Посещенцы

Размер шрифта: - +

Вступление

Некромант Жнец переживал самый волнительный момент в жизни. Именно сегодня, под бледным светом полной луны ему предстояло пройти последнюю ступень посвящения. Несколько недель он потратил на кропотливую подготовку, и теперь только один удар ритуального ножа отделял адепта тьмы от заветной цели. Другие посвященные стояли молчаливой стеной, взирая на него со злорадным любопытством. Слышал некромант и изредка раздающиеся смешки, и ставки, принимаемые шепотом. Удар. Только один удар. И он станет посвященным высшей ступени. Да и заработает неплохо, ведь кроме самого Жнеца на него никто не поставил. Один удар, который прервет жалкую, никому не нужную жизнь. И ничего, что жертва уже сорвала себе голос надрывным криком. И ничего, что сердце некроманта болезненно сжимается, стоит только его взгляду упасть на зеленые глаза, полные нечеловеческой мольбы и боли. Всего один удар - и все закончится. И никто больше не посмеет назвать его слабаком и трусом. Один удар…
Жнец уже было замахнулся ножом, как пространство вокруг залил яркий свет и грубый голос произнес:

– Ну что, вурдалаки, я ж предупреждал, что если еще раз вас здесь застану, то вызову, мать вашу, святую инквизицию!

***

Эльф Аиванель легко бежал через лес. Деревья и кустарники словно бы сами отступали с его дороги. Вскоре послышалось приглушенное пение сладкоголосой Анайре, и эльф выскочил прямо к костру, вокруг которого сидели его собратья. Перворожденные радостно поприветствовали эльфа, ибо тот, хоть и пришел последним, но принес с собой радость, заключенную в трех бутылях цветочного вина. 

Эльфы смеялись и танцевали так, будто эта ночь была последней в их жизни. Бутыли с цветочным вином уже показали дно, и некоторые перворожденные стали призывать собратьев избавиться от давящих оков одежды, дабы та не мешала их единению с луной. Анайре легконогой ланью подбежала к Аиванелю и закружила эльфа в безумном хороводе танца. Это была воистину Прекрасная ночь.

Но все рухнуло в один миг, когда откуда-то из-за кустов раздался пронзительный крик: «Орки! Орки на подходе! Спасайся кто может!»

***

Ей казалось, что внутри поселилась маленькая крыса, острыми зубами раздирающая ей живот. Голод уже несколько часов не давал ей заснуть. Она бесцельно бродила по своему узилищу, но надсмотрщики не поленились вынести даже тару с отбросами. Неожиданно в голову ей пришла полубезумная мысль о побеге. Но толстая стальная дверь лишала ее возможности выбраться, оставалось только окно. Всего лишь несколько шагов над пропастью отделяло ее от вожделенной свободы. Но как ступить на край, если знаешь, что малейшая ошибка станет последней в твоей жизни? Только три удара сердца понадобились ей, чтобы побороть все сомнения…

***

Сумерки медленно опускались на город, придавая ему налет таинственности и романтики. Хотя более благоразумный человек видит в заходе солнца только неоднозначный сигнал о необходимости спрятаться за крепкие стены родного жилища. Юная Кристина всегда безукоризненно следовала этому правилу. Но только не сегодня. Хотя и не было ее вины в том, что сейчас она бежала в полутьме, стараясь как можно скорее преодолеть две сотни метров, оставшихся ей до дома. Неожиданно кто-то подкрался сзади и схватил ее сумку. Кристина закричала и, бросив поклажу, побежала прочь. Преследователь не отставал, он пытался схватить ее за одежду, все время что-то кричал, но девушка не разбирала его слов. Словно раненный заяц, она неожиданно рванула вбок и побежала сквозь заросли жимолости. Колючие кусты, будто живые, не хотели отпускать свою добычу и цеплялись за нее своими острыми пальцами. Собрав последние силы, Кристина закрыла лицо руками и, пригнувшись, выскочила из зарослей. Только она успела мысленно порадоваться свободе, как увидела толпу пьяных мужчин, тыкавших в нее пальцем и загибающихся от злорадного смеха. «Я пропала…». 


***

Как человек сходит с ума? Нужны ли для этого особые обстоятельства, или некоторые уже рождаются не совсем нормальными? Олег никогда не задумывался над этим вопросом, пока его в первый раз не направили на прием к психиатру. Сам-то он считал себя вполне нормальным, но окружающие почему-то думали иначе. Ну, скажите, что странного в том, что мужчина уступает свое место женщине в общественном транспорте? Или открывает перед незнакомкой дверь магазина? Или же покупает малышу конфету, чтобы тот так не печалился из-за потерянной лопатки? Но постепенно Олег стал замечать, что люди от него шарахаются, уходят на другой конец трамвайного вагона, или вовсе грозятся вызвать милицию.

Не оценила парня и его девушка. Нет, поначалу все в их отношениях было прекрасно. Но потом красавицу стал раздражать вежливый молодой человек, не устраивающий скандалов, не заглядывающийся на подруг и всегда радостно возивший ее маму на дачу вместе с ящиками рассады.

Вот, пожалуй, с ее ухода все и началось. Погоревав несколько дней, Олег вдруг отчетливо понял, что это он - нормальный человек, просто родился не в том месте и не в то время. И он стал готовиться к переходу. Вскоре у парня уже был готов походный рюкзак с джентльменским набором "попаданца": ноутбуком с сотней загруженных в него энциклопедий (хотя мне и непонятно, ну как попаданцы все время ухитряются заряжать свои гаджеты в мире без электричества?); травматическим пистолетом, разборным луком и запасным комплектом одежды. Но тут перед Олегом встал другой вопрос, а как, собственно, попасть в другой мир? И теперь все свои выходные дни он проводил в прогулках по так называемым "аномальным зонам" родного города. Где он только ни был: и в краеведческом музее, и в полуразрушенной усадьбе бывшего графа, и на местных полях пшеницы, где пять лет назад видели круги, якобы оставленные инопланетянами. Трижды он обошел все местные лесополосы, насобирал отличный урожай грибов, оставался там несколько раз ночевать, но просыпался всегда ровно там же, где и заснул, а вовсе не в другом мире. 



Елена Труфанова

Отредактировано: 15.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться