Персик

Много-много лет назад…

События и персонажи этой истории

вымышлены, совпадения случайны.

 

Много-много лет назад…

Холодным петербургским вечером некий коллежский асессор, находясь в тёплой компании и получая удовольствие от карточной игры, вошёл в раж и положил в банк вместо наличных ассигнаций, коих у него к тому времени не осталось, долговую расписку на крупную сумму. Фортуна не была к нему благосклонна, и те деньги он проиграл.

На следующий день кредитор – гвардейский офицер, славившийся отменно крутым нравом – явился в контору, где служил проигравший, и, звеня шпорами и бряцая саблей, громогласно потребовал уплаты долга. Бедный должник, дабы побыстрее выпроводить изрыгающее проклятия чудовище, не нашёл ничего лучшего, чем открыть казённый сейф и вернуть долг бывшими там деньгами.

Когда звон металла и громкая брань стихли вдали, коллежский асессор осознал последствия содеянного. После обеда в контору должен был вернуться начальник, который застав сейф пустым, немедля устроил бы грозное разбирательство.

Недолго думая, наш герой, накинув шинель, бросился за помощью к единственному своему столичному родственнику – состоятельному дядюшке, к тому же, служившему при дворе. Застав дядюшку в его доме трапезничающим, бедняга упал к нему в ноги и, обливаясь слезами, рассказал о своей беде, моля о помощи. Дядюшка, чьи планы не спеша отобедать, а после соснуть, были нарушены, с тоской глянув на лежащего на блюде жирного осётра, велел подать вицмундир и заложить экипаж. Племяннику же строго наказал явиться к нему на аудиенцию через три часа.

Боясь вернуться в свою контору, коллежский асессор три часа, не чуя под собой ног, носился по улицам. В указанное время он прибыл в принадлежащий дядюшке высокий кабинет.

Когда он вошёл, дядюшка, молча, протянул ему толстый бумажный пакет. Взяв в руку и почувствовав внутри стопку листов, наш герой возликовал. Он решил, что пакет содержит ассигнации, коими можно будет покрыть растрату. Отнюдь! Раскрытие пакета показало, что денег в нём нет, а есть множество исписанных листов с печатями.

Дождавшись, когда к племяннику вернётся способность мыслить, дядюшка заявил, что покрывать его беспутства он более не расположен. Тем паче, что в этот раз всё зашло слишком далеко. Начальник растратчика, обнаружив случившееся, пришёл в ярость и задумал сообщить обо всём в Розыскную экспедицию. А ничто у нас не делается так быстро, как надевание кандалов. Посему только поспешное бегство спасёт виновного от каторги.

Дядюшка также сказал, что замять это дело будет трудно, однако безупречная служба Отечеству позволит племяннику очистить своё имя. Он должен, не медля, отбыть в некое место в Малороссии и выстроить там казённое поселение, необходимое для утверждения имперского присутствия в тех краях, предписание о чём находится во вручённом ему пакете.

Дабы не оставить племянника без крова, дядюшка переписал на него одно из дарованных ему Высочайшей милостью имений, которое по стечению обстоятельств находилось в месте назначения, и разрешил обустроить его на свой вкус. В довершение прибавил, что ежели племянник с порученным ему не справится, он самолично удалит сей гнилой сучок с их фамильного древа, не уточнив, впрочем, какой изберёт для этого способ.

Наспех собрав вещи, наш герой, ни с кем не простившись, на ночь глядя, отправился в дальнюю дорогу.

Путь был неблизкий. Сменяя почтовые экипажи, страдалец неделями добирался до места. Он проклинал всё на свете: и скаредного дядюшку, и злобную девку Фортуну, и семёрку пик, что так некстати подвернулась ему под руку в тот роковой вечер.

Прибыв, наконец, на место спасительной ссылки, изгнанник обнаружил то, что из далёкой столицы выглядело, как дворянское поместье. В действительности это был большой крестьянский дом с хозяйственными постройками.

Привыкший к столичному удобству, наш герой не мог смириться с убогим жилищем. Следующим же утром он отправился в столицу губернии с дядюшкиными бумагами в руках. Там он выхлопотал всё необходимое для строительства порученного ему поселения. Однако, когда архитектор и строители прибыли на место, он, посулив им денег, потребовал сперва заняться его жильём.

Будучи жизнелюбом, строился он с размахом. Дом его получился хоть и небольшим по столичным меркам, но зато с греческим портиком о восьми колоннах, и вокруг был разбит английский парк.

Когда работы были закончены, оказалось, что на них ушли как скудные остатки его личного состояния, так и средства, выданные на казённые нужды.

Бывалые люди говорят: «Сделал, но не доложил – не сделал. Не сделал, но доложил – сделал». Коллежский асессор принялся отсылать в столицу отчёты о строительстве и, в конце концов, о том, что постройка благополучно завершена. После чего стал он жить припеваючи, чувствуя себя эдаким царьком за тысячи вёрст от столичных властей, бывшего начальника, дядюшки и, разумеется, Розыскной экспедиции.

Но счастье шатко. Однажды к нашему герою прибыл нарочный с пакетом, запечатанным грозной печатью. По прочтении содержимого, коллежскому асессору показалось, что земля под ногами закачалась, а его греческий портик вот-вот рухнет вместе с поддерживающими его колоннами. В бумаге, извлечённой из пакета, говорилось, что Её Величество Екатерина Вторая в сопровождении Светлейшего князя Григория Потёмкина и других высокопоставленных особ изволят совершить инспекционную поездку в Крым, и аккурат после Пасхи проследуют через ту местность. И что приказано подготовить возведённое им поселение для показа Высочайшим особам, и чтоб всё там было в самом лучшем виде.



Михаил Поджарский

Отредактировано: 25.12.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться