Пикник на обочине,или...

Пикник на обочине,или...

Пикник на обочине, или Профессиональный праздник

Свой профессиональный праздник (только не спрашивайте какой: я вовсе не хочу позорить сотрудников этим рассказом) мы отмечали летом (дату не уточняю по той же причине). Вышестоящее (то есть вышесидящее) начальство сделало нам подарок – оплатило экскурсионный автобус на 60 мест ( с сопровождением экскурсовода с девяти до девятнадцати часов) и экскурсию в дом-музей А.П.Чехова в Мелихово. На экскурсию хотели все – не потому, что любили Чехова (некоторые даже не читали), а потому что день был – рабочий. Получилось, как у Стругацких - "и пусть никто не уйдёт обиженным", поскольку нас и было 60. Правда, четверым пришлось всё-таки остаться - не могли же мы закрыть наше уважаемое учреждение и вывесить табличку "приходите завтра". Впрочем, они были вполне  довольны жизнью -  рабочий день  без начальства  - это ведь тоже праздник, кто скажет, что - нет?

Здесь пора сказать несколько слов о наших профессионалах, точнее, профессионалках - коллектив был исключительно женским, в меру болтливым и не в меру стервозным, в меру работоспособным и в меру пьющим… в общем, всё как у людей. Схема работы напоминала треугольник, поставленный на вершину, то есть с ног на голову: сорок человек занимались сбором документов и информации, после чего всё добытое совместным трудом трёх отделов ручейками (представленные документы плюс многочисленные справки плюс заявления плюс решения о назначении компенсаций плюс заключение вышестоящей организации о необходимости и  сроках выплаты) стекалось в наш, четвёртый отдел – который и делал из дерь… простите, из всего имеющегося – ту самую «конфетку».

Наше и без того незавидное положение усугублялось тем, что допущенные тремя отделами ошибки (ведь не ошибается тот, кто не работает, а мы – работали) автоматически становились нашими (и премию снимали с нас!), а остальные вроде как и не виноваты. Одержимые благородным стремлением получить хоть какой-то процент премии, мы, что называется, пахали как бизоны.

Сотрудники   других отделов, спихнув нам кое-как собранную и частично обработанную документацию, пили чай с презентованными посетителями конфетами, совергшали рейды по окрестным магазинам, курили и обсуждали текущие проблемы, либо отводили душу в телефонных разговорах – то есть, с пользой проводили рабочее время, пока мы в поте лица шкирдовали стога заявлений, разрешений, служебных писем  и справок.

К празднику готовились каждый на свой лад. Мы, просидев до позднего вечера над кипами документов, явились к экскурсионному автобусу налегке, бросив в пакет пару бутербродов и пакетик сока. Три других отдела проявили организованность: скинулись и затарились по самое некуда. На задних сиденьях стояли корзинки с провизией, в проходе – ящик с водкой, вермутом и вискарём. Всё это, погромыхивая и позвякивая на поворотах, ждало своего часа – сразу после экскурсии планировался сабантуй.

И надо же  такому случиться! – Не успели мы выйти из автобуса, как хляби небесные разверзлись – и хлынули на нас всемирным потопом. Спасла экскурсия – мы благополучно переждали дождь в доме-музее А.П.Чехова, получив при этом немалое удовольствие от экскурсии и экскурсовода: он рассказывал интересно и весело, и из музея мы вышли, с восторгом обсуждая детали… С детства знакомый нам Чехов предстал в совершенно иной ипостаси, словно мы побывали у него дома – запросто, как старые друзья…

Запланированный пикник пришлось отменить: после ливня всё было мокрым: и скамейки, и трава. Сесть некуда, расстелить «дастархан» – тоже негде… Представители «верхних» отделов приуныли, а наш, четвёртый, не унывал – пошатались по территории, после чего вернулись в автобус, где было сухо и тепло, и принялись за бутерброды, запивая их - кто чаем из термоса, кто соком, кто минералкой.

За окнами сверкало солнце, автобус на хорошей скорости мчал нас к Москве по гладкому шоссе, чисто вымытые ливнем стёкла окон были, казалось, не видны – словно в автобусе вовсе не было стёкол.

После бутербродов и чая нам было хорошо. Все остальные сидели хмурые и ругали погоду. Не смеялись, не острили и почти не разговаривали. В автобусе воцарилась скорбная тишина. Сидевшая от меня через проход подруга наклонилась и, подмигнув, прошептала в моё подставленное ухо: «Ну вот… Зря только ездили!» Я тоненько залилась: «Хи-хи-хи…». Подруга прыснула. Сзади сказали осуждающе: «Не вижу ничего смешного».

 Но мы-то – видели! День был безнадёжно испорчен и вообще прожит зря: водки целый ящик – простаивает, на улице моросит, не в автобусе же пить, по рядам передавать…

Водитель, кажется, догадался о причине нашего веселья (половина автобуса как с похорон, а эти сидят – от смеха давятся!) и, посовещавшись с экскурсоводом (который тоже оказался понятливым), предложил незадачливым экскурсантам заехать в придорожное кафе, обещая неплохую кухню и большой выбор вин. Мы с подругой воспрянули духом: посидим как люди за столиком, полакомимся шашлыками под сухое вино, словом, продолжим наш профессиональный праздник. Но радовались мы рано.

-Не пойдёт! – дружно возразили водителю «пострадавшие от наводнения». – У нас горючки целый ящик (водитель при этих словах крякнул – едут-то одни женщины, девушки  то есть, а водки ящик взяли!). В кафе со своим нельзя, сразу попрут, налить даже не успеем, - объяснили водителю, и он замолчал…

Дождь между тем прекратился, солнце по-хозяйски выжарило асфальт, высушило придорожную траву и приглашающе заглядывало в окна автобуса… Выход был найден: автобус остановился на обочине, где две скамейки и бетонный парапет представляли собой так называемую «санитарную» стоянку. Здесь и устроили пикник. Парапет застелили скатертью и разложили на бумажных тарелочках закуски. На скамейках спешно открывали бутылки, наливая пластиковые стаканчики всклянь («Истосковались-то как! Сейчас упьются, автобус без бензина помчится, на одних парАх…» - подумала я, но озвучивать свои мысли не стала).



Ирина Верехтина

#4455 в Проза
#1569 в Современная проза
#2674 в Женский роман

В тексте есть: реализм

Отредактировано: 31.12.2015

Добавить в библиотеку


Пожаловаться