возвращается, - решила напомнить Ника.

- Помню-помню, - ответила я, поглощая ванильный йогурт с хлопьями.

- А о семейном ужине в девять?

- Конечно, я буду.

- И не опаздывай, - укоризненно сведя бровки над небесного цвета глазами, сестра напомнила мне о прошлом, – Кстати, а ты успеваешь? – изрекла Ника, указывая длинным пальчиком на циферблат на стене.

- Вот блин!

Это всё город и его сумасшедший стиль жизни. Проснувшись утром, мы не замечаем, как наступает обед, за ним ужин и вот уже пора засыпать, а завтра – новый день, новые испытания. Для каждого человека, живущего в современной городской среде, время играет колоссальную роль, даже секунда промедления может изменить его судьбу навсегда. Слишком много действий, но так мало времени, чтобы быть собой. Люди надевают маски, притворяются теми, кем они не являются, превращаясь в роботов и растворяясь в рутине.

Рано или поздно за непрекращающимся потоком действий или проблем они теряют некую часть себя, глубоко погружаясь в рутину.

Я безумно боюсь стать такой же, лишь частью массы, не оставившей после себя и малейшего следа.

Углубившись в свои мысли, я не заметила, как пришла по давно очерченной моим подсознанием дорожке к вместилищу знаний, именуемому школой. В течение одиннадцати лет посещения сего заведения, мы обретаем определённый жизненный опыт, выбираем свой путь. Получается, школу можно представить себе вокзалом, на котором ты садишься в поезд, ведущий тебя в твоё бескрайнее (каким бы оно не казалось) будущее.

Но какой путь выбрать? Мне всего восемнадцать, а меня уже заставляют сделать самый важный выбор в своей жизни. Я будто стою на перепутье, в самом центре «вокзала твоего будущего», предоставляющего мне миллионы одинаково раскрытых дверей. Как выбрать, если тебя тянет всё и ничего одновременно? Каждое направление несёт в себе крупицу интереса, но какую выбрать, на какой поезд сесть, если они одинаковы? Так хочется увидеть заветные «три четверти» и, наконец, выйти из этой серой мглы.

Я уже и не помню, когда я впала в эту прострацию. Давно перестала замечать, на каком уроке сижу или поддерживаю ли я разговор с подругами, их последней попыткой меня расшевелить стало приглашение в кино. Да, наверное стоит развеяться.

Придя домой, я переложила самое необходимое в сумочку-клатч и решила переодеться. В моём гардеробе преобладают джинсы и уютные свитера светлых тонов с большими воротниками, но внимание привлекло яркое пятнышко изумрудного цвета. Пора почувствовать себя девушкой и выйти из этой депрессии, не сулящей ничего хорошего.

Приведя себя в порядок, я посмотрелась в зеркало. Да, я снова выгляжу прежней: яркое приталенное платье в цвет глаз, лёгкий макияж и каскад распущенных огненных волос. Наконец, Мия вернулась.



Майя Тандр

Отредактировано: 14.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться