По лазоревому ветру

1

Дорогие читатели! Многим, очень многим нравится эта история.

Но всё же обращаю ваше внимание, что роман написан мной давно, и в те далёкие тёмные времена писала я куда более занудно, чем сейчас. Убедительная просьба: если роман не зашёл или трудно читается, не ставьте меня в известность)

Надеюсь на понимание.

Приятного чтения и хорошего настроения! =)

 

 

«Не бойся жизни, но внимательней

Свою дорогу огляди.

Не заводи дурных приятелей,

Врага уж лучше заведи»

В. Шефнер.

***

В его расширившихся от ужаса зрачках оранжевыми огоньками отражалось пламя костра. Но не на костёр смотрел завороженный смертельным страхом человек: стремительный гнедой конь мчался прямо на него и не было никаких сомнений, что непарнокопытный не свернёт и не остановится. Лиловые тёмные глаза животного смотрели куда-то сквозь человека, и он не намеривался хоть немного изменить свой курс, словно и не замечал препятствия.

 Верхом на коне сидел прекрасный, довольный собой светловолосый остроухий юноша, чья полуулыбка и лукавый уверенный взгляд тоже не были адресованы человеку, стоящему на его пути: эльф так же, как и его конь, смотрел куда-то мимо оцепеневшего мужчины. Но ужас, охвативший несчастного, был вызван вовсе не появлением эльфа (хотя, забегая вперёд, стоит заметить, что эти существа в его краях  встречались крайне редко, а в какой-либо  контакт с людьми вступали ещё реже) и даже не несущимся на него конём. Позади эльфа, крепко обхватив его за пояс руками, сидела девушка.

Он сразу узнал её, хоть сейчас прекрасное лицо оказалось опалено огнём, а местами выжженным настолько, что кожа свисала рваными обугленными клочьями, и кое-где виднелись обнажившиеся кости черепа. Любой бы содрогнулся при взгляде на неё, и стоящий на пути коня мужчина не был исключением. Однако трепет в груди, дрожь в теле и первобытный страх в глазах вызывал у него вовсе не вид девушки, а её взгляд, устремлённый прямо ему в глаза, но проникающий гораздо глубже, в самую душу и медленно выжигающий её своим ледяным холодом.

Конь стремительно, но одновременно мучительно медленно приближался. Мужчина попытался отшатнуться в сторону, но тело не слушалось его: взгляд зелёных печальных укоризненных глаз из-под опалённых ресниц опалял холодом и приковывал к земле, не давая шансов на спасение.

Мужчина хотел окликнуть наездника, чтобы тот увёл коня в сторону, но каждый раз, когда он попытался закричать, его рот лишь беззвучно открывался: тяжёлый ком в горле не давал ему произнести ни звука.

Было неясно, сколько прошло времени, прежде чем конь настиг его и ударил передними копытами в грудь, тем самым повалив на землю. Но ни конь, ни эльф, ни, тем более, девушка не обратили внимания на это. Изменилось ли что-то во взгляде зелёных глаз, человек заметить не успел, так как под тяжёлыми копытами коня его грудная клетка, а так же рёбра и прочие кости, попавшие под удар, затрещали. Он закрыл глаза и почувствовал невыносимую боль и тяжесть, а потом резко стал падать в бесконечную пустоту, пока не проснулся в холодном поту от собственного оглушительного крика.

Этот сон снился ему вот уже почти пять лет. Он знал его наизусть, и иногда ему даже удавалось во сне понять, что это сон, однако это ничуть не помогало: было так же страшно, так же  реалистично больно. И, что самое главное, так же ничего нельзя было изменить.

Так повторялось из раза в раз. То этот сон оставлял его на несколько месяцев, то мучил несколько ночей подряд. Молодой мужчина знал причину этого кошмара, но это тоже ничуть не помогало ему: жуткое сновидение навязчиво повторялось, и мужчина было смирился с тем, что так будет теперь всю его жизнь.

 Но сейчас этот сон приснился ему в последний раз, по крайней мере, таким. Была в этот раз у этого сна и ещё одна особенность: когда мужчина проснулся, ощущая на теле холодный липкий пот, боль в груди не исчезла. Обычно после пробуждения от кошмара он тяжело и глубоко дышал, пытаясь вернуться мыслями в реальность, но сейчас никак не мог вдохнуть полной грудью. Несколько минут он ничего не мог понять, пребывая где-то между сном и явью, но потом, более-менее придя в себя, он открыл глаза и обнаружил, что прижат к земле чьей-то ногой в тяжёлом сапоге, сдавливающим грудь.

Ему не потребовалось много времени, чтобы вспомнить, где он и что с ним, и подумать, что лучше бы конь и вправду растоптал его несколько минут назад.

***

4,5 года назад, близ города Оуил

Она бежала по влажной траве, и потому её ноги временами скользили, и она падала, но быстро поднималась и продолжала бег. На пути её распростёрлось болото, которое приходилось преодолевать, не обходя препятствия – шум погони не давал времени на раздумья. Ноги увязали в трясине по щиколотки, и приходилось тратить драгоценное время, чтобы с усилием выдёргивать их из мягкого чавкающего плена. Одна, а потом и вторая сандалия осталась в трясине, и потому девушка бежала уже босиком. Это в чём-то упрощало её продвижение вперёд, а в чём-то сильно усложняло – лесной мусор, колючие шишки и сухие ветки норовили проткнуть ноги и больно впивались в кожу. Но ей было не до этого - следовало ускориться, но никак не выходило: лес словно нарочно не давал возможности пробираться по нему быстрей. Да ещё не добавлял оптимизма виднеющийся впереди полуутонувший давно погибший лось, явно по неосторожности провалившийся в топи. К лосю приближаться совсем не хотелось: от него воняло так, что она даже отсюда чуяла. Явно он умер давно, но не стоило приближаться к нему хотя бы потому, что вокруг этого несчастного животного и вправду были опасные места. Сгинуть в болотах не казалось столь уж страшной перспективой для бегущей девушки. А вот оказаться пойманной очень не хотелось, так что завязать в болоте она себе позволить не могла.

Она дышала прерывисто и часто, временами пытаясь затаить дыхание, чтобы прислушаться к звукам преследования. Распущенные волосы, едва доходившие до плеч, лезли в глаза и цеплялись за ветки, которые как нарочно тянулись к ней. Она не удивлялась: лес давно не был её другом, если не сказать больше - врагом. И самым отвратительным в её ситуации было то, что надеяться она могла как раз только на этого врага. Ни на минуту девушка не прекращала бег, хотя уже явственно ощущала, что силы скоро оставят её. Но всё равно упрямо продолжала своё бессмысленное отчаянное бегство, пока не поскользнулась на грязи и не растянулась на мокром болотном мху. Девушка с трудом поднялась и огляделась: болото хорошо проглядывалось, и затаиться было негде, тем более, что преследователи уже виднелись сквозь низкорослые чахлых болотные деревца, чьи корни, должно быть, уже подгнивали от постоянной влажности. Можно было бы попытаться спрятаться за трупом лося, но преследователи отлично видели её. В бесконтрольном желании использовать любые возможности, девушка всё же собрала остаток сил, вскочила на ноги  и бросилась бежать дальше. Это был бег загнанного зверя – бессмысленный и безнадёжный. Однако продолжался он недолго: вскоре измученная девушка запнулась о корень, и упала, ударившись виском о гнилой пень, отчего тут же провалилась в гнетущую темноту.



Анастасия Енодина

Отредактировано: 04.01.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться