Первые шаги

Размер шрифта: - +

I

– Лицом к стене, руки над головой, опереться о стену!

Я послушно выполнил приказ. Мохнатые лапы проворно охлопали меня под мышками, вдоль боков, по внешней и внутренней поверхности ног, поясницу.

– Опустите руки. Повернитесь. Цель приезда в карантинную зону?

Я повернулся и посмотрел на спрашивавшего человека в штатском: узкое незапоминающееся лицо, залысины, оловянно-серые глаза – внешность типичного безопасника.

– Туристическая поездка, – соврал я нагло.

– Осмотрите его вещи.

Похожий на гориллу сержант, который обыскал меня, а сейчас делал то же самое с каким-то щуплым парнишкой, взял мой рюкзак и высыпал всё на пол. На грязном кафеле оказались мои джинсы, пара свитеров, пара футболок, трусы, носки, книжка.

Но главное: он не догадался расстегнуть боковой кармашек рюкзака!

– Вещи этого тоже, – оловянноглазый указал на парня.

У парня оказался сходный набор, только книг побольше, да ещё фотик.

– Тоже турист? – обратился безопасник к щуплому.

– Совершенно верно. Я приехал посетить музей Чернобыльской катастрофы. Хочу своими глазами взглянуть на…

– Ещё два идиота решили податься в сталкеры. Да, сержант? – спросил оловянноглазый.

Сержант, двухметровый шкаф с антресолями, осклабился и почесал в затылке.

– Ну, этот, – он показал пальцем на меня, – этот да. На сталкера похож. Хотя и худой, но жилистый. А этот – ни. Дюже малахольный. Какой же с него сталкер? Може, правда, тюрист?

– Н-да? А это тогда как понимать? – оловянноглазый наклонился и выудил из обеих кучек вещей одинаковые книги – «Зона для чайников». У моей, правда, сохранность была похуже.

– И вот это?

Из вещей щуплого безопасник извлек ещё одну книжку. На аляповатой обложке красовалось название «Пособие начинающего сталкера».

– Нет-нет! – заволновался парнишка. – Мой интерес – чисто академический. Я…

– Тю! И правда – сталкер! – удивился сержант. Ни он, ни оловянноглазый не обращали на нас ни малейшего внимания. От этого было особенно не по себе. Возникли нехорошие предчувствия. Почему-то вспомнилось, как однажды я сидел в КПЗ за драку, вспомнился отвратительный запах немытого тела, которым пропитана камера, жесткие неудобные нары…

– Что будем с ними делать, сержант?

– Шо прикажете, Вадим Вадимыч. Може, заарестуем?

– К сожалению, нет оснований. Больших сумм наличности при них нет, запрещённых материалов нет, наркотиков нет, оружия нет, документы в порядке. Пускай себе идут спокойно на верную смерть. Не будем мешать господам сталкерам.

«Нет, оружия, нет, – думал я. – Рюкзак только больше не трогайте, пожалуйста».

Оловянноглазый обернулся к нам.

– Вы свободны.

У меня камень свалился с души, но внешне я старался это не показать. Парнишка рядом откровенно вздохнул с облегчением.

– Однако хочу напомнить вам, – продолжил безопасник, – что незаконное проникновение в Чернобыльскую зону отчуждения карается сроком заключения до пяти лет. Торговля незаконными материалами, добытыми в зоне, карается сроком заключения до десяти лет. Полагаю, что мы с вами больше не увидимся.

Чёртик внутри меня дернул спросить:

– А что так, Вадим Вадимыч? Мы вам не понравились?

В оловянных глазах мелькнула тень изумления.

– Да, нет, ничего личного, – он заглянул в мой паспорт. – Ничего личного, Сергей Алексеевич. Просто из первого рейда возвращаются, как правило, не более тридцати процентов новичков. Прощайте.

 

Запихав вещи обратно в рюкзаки, мы со щуплым вышли из шараги, через которую фильтруют всех гражданских, приезжающих в предзонник. Я закурил, присматриваясь к пареньку. Что-то мне в нём не нравилось.

– Пронесло, да? – с осторожной улыбкой обратился он ко мне.

– Да уж, – сказал я и молча предложил ему сигареты.

– Нет, спасибо, я не курю – отказался он и протянул мне руку. – Максим Земляникин.

– Серёга, – представился я и пожал маленькую, как у девушки, кисть.

– А вы действительно приехали, чтобы заняться сталкерством?

Мы как раз свернули за угол и оказались в узком безлюдном проулке. Я спустил рюкзак на одно плечо, быстро извлек из бокового кармашка свою нелегальную наваху, и паренёк, которого я толкнул к стенке, увидел, как перед носом у него блеснуло девятидюймовое лезвие.

– А ты с какой целью интересуешься? Диктофон включить не забыл?

– Да я не... Вы меня неправильно... Я и сам... – невнятно залепетал паренёк, и на побледневшем лице ясно проступили веснушки, под глазами и вокруг курносого носа. Ну разве может человек с такими детскими веснушками быть провокатором?

– Ладно, прости, Макс, – я отпустил его и спрятал нож. – Только не задавай больше идиотских вопросов. Сюда все за этим приезжают. Чтобы на Зоне разбогатеть.

– Может, тогда будем… ну… вместе как-то?

– Почему бы и нет? Вместе всегда веселей. Надо бы нам где-то пристроиться здесь…

– О, я знаю куда! – оживился Макс. – Тут есть типа гостиницы одно заведение. Сталкеры его называют «Берлога».

– Откуда знаешь?

– Да я всё, что в сети есть про Зону – всё прочитал. Форумы все, блоги… Есть несколько сталкерских блогов. Правда, они все уже…– он замялся.

– Чего уже?

– Ну, те, кто их вел, видимо, уже…

– Померли?



Алексей Русанов

Отредактировано: 17.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться