Песнь златовласой сирены

Размер шрифта: - +

Глава 1

ГЛАВА 1

 

— Проходи, — произнёс маг. Я же замерла на пороге не в силах сделать последний шаг, который отделит мою старую жизнь от новой. Взгляд лихорадочно скользил по комнате в желании зацепиться за любые мелочи, лишь бы избежать зелёных пронзительных глаз.

Я заметила лохань и следы воды вокруг неё. Значит, наш гость уже принял ванну. Неудивительно, после боя с умертвиями, что напали на деревню, он наверняка испачкался. Мужчина переоделся в чистое и сейчас был в брюках, что плотно облегали сильные ноги, и рубашке, наполовину расстегнутой, что позволяло рассмотреть поросль кудрявых чёрных волос на груди. Я отметила все эти мелочи мимоходом, когда вошла в комнату. Смореть напрямую на мага я не решалась. Взгляд упёрся в расстеленную кровать, и ладони тут же взмокли от волнения.

Сердце билось пойманной птицей, и мне было страшно до одури. Казалось, что это происходит не со мной. Никогда ещё я не поднималась на второй этаж, где останавливались постояльцы. Нет, иногда я помогала Салли с уборкой, но только в те моменты, когда никого из жильцов не было.

— Закрой дверь, сквозит! — раздражённо приказал мужчина. Я бы с радостью закрыла дверь с той стороны и оказалась бы от него как можно дальше, да кто мне разрешит. Через силу сделав шаг в комнату, я позволила двери захлопнуться за мной, а вот звук задвигаемой щеколды резанул по моим натянутым нервам. Резко оглянувшись, я обнаружила, что щеколда задвинута в паз, отрезая мне пути отступления. В панике посмотрев на мага, я уловила на его тонких губах хищную улыбку и тут же почувствовала себя ланью, запертой наедине с волком.

— Подойди ко мне, — мягко произнёс он, но я и на секунду не поверила в эту мягкость, так как голодный взгляд зелёных глаз уже шарил по моей фигуре. Мне тут же захотелось забиться в какую-нибудь нору и сделаться незаметной. Я понимала, что никто мне на помощь не придёт. Даже Иланий, который лежит сейчас раненый после боя с умертвиями, в котором участвовали все взрослые жители деревни.

Наше селение находится чуть в стороне от тракта, между Орданисом и Заречьем, небольшим городком на краю империи. В тихом месте. От нас почти день пути до Заречья. Каким образом сюда занесло этого боевого мага, было непонятно. Здесь чаще всего путешествуют торговцы и простые люди. Ну, вот почему он остановился у нас? Правда деревня, что была расположена неподалёку на тракте, уничтожена умертвиями, что поднял некромант, недовольный обслуживанием в таверне.

Все знали, что папаша Лозан трясётся над своей дочкой-красавицей, и особо настойчивых кавалеров вмиг отваживали его сыновья. В их таверне привлекала постояльцев Милава своей красотой, а в нашей я – своим пением. К нам даже из города ездили меня послушать! Меня столько раз звали в Заречье петь в самых дорогих заведениях, сулили золотые горы, но дядя Корган посылал всех лесом, да и я сама не рвалась в город.

А тут этот некромант, чтоб его! Некроманты, как известно, те ещё бабники, вот он и остановился у папаши Лозана. Явно полез к Милаве, за что и огрёб. Тонкая душа не выдержала общения с её братьями, которые выкинули его из таверны, оставив ночевать в конюшне. Он в отместку поднял всё старое кладбище и смылся по-тихому.

Говорят, папашу Лозана загрызла его же тёща, что померла этой весной. Деревня была уничтожена, а вот Милава спаслась. Подоспели стражники из города, когда заметили пожарище. Едва успев проснуться, люди от своих мёртвых родственников спасались огнём.

— Я не повторяю своих приказов дважды! — как удар плети раздались сухие слова, и я подпрыгнула на месте. Подойти к нему?! Да у меня ноги ватные от страха! Я понимаю, что должно произойти, и это знание заставляет сотрясаться мелкой дрожью всё моё тело. Салли с Бозанией иногда проводили ночи с постояльцами, а потом громко обсуждали свои похождения. Невольно я узнавала подробности, заставлявшие гореть мои уши.

Дядя, как ты мог так со мной поступить?! Мною откупились, как куском мяса, что бросают волку, чтобы он не трогал остальных овец. В моём же случае, чтобы заставить мага спасти нашу деревню от умертвий. Как только он сегодня появился, я уже почувствовала угрозу, исходящую от фигуры, закутанной в плащ, с глубоко надвинутым капюшоном, скрывающим лицо. Тяжёлый посох в его руках сказал многим, что перед нами боевой маг. Люди с подозрением косились на него.

Он сел в самый дальний угол, и, казалось, ему глубоко наплевать, что творится вокруг, но в течение вечера пока пела, я чувствовала его тяжёлый взгляд на себе. Для меня не стало неожиданностью, когда после ужина он подошёл к дяде и что-то сказал, бросив взгляд на меня. Тот покачал отрицательно головой и ответил что-то резкое, его настроение не изменил и протянутый мешочек с монетами.

В этот момент я не могла заставить себя петь, напряжённо следя за ними. Не то, чтобы я боялась, что дядя соблазнится щедрой платой. Ему уже много раз предлагали серебро и даже золото, желая, чтобы я поднялась на второй этаж. Чаще, проезжие. Те, кто бывал у нас постоянно, знали, что это бесполезно. Но всем известно, что ссориться с магом не стоит, это ещё хуже, чем с некромантом. Люди в таверне тоже искоса следили за дядей и гостем, догадываясь, о чём те говорят, и ожидая, что последует за отказом.

Меня успокаивало, что сегодня среди посетителей находится Иланий. Он у нас кузнец, и мы дружим с детства. С самых малых лет он как старший брат оберегает меня. Он частенько приходит к нам выпить эля и послушать, как я пою. Вот и сейчас он послал мне ободряющую улыбку.



Франциска Вудворт

Отредактировано: 21.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться