После

1.

Сирия, российская военная база Хмеймим, 29 августа 2027 года. 21:02

Капитан Максим Владимирович Пулеев и Евгений Валерьевич Силевский, его друг, находящийся в том же звании, вечером, как обычно, отходили на самое тихое место на базе и по долгу разговаривали там на разные темы, время от времени, притрагиваясь к потрепанной фляжке, от которой за несколько метров несло чистейшим медицинским спиртом. Им всегда было что обсудить, потому что за десять лет, проведённых вместе, они побывали практически во всех горячих точках в мире, часто находились на грани жизни и смерти, а один раз, даже, были в плену у террористов. Они прекрасно дополняли друг друга во всём, и если что-то не умел или не любил делать Пулеев, то ему на помощь приходил Силевский, и наоборот. Дополняли они себя не только делами, но даже и внешне. Пулеев был худым и высоким, не сильно накачанным, прекрасно стрелял и даже неплохо знал английский. Силевский же, наоборот, был практически без образования, но зубами гнул железный гвоздь, коренастый, загорелый, довольно некрасивый. И если Пулеев внешне смахивал на пятикурсника МГУ, то, первый раз в жизни увидев Силевского, сразу можно было понять кем он работает.

Максим Пулеев окончил военную академию и сразу стал капитаном, его друг образования, кроме 9 классов не имел, зато отличился героизмом в Чечне, Грузии и Украине, за что и стал капитаном. Он был старше Максима почти на пятнадцать лет, но это ни капли не мешало общению. Пулееву нравилось общаться с закалённым в боях стариком, Силевскому нравился смелый и подающий надежды юноша.

Они познакомились в 2017 году на Украине, и с тех пор стали неразлучными друзьями. Правда днём особо разговаривать было некогда и, только дождавшись отбоя, друзья бежали на то место, о котором я рассказывал. Как и всегда их посиделки начинались с тоста за президента и страну.

-Ну наливай, Максим!

Максим достал стаканчики и разлил прозрачную, остро пахнущую жидкость.

-Я хочу сказать тост. За нашу Родину и нашего любимого президента Владимира Владимировича Путина. Ура!

-Ура!

Они чокнулись и выпили до дна. После чего стукнули стаканами по бочке, на которой сидели и продолжили беседу.

-Вот я думаю, что мы будем делать, когда всех террористов уничтожим? База-то в Сирии останется, но сколько в ней будет человек и оставят ли нас?

-Не знаю. Я думаю, оставят.

-Да тебя-то могут, а у меня раз и пенсия. Придут, мол, и скажут: уважаемый Евгений Валерьевич, вы служили нам верой и правдой, а теперь пиздуйте на пенсию, больше вы нам на хуй не нужны, можете преподавать ОБЖ и физкультуру в какой-нибудь подмосковной школе, если хотите, конечно.

-Да не могут у нас так поступить. Вы-герой. А у нас в стране героев чтут и помнят.

-Вот! Ты сам сказал. Я не хочу, чтобы меня помнили, я хочу воевать! Сражаться за свою Родину, а когда я умру, тогда пусть и чтут.

-Тоже правда, но ты сам то не устаёшь? По тебе не скажешь, но мало ли что, вдруг тяжело? У моей матери сосед, как лошадь был, даже простудой не болел, а помер в 57 лет. Тихо, спокойно, во сне.

-Ты сейчас это кому сказал? Ты это боевому офицеру сказал! Я вот этими руками детей из-под обломков домов в Чечне вытаскивал! А теперь я старый стал?! Да я десять террористов голым руками задушу, да что там террористов, я десять морских котиков в бронежилетах с автоматами, всех!... Голыми руками, в одной тельняшке уничтожу! Старый, значит… А ну давай драться! Я покажу тебе, на что способен капитан Силевский!

-Не надо, успокойся!

-Я тебе рыло разобью!

-Успокойся!

Два друга было начали драться, но вдруг звериный взгляд Силевского потускнел и он, с мрачным видом, отглотнул из фляжки со спиртом.

-Правильно, что это я. Солдат солдату брат и товарищ, нельзя драться. Мы за одно дело сражаемся. За страну, за президента. Нельзя. Просто боюсь я, понимаешь?

-Понимаю. Давай выпьем за дружбу. И за долгую и успешную службу.

Они выпили.

-Вот ты же институт заканчивал, да?

-Угу.

-Вот, получается-умный. Вот ты мне скажи, зачем они к нам лезут?

-Кто они?

-Они…Все…

-Ну, например?

-Ну, американцы. Зачем они к нам на Украину полезли? Ведь жили спокойно, а они начинают.

-Просто не хотят они, чтобы Россия сильной была. Хотят развалить, как Советский Союз. Сволочи. Мы к ним не лезем, а они к нам зачем лезут? Какое им дело до Украины? Где Америка, а где Украина, они за полмира друг от друга находятся. Но пока у России есть армия, с ней ничего не случиться.

-Вот это похоже на тост. За сильную Россию.

После того как опустели стаканы, их наполнили и выпили сначала за президента, а потом за армию.

Офицеры уже было хотели налить по третьей и произнести ещё какой-нибудь патриотический тост, как вдруг сзади раздался суровый голос полковника Петра Ивановича Гиревича.

-Встать!

-Здравия желаю, товарищ полковник!

-Уже, значит, отбой был, а вы сидите пьянствуете?!

-Да что вы. Мы же по чуть-чуть. Вы же нас знаете.

-Вот именно, что знаю. Ну хотя я вас понимаю. Тяжело. Да, тяжело. Я бы и сам к вам присоединился, но мне срочная новость пришла, никто ещё, кроме руководства не знает. Завтра к нам прилетает лично сам…

Он многозначительно указал пальцем на небо и остановился, желая усилить напряжённость момента.

-Лично сам Президент и наш новый министр обороны, генерал Александр Георгиевич Белевич.

Оба капитана сначала, казалось, не поверили вышесказанному, и тут же переменились в лицах.



Даниил Ртищев

Отредактировано: 06.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться