Пират

1. Мымрик

1.

1 августа 2280 года

Новый Севастополь

Военная база империи «Горизонт»

- Виталий Константинович, твою мать, если ты думаешь, что я буду расшаркиваться перед тобой, потому что твой отец геройский мужик и мой бывший командир, ты глубоко ошибаешься! Три наряда вне очереди, поручик! И никаких тебе выходов в город! Увольнение отменяется на месяц! Ясно!?

Рогов по своей привычке заканчивая фразу, хлопнул ладонью по столу, из-за чего с него слетела стопка листков бумаги и планшет.

- Так точно, господин полковник! – рявкнул я, вздёрнув подбородок вверх. - Разрешите идти!

- Иди уже, Мымрик. Настоящий мымрик, - проворчал командир полка, выставляя меня за дверь.

Бац! – он каждый раз так хлопает, и как она ещё на петлях держится? Ладно, пойду отсюда подобру-поздорову, пока ещё на майора не нарвался. Вот уж кто нотации читать любит. Хлебом не корми.

Поприветствовав Петра Григорьевича – нашего старого архивариуса, медленно плетущегося с папкой под мышкой по коридору, я, перепрыгивая через ступеньки, бросился вниз по лестнице. На лифте не поеду, сегодня там дежурит Юрков, опять ржать надо мной будет.

И вообще, подумаешь нагрубил! Не оскорбил же. Кто он такой, чтобы я перед ним извинялся? Обыкновенный жук гражданский! Он девушку толкнул и даже не помог ей вещи собрать из лужи. Жаловаться побежал! Трус!

Распахнув дверь запасного входа, я чуть не врезался в гревшегося на дневном солнышке капитана Берестова. Берцы блестят прямо глазам больно, берет лихо заломлен, рукава куртки по уставу завёрнуты чуть выше локтя. Опять, наверное, линейкой вымерял.

- Корсаков, ну что? – спросил командир, отправляя в урну окурок. Допотопная привычка, но в армии не редкость.

- Ничего, - пожал плечами я, думая, как бы быстрее улизнуть. - Три наряда вне очереди и месяц без увольнительных.

- Здорово, - ухмыльнулся Берестов, коснувшись пальцами кончика носа. - Тебе чего больше всех надо было?

- Зато, он прощение попросил.

- Перед тобой?

- Перед девушкой, господин капитан.

- Она твоя знакомая что ли?

- Нет, – пожал плечами я. – В первый раз видел. Студентка, наверное.

- А номер коммуникатора ты у неё взял?

- Тоже нет.

- Ну и лопух же ты, поручик, - командир спрятал руки в карманы брюк и качнулся, перенеся вес тела с пяток на носки. - Отец-то твой, говорят, пошустрее был.

Опять? Против моей воли из глубин начала подниматься волна раздражения, которую я обычно усмирял с большим трудом.

- Разрешите идти?

- Идите, поручик, и не забывайте, в восемнадцать часов ровно вам заступать в наряд. Полковник уже сбросил мне ваш новый график.

Шагом покидая комендатуру, я чувствовал улыбки командира, которые он бросал мне вслед. Ну вот почему я попал в третью роту? Почему не в четвёртую? Судьба явно неблагосклонна ко мне.

Кусок набережной находился на территории военной базы, поэтому на море здесь открывался великолепный вид. Большую часть своего свободного времени, свободную от занятий с солдатами и дежурств, я проводил именно здесь. Вот странно, не особо люблю плавать, а смотреть на море, книги с морской тематикой, привкус солёно-горьковатого ветра - обожаю.

Отец, отец как они мне надоели. С удовольствием бы сейчас фамилию сменил. Надо было взять материнскую. Не было ещё ни разу, чтобы мне не припомнили моего отца. И в Академии, и в учебке - только им и тыкают. Папа герой, ветеран, но я-то тут причём? Стараюсь, соответствую! А толку? Эх, а ведь бабуля меня предупреждала. Всё-таки надо было идти в архитекторы.

- Привет, Виталий. Как поживает наш нарушитель спокойствия?

Вскочив с лавочки, я вытянулся по стойке смирно перед Дугиным – ротным егерей. Единственный нормальный командир на весь полк.

- Здравия желаю, господин капитан!

Тот жестом отдал команду вольно и опустился рядом со мной.

- Досталось? – шрам над верхней губой офицера сделал невозможным широко улыбаться, и поэтому всегда было интересно наблюдать за его мимикой. Методику улыбки кончиками губ он освоил в совершенстве. Мне вот всегда было интересно, почему Дугин не сделает пластику? Это же бесплатно для нас и быстро.

- Нормально. Не сильно.

- Виталий, так чего ты хотел? Это же был сын начальника муниципалитета. Ты не знал?

- Догадывался. Хотя полковник мне всё кричал, что недопустимо обижать гражданских, офицерское звание и имперские традиции… и всё в таком духе.

- А ты что ему сделал? – спросил капитан, закинув ногу на ногу и повернувшись ко мне.

- Держал за шиворот пока он не собрал вещи девчонки. И всё. Честное слово. Отпустил с миром.



Владимир Сединкин

Отредактировано: 01.03.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться