Пирамида Хефрена и Грааль Знаний

Размер шрифта: - +

Глава 1. Догадка

Платон Стрелкин жалел, что он не марсианин. Ведь у марсиан оно как всё происходит? Надо тебе написать контрольную по алгебре? Р-р-раз! Подключился к марсианскому полю Всезнания, решил все задачки, отключился, и всё! Забыл эту алгебру до следующей контрольной и живёшь себе спокойно.

То, что у марсиан всё работает именно так, Платон почему-то ни на секунду не сомневался.

Но марсиане марсианами, а тут, прямо сейчас, из тетрадки на него смотрела суровая контрольная действительность. Поле Всезнания же ни в какую помогать ему не хотело. Оно и понятно. Он же не марсианин.

- Завалил я контрольную! Ни одного ответа не сошлось! - сокрушался он после урока.

- Ну ты погоди с выводами, друг, - Митя поправил очки, - дождись оценки.

- Чего её ждать? - Платон пожал плечами. - Я и так знаю, какая она будет, эта оценка.

- Единственное, чем могу тебе помочь в данной ситуации, - Митя аккуратно складывал учебники в рюкзак, - так это дополнительными занятиями по алгебре. Но ты ведь не хочешь.

- Не хочу! Видал я эту алгебру! Скукатища! - замотал головой Стрелкин. - Лучше бы нас учили чему-нибудь интересному! Такому, что в жизни пригодится! Например, как защититься от нашествия инопланетян!

- Платон, - Митя серьёзно посмотрел на товарища, - алгебра тебе пригодится скорее, чем методы борьбы с инопланетными захватчиками.

- Это мы ещё посмотрим! - Платон с вызовом посмотрел на друга.

- Ладно, - Митя махнул рукой, - пойдём, а то скоро следующий урок начнётся.

По расписанию дальше был урок истории. История - Митина страсть. А тут ещё и тема такая! Древний Египет! Это ж с ума сойти! Поэтому Митя сидел ровно, положив перед собой руки на парту, и с благоговением ловил каждое слово Марии Степановны.

Даже Платон, который обычно на всех уроках рисовал на полях, на этот раз заинтересованно смотрел на учительницу. Её всем было интересно слушать, о чём бы она ни рассказывала.

На уроках она всегда устраивала целые представления, изображая то Александра Македонского, то Ивана Грозного, то ещё кого-нибудь. Сегодня она была царицей Египта.

Иногда она и учеников привлекала к выступлениям. И вот сейчас она с интересом поглядывала на Митьку, вероятно, признав в нём фараона Хефрена.

- Давай, Ботаников, - кивнула она ему, - к доске. Будешь правителем Египта.

Историю Митя горячо любил. А вот выступать - горячо не любил. Но не каждый день улыбается удача побывать самим фараоном! Вероятно поэтому он, покорно склонив голову, вышел из-за парты и встал перед классом.

- Молодец, Ботаников! - довольно сказала Мария Степановна. - Смелый! Надевай это, - она протянула ему корону фараона и ожерелье-воротник, - и вот эту штуку тоже возьми, - и учительница дала ему скипетр, - теперь ходи, изображай Хефрена. А я продолжу.

Митя безропотно надел на себя всё египетское, и принялся с важным видом ходить туда-сюда вдоль доски.

- И когда правление Хефрена подошло к концу, - Мария Степановна, выпучив глаза, обвела класс руками, - пришёл конец и эпохе Великих Пирамид! Его усыпальница стала последней пирамидой таких масштабов! Существует даже предположение, что Хефрен унёс с собой в могилу секрет строительства пирамид!

Класс завороженно молчал. Фараоны, пирамиды и различные секреты настраивали на мистический лад.

- Ну ты видел? - после урока Митю ещё долго переполняли эмоции. - Я - фараон! Пожалуй, я мог бы править Египтом, - взгляд его стал мечтательным.

- Не мог бы, - Платон поспешил вернуть друга на землю.

- Да ну тебя! - обиделся Митя. - Ну ты хоть сфоткал меня? - но Платон отрицательно покачал головой. - Кирыч, а ты? - он с надеждой посмотрел на подругу.

- Сколько раз можно просить не называть меня так? - девочка демонстративно отвернулась. - Сфоткала! Но тебе ничего не пришлю!

- Прости! - спохватился Ботаников. - Не Кирыч! Кира! Кира! Я просто забылся! Хотя бы покажи мне фотографии!

- Я подумаю, - она посмотрела на него снисходительно.

- А вообще странно это, не находите? - Платон пытался носком ботинка отковырять от пола жвачку.

- Что именно? То, что ты сейчас делаешь? Пожалуй, странно, - улыбнулась Кира.

- Не это! - он покачал головой, - То, что после Хефрена больше никто не строил таких пирамид. Были попытки повторить, но это были просто попытки, не более того. Может и вправду был какой-то секрет?

- Был секрет или же его не было - наверняка знает только Хефрен, - весомо заметил Митя, - но он нам ничего не расскажет.

- Это уж точно, - согласилась Кира, - ладно, ребята, пойду домой. Кучу домашки ещё делать на завтра!

- Пока, Кирыч!

Они разошлись по домам, обедать и делать уроки. Но только у Платона уроки никак не делались. В мыслях крутились только пирамиды, фараоны и египетские тайны.

Сначала он уворачивался от этих мыслей как только мог. Но мысли всё же оказались сильнее, и в итоге он включил компьютер и с головой погрузился в интернет-исследование. Да так заисследовался, что заснул прямо за компьютером, так и не приступив к урокам.

- Вот же ж напасть египетская! - Платон поднял голову с клавиатуры. - Проспал!

Он вскочил со стула, кое-как нацепил на себя форму, закинул в рюкзак самое необходимое и бросился к двери, прихватив со стола бутерброд.

- Ну и видок, Стрелкин, - Вера Петровна, учительница астрономии, недоумевающе смотрела на Платона.

Видок у него и вправду был так себе: пуговицы застёгнуты криво, шнурки развязаны, рубашка в пятнах кетчупа, в волосах лист салата.

- Вера Петровна, - извиняющимся тоном начал Платон, - просто я очень астрономию люблю.

- Это многое объясняет.

- Ну, то есть, я проспал, - уточнил Стрелкин, - но астрономию так люблю, что очень спешил на урок. Потому у меня такой вид.



Марина Жильцова

Отредактировано: 16.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться