Песнь чёрной розы

ГЛАВА 1

Звук должен быть закутан в тишину, звук должен покоиться в тишине, как драгоценный камень в бархатной шкатулке

Генрих Нейгауз

 

Все жители небольшого района, под названием Хайленд-парк, будто затаились в своих домах и квартирах в солнечный осенний день Лос-Анджелеса. Это было время уюта и спокойствия после шумного и яркого лета. Хотя земля немного увяла, усилились ветра, стали колыхаться деревья, а небо стало ближе, чем обычно. Небольшая часть Хайленд-парка, та самая молодая, одновременно депрессивная и жизнерадостная половина населения — хипстеры, постоянно болтающиеся с местными жителями, которые любили веселиться и днём, и ночью, гуляли в его самом центре. Это один из немногих дней, когда, в основном, влюблённые пары, лежавшие на траве, друг на друге, на коленках, бёдрах, читали друг другу книги, ели мороженое, устраивали пикники и слушали песни. Казалось, разлилась магическая субстанция, которая заставляла людей бродить, объединяясь в небольшие группы, по центру города, тревожиться и влюбляться. Это было время настоящей романтической осени с привкусом лёгкой грусти и ностальгии о бурном лете. Осень непременно пробуждала любовь перед сильными ветрами и прохладами зимой. Именно осенние времяпровождения на улице для тех, кто гулял по центру Хайленд парка, были незабываемы, пока другие прятались в домах от ветра в уюте и тепле.

Неподалёку раздавалась приятная для ушей музыка от самого модного сбора людей возле популярного места, где в середине 1960 годов жители дебатировали о борьбе с дискриминацией и предварительными гражданскими правами. Эта атмосфера идеально соответствовала с пронзительной, спокойной и завораживающей до души песней, под названием «Чужая жизнь», в исполнении молодой, миниатюрной семнадцатилетней девушки, по имени Мэделина, поющая в стилях электропоп и инди-поп.

Юная девушка, будто фиалка в марте, усыпанная мельчайшими прозрачными капельками росы, с почти белыми тонкими волосами серого оттенка до груди и с овальным, слегка продолговатым, лицом с белоснежной, словно молочный селенит, чисто-ухоженной кожей. По её лицу было видно, что она, практически, не пользовалась косметикой. Прямой небольшой нос с закругленным кончиком, пухлые губы, выраженный лоб и подбородок — правильные черты лица, которые отмечали её ирландское и итальянское происхождения. Глаза у неё большие светло-голубого цвета, будто море, в глубине которых таится неизъяснимая грусть. Прекрасный разрез глаз делал её взгляд, как у ребёнка, показывающий правдивость, неподдельность и пленительную очаровательность. Томный взгляд выражал огромную горечь, усталость, депрессивность и глубокую задумчивость.

Однако, когда ей приходилось улыбаться, эта грусть немедленно исчезала и её белоснежные зубы наполняли её прекрасной харизмой и обаятельностью. Её внешность под стать глубокому, нежному, специфичному высокому голосу. Она, порой, брала высокие ноты, и чаще её звучание и глубокий бархатный голос обволакивали слушателя, погружая их в иной, потусторонний загадочный мир. На ней были модные светлые джинсы большого размера, сильно отвисшие на заду, длинная белая футболка с принтом «будь счастлив, будь собой, будь креативен» и красные большие модные кеды.

Получив строгое воспитание и музыкальное образование с детских лет, трудолюбивая и целеустремлённая Мэделина прекрасно умела играть на пианино и петь. С самого детства она сильно мечтала стать популярной певицей, выступающей на больших концертах.

Возле неё играл на гитаре привлекательный парень высокого роста, стройного телосложения с правильными чертами лица, тёмно-волнистыми волосами и карими глазами. Его звали Ник. По характеру он был достаточно общительный, порядочный, скромный с высокими моральными принципами молодой человек лет двадцати не меньше. Его сдержанность, терпеливость и невероятное спокойствие внушительно импонировали Мэделине, ведь именно эти качества, порой, ей больше всего не хватали. Он всегда пытался поддержать свою партнёршу в трудных ситуациях, когда у неё появлялись психологические проблемы. Ник мог узнать Мэделину, не видя её лицо, а только слушая звучание её голоса — настолько у него был тонкий и острый слух, что говорит о его таланте и близко-деловом отношении с его подругой. И он был единственным, кто всегда называл её коротко и шутя «Мэд».

Дико депрессивный район в будние дни не видел эту пару, поющую для его жителей. И только по выходным Мэделина и Ник выходили в центр Хайленд-парка, чтобы отработать свои навыки пения, подзаработать, увеличивая количество фанатов и подписчиков в социальных платформах. Никто не знал про них ничего, да и никто не желал узнать. Вокруг них собирались максимум от десяти до пятнадцати человек, чтобы снять их на видео или непринуждённо постоять, посмотреть, насладиться песней и атмосферой влюблённых пар. Для Мэделины и Ника это стало традицией — петь в центре района Хайленд парка каждые выходные.

С окончанием песни последовали аплодисменты вокруг стоящих двенадцати человек, которые ободряюще смотрели на пару. Несколько из слушателей вынули из своих карманов бумажные доллары и положили в кофр для гитары, лежавший неподалёку от Ника. Где-то издалека были слышны голоса, которые хвалили исполнительницу и яркую молодую пару, спрашивая: «Они встречаются?».

Мэделина, мило улыбнувшись, сделала низкий поклон зрителям — и повернулась назад, к Нику. В это время её партнёр машинально и крепко обнял свою подругу. Трогательность их объятий уже никто не заметил, так как все уже успели разойтись. Они направились вдвоём в дом Мэделины, идя пешком и любуясь красивым осенним пейзажем.



Jenessa Cara

Отредактировано: 09.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться