Похищенная, или Жена из другого мира

Глава 1. Похищение

   — Эй, дамочка, очнитесь.

  Кто-то настойчиво похлопывал меня по щекам. Я мычала и отбивалась. Нормально же лежу. Чего пристал?

  — Что вы здесь делаете? — требовательно спросил все тот же голос. Кажется, мужской. Или точнее, мальчишеский.

   Хороший вопрос. Последнее, что помню: я иду по улице. А потом удар по голове откуда-то сверху. Или визг тормозов, а уже потом удар… Забыла.

  Неужели меня сбила машина? Но я всегда осторожно перехожу дорогу. Что интересно, сейчас я чувствовала себя нормально. Разве что в сон клонило, но приставучий мальчишка явно не даст поспать.

  — Ладно, встаю, — проворчала я и открыла глаза.

   Первое, что увидела – склоненное надо мной лицо, копну светлых волос и россыпь веснушек.  На вид парню не больше шестнадцати лет. Такой молодой и уже за рулем? Не рано ли ему права выдали? Купил, небось, а водить толком не умеет. Вот и результат – сбил меня на переходе. Я дорогу где попало не перебегаю.     

    В карих глазах парня плескался ужас. Он набедокурил и судорожно соображал, как все исправить. Вспомнилось вдруг, как в Китае добивают сбитых пешеходов, чтобы потом не содержать инвалида всю оставшуюся жизнь. Теперь испугалась я.  

  — Будь добр, не вторгайся в мое личное пространство, — я вытянула руку и отпихнула парня. — Мы не настолько близко знакомы. Строго говоря, мы вообще не знакомы.

    Кряхтя, точно старая бабка, я села и осмотрелась. Парень, к счастью, помалкивал. И отодвинулся.

   Я покрутила головой. Так, я не на дороге. Уже хорошо. Но больница какая-то странная. Пучки трав под потолком, котелок в камине, столы, заваленные пыльными склянками. Здесь вообще слышали о санитарии?

   Естественно, я решила, что попала в больницу. А куда еще? Я потеряла сознание на улице или меня, в самом деле, сбила машина. Прохожие вызвали скорую, и она доставила меня в ближайшее отделение. Конопатый парнишка не водитель, а медбрат. Все логично, кроме того, что вместо койки я лежу на холодном камне. С какой стати вообще? Я понимаю, мест нет и, бывает, больных кладут в коридорах, но это уже перебор. Подайте жалобную книгу!

   Я собралась возмутиться сервисом, но посмотрела налево и ахнула. На соседнем камне лежало тело. Кажется, женское. По крайней мере, ноги, выглядывающие из-под белой простыни, были в туфлях. Все остальное скрыто. 

    Протянув руку, я ткнула тело в плечо и тихо позвала:

  — Эй… вы в порядке?

  Тело на ощупь было холодное и твердое. Это что же, труп? Ой, мамочки, да я не в больнице. Я в морге!

   Наверное, я завопила. Иначе с чего парень бросился ко мне и зажал рот ладонью?

  — Тихо, — прошептал он. — Тебя могут услышать.

   За репутацию свою переживает? Правильно делает! Уж я накажу за столь вопиющую врачебную ошибку. Учат будущих эскулапов абы как, вот и результат – меня еще живую сдали в морг. Хорошо, закопать не успели.

  — Если тебя увидит Азриэл, нам обоим конец, — предупредил парень.

  Услышав странное имя, я перестала отбиваться. На долгую минуту мы с парнем застыли, глядя друг другу в глаза. Хлоп-хлоп ресницами вверх-вниз.

  Решив, что немая сцена затянулась, я цапнула парня за палец.

  — Ой! — взвизгнул он совсем как девчонка и отпустил меня.

  — Так-то лучше, — проворчала я. — А теперь объясни толком, что происходит.

   К этому моменту я начала догадываться – творится что-то странное. Куча деталей не сходилась – морг далек от стандартного, парень слишком молод для врача и для санитара тоже, Азриэл еще этот… Так себе имечко для средней полосы России, даже с учетом трудовых мигрантов.

  Но следующие слова парня все равно застали врасплох:

  — Я перенес тебя из твоего мира в свой, — гордо сообщил он. — Правда, я должен был вернуть душу, но, кажется, ошибся в заклинании, — добавил он уже не так радостно. — И вместо души доставил тело.

   Парень совсем плох, решила я. Мелет какую-то чепуху. Может, он не медбрат, а пациент, а это – дурдом? Надеюсь, не палата для буйных.

   Я повторно осмотрелась. На этот раз подмечала детали, которые мозг умышленно игнорировал, оберегая свое психическое здоровье. Вместо труб отопления камин, в окнах не стекла, а слюда, стены каменные без обоев или покраски. Одежда на парне далека от современной. Какие-то мятые штаны и рубашка навыпуск с завязками взамен пуговиц. Или меня похитили спятившие исторические реконструкторы, или я в самом деле угодила в другой мир.

  — Ох, мамочки, — выдохнула я, скрестила руки на груди и прилегла обратно на камень. А затем потребовала: — Верни меня домой. У меня там герань не политая, кот не глаженый и родители будут волноваться.

  Кот с геранью, конечно, проживут и сами. Молодого человека у меня нет. Точнее, недавно был, но мы расстались. Переживала я только за маму с папой. И еще за диплом, который мне вот-вот защищать. Я как раз заканчивала учебу на факультете биологии и мечтала посвятить жизнь спасению редких видов животных. Амурских тигров, например.

    При мысли о родителях заныло сердце. Я – единственный ребенок в семье, долгожданный, любимый, и, хотя давно выросла, все равно являюсь центром их жизни. Даже вообразить боюсь, какую боль доставит им мое исчезновение. Меньше всего я хочу, чтобы родители страдали по моей вине.



Ольга Герр

Отредактировано: 01.02.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться