Победить дракона

Победить дракона

      Дракон величественно стоял перед ничтожными людьми, так опрометчиво пришедшими на погибель. Его чешуя ослепляла алым цветом, а когти без малейшего труда дробили скалы. Черный, густой дым валил из его ноздрей, с каждым новым выдохом вытесняя воздух из пещеры. 

      В его желтых глазах отражался гнев и жажда убийства, в его взгляде была сокрыта вся тьма этого бренного мира. Такого великого дракона не одолеть ни одному живому существу, тем более людям.
 

***



      — Торвальд, Дезмонд! Прикройте нас! — Гилтанас перехватил алебарду поудобнее. — Мафей, ты со мной!
      — Поторопитесь, я не смогу долго держать огненную пелену! — Торвальд едва мог перекричать ужасающий рев дракона.

      Мафей крепко сжимал парные мечи, руки вспотели, но он не обращал на это внимания. Он бежал чуть поодаль Гилтанаса, слушая его четкие указания. 
Их целью была грудь дракона. Сердце, в котором скрывалась магическая сущность, которую дракон использовал во зло, разоряя все вокруг.

      Торвальд поддерживал одно из сильнейших заклинаний, отнимающее очень много сил, заклинание темной магии — Огненная Пелена. В черной мантии он смотрелся мрачно и опасно, вселяя страх своими познаниями в области тьмы. Его противоположностью являлся Дезмонд. Белый маг в в светлом одеянии, его познания в светлой магии были не меньше чем у Торвальда, и он тоже славился силой, как и его темный друг.

      — Воины! Дайте знать, когда начнете атаковать. Мне нужно будет активировать магические щиты на вашем оружии!
      — Мы скажем, а пока будь наготове. — ответил Мафей девушке и снова взглянул на разъяренного дракона.

      Алатиэль стояла в стороне, у самой стены пещеры, в которой шел ожесточенный бой со свирепым существом. Ее задачей в этой миссии являлась подпитка реликвий силой, чтобы защитить древнее оружие от разрушения. Оно могло выдержать любой обычный удар, но в битве с таким существом, как дракон, сломаться могло в любой момент, и Алатиэль это превосходно понимала. Подпитка оружия отнимала много магической и физической силы, а если она не справится, то все погибнут, и этого юная эльфийка не переживет.

      — Мафей, разруби кожу дракона!
      — Хорошо, но нужно дождаться Дезмонда!
      — Я знаю, но времени мало, Алатиэль и Торвальд на пределе!
      — Дезмонд, поторопись! — Мафей едва успел отскочить от лапы дракона.

      Дракон не желал мириться со своей судьбой, стараясь уничтожить ненавистных людишек. Его глаза горели от боли и все тело как будто опаляли языки пламени, даже ему, жестокому существу было страшно. Заклинание Торвальда работало как это и требовалось, но дракон бился в панике, размахивая своим хвостом и хлопая крыльями, безрезультатно пытаясь избавиться от незримого огня.

      — Оковы света, тьму узрите. В объятиях своих надежно заприте!

      Дезмонд провел пальцами по воздуху, указывая на дракона. Даже сквозь истошный рев и вопли воинов, был слышен его спокойный и мелодичный голос. Его белая мантия едва всколыхнулась, эффектно выделяя хозяина в хаосе боя. Он сжал кулаки и прикрыл глаза, полностью сосредотачиваясь на сковывающем заклинании, позволяя друзьям сделать свой ход.

      На лапах дракона появились едва различимые цепи, надежно их сжимая. Оковы прижали огромные крылья дракона к телу и, как змеи, обвились вокруг хвоста. 
Чудовище было обездвижено, но в любой момент могло сломать их, поэтому времени у воинов было очень мало, но этого оказалось как раз достаточно. Мафей кивнул Гилтанасу и побежал к дракону. Уже на бегу он услышал, как Гилтанас отдал распоряжение Алатиэль:

      — Алатиэль, начинай усиливать парные мечи!
      — Хорошо, но советую поторопиться.

      Девушка быстро начала читать заклинание на эльфийском, перебирая своими пальчиками невидимые нити. Мечи Мафея замерцали синим светом и на лезвиях появились древние письмена, парень улыбнулся и с ходу подпрыгнул, рассекая плоть дракона. Из раны хлынула горячая бурая кровь, испачкав парня и его мечи. В следующее мгновение Мафей отпрыгнул назад, сделав сальто и посмотрел на результат атаки.

      Дракон выл, истекая кровью, он бился в агонии боли и оглушал воинов ревом. 
Эльфийка продолжала колдовать, усилием воли стараясь не бросить все к чертям и не заткнуть уши. Похожие мысли появились и у магов. Сияние мечей угасло, но алебарда Гилтанаса засияла изумрудным светом, ее рукоять покрылась письменами, приятно обжигая кожу рук воина.

      Гилтанас одним точным ударом пронзил сердце дракона насквозь, обрывая его посмертный рык и выпуская наружу магическую сущность. По оружию и рукам стекала кровь, мгновенно остывая и засыхая на руках Гилтанаса. Измотанный боем парень теперь мог вздохнуть спокойно: они победили и выжили.

      Мафей стоял рядом с Торвальдом, он не спеша вытер об штаны кровь с мечей и убрал их в ножны, Гилтанас тоже вытер оружие об свою одежду и убрал за спину.

      — Что за варварские манеры, вы под покровительством короля служите.
      — Будет тебе, Торвальд, у ребят сухой тряпки нет, чтоб оружие протереть.
      — Мужчины, а с драконом что делать? 
      — Гилтанас кровь наберет и все.

      Алатиэль подошла к магам, довольно улыбаясь. Она посмотрела на мужчин, все они выглядели уставшими, впрочем как и она, но что-то с драконом сделать нужно. Сама она подойти к нему не могла, сила эльфов конфликтовала с сущностью драконов и ей это могло навредить. Тем временем Гилтанас со спокойной душой набирал драконью кровь в сосуд, как трофей и целительную жидкость.

      — Теперь можно и домой отправляться.
      — Торвальд, пускай юнцы победе порадуются...
      — Дезмонд, все уставшие, какая тут радость!
      — Алатиэль, хочешь исцелиться? Кровушка в помощь. — Гилтанас потряс бутылью с кровью.
      — Хм... А можно?
      — Не смей! — хором крикнули маги.

      Мафей только рассмеялся и почесал затылок, о чем-то задумавшись. Алатиэль тоже задумалась и вспомнила, что драконья кровь была ядом для эльфов. Скорчив недовольную мину она произнесла:

      — Давайте домой, я хочу принять ванную с арома-маслами.
      — Я тоже бы не отказался от ванны с красивой эльфийкой.
      — Мечтай, Мафей, Алатиэль не дура.
      — Гилтанас, ты зануда.

      Алатиэль, не обращая внимания веселую беседу мужчин, подошла к стене скалы, коснувшись пальцем поверхности. Она пропела заклинание и довольно усмехнулась. Поверхность покрылась рябью и стала похожа на воду, телепорт с небольшим минусом.

      — Только не снова, мы опять промокнем! — проныл недовольно Мафей.

      Спорить с упрямой эльфийкой было бессмысленно, маги наложили на себя защитные заклинания и по очереди нырнули в телепорт. Поверхность прошла волной, воины задержали дыхание и прыгнули телепорт. Алатиэль в последний раз осмотрела поле их битвы и мертвого дракона.

      Этот день она не забудет никогда.

      Щелкнув пальцами, она вошла в телепорт, стена зарябила и вновь стала прежней, лишь мертвый дракон был доказательством. Доказательством того, что здесь были храбрые герои, о которых будут слагать легенды и воспевать их в балладах.



Малыш Квипрокво

Отредактировано: 19.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться