Последние два тома романа "Катрин". История создания

Последние два тома романа "Катрин". История создания

Мои до­рогие чи­тате­ли и слу­чай­но заб­редшие сю­да лю­ди, кто всё же возь­мёт на се­бя труд про­читать сей мой фанф! Сра­зу го­ворю, что ни в ко­ем слу­чае не хо­чу ни­кого оби­деть этим фан­фи­ком. Уж тем бо­лее, нет же­лания по­пирать па­мять на­шей с ва­ми лю­бимой ма­дам Жюль­ет­ты! Дан­ный фан­фик — прос­то плод мо­ей фан­та­зии. Все­го лишь фа­нат­ская те­ория, как бы­ли на­писа­ны пос­ледние два то­ма ро­мана «Кат­рин»!

      Этим, ка­залось бы, обыч­ным ве­сен­ним днём по­года из­во­лила ба­ловать не­боль­шой го­родок Сен-Ман­де при­ковы­ва­ющим взо­ры ма­нящим и чис­тым си­ним не­бом, лас­ко­вым све­жим вет­ром и си­яющим не об­жи­га­ющим до пек­ла сол­нцем. Вы­бира­лись на пик­ни­ки семьи, по­сыла­ли ку­да по­даль­ше шко­лу и сбе­гали ку­пать­ся в реч­ке школь­ни­ки, про­гули­вались под ру­ку влюб­лённые па­ры.
Вот толь­ко один че­ловек не мог поз­во­лить се­бе выб­рать­ся в го­род и про­вес­ти вре­мя в своё удо­воль­ствие. Под­пе­рев го­лову ле­вой ру­кой и бег­ло на­бирая текст на пе­чат­ной ма­шин­ке пра­вой, си­дя за пись­мен­ным сто­лом нап­ро­тив ок­на, Жюль­ет­та Бен­цо­ни иног­да при­дир­чи­во всмат­ри­валась в на­печа­тан­ное и выг­ля­дыва­ла в ок­но. Ду­ющий све­жий ве­тер лас­ко­во за­пус­кал в её во­лосы нез­ри­мые паль­цы. Сол­нечные лу­чи бег­ло сколь­зи­ли по де­ревян­ной по­вер­хнос­ти сто­ла.
Грус­тно улыб­нувшись, жен­щи­на на мгно­вение взгля­нула на го­лося­щую со­року, что си­дела на вет­ви де­рева, ко­торое рос­ло в са­ду внут­ренне­го дво­рика её особ­ня­ка, и сно­ва вер­ну­лась к пе­чата­нию на ма­шин­ке.
Си­дящие на сто­ле по обе­им сто­ронам от неё мо­лодые чер­но­воло­сый муж­чи­на и зо­лото­воло­сая жен­щи­на взи­рали на пи­сатель­ни­цу с тре­вогой и со­чувс­тви­ем.
— Ма­ма, мо­жет быть, ты не бу­дешь пи­сать эти две кни­ги, ес­ли те­бе мо­раль­но тя­жело их пи­сать? — учас­тли­во по­ин­те­ресо­валась зо­лото­воло­сая кра­сави­ца, пог­ла­див по пле­чу пи­сатель­ни­цу.
— Увы, Кат­рин, — ма­дам Бен­цо­ни тя­жело вздох­ну­ла и пе­рек­рести­лась, — мне при­дёт­ся всё же это сде­лать. Вы­хода нет.
— Так ли уж вы­хода нет, ма­ма? — брю­нет уп­ря­мо под­жал гу­бы и скрес­тил ру­ки на гру­ди. — По мне, твою се­рию «Кат­рин» мож­но бла­гопо­луч­но за­кон­чить на пя­той кни­ге, где я и Кат­рин вер­ну­лись вмес­те в Мон­саль­ви из Гра­нады, и пос­ле воз­вра­щения у нас ро­дилась Иза­бель.
— Я с то­бой сог­ласна, Ар­но, — ма­дам Жюль­ет­та рва­но вздох­ну­ла и уб­ра­ла со лба ле­зущую в гла­за прядь во­лос, — но что по­делать, ког­да об­сто­ятель­ства ока­зыва­ют­ся вы­ше нас?..
— Ма­ма, но ты не мо­жешь так с на­ми пос­ту­пить, — Кат­рин в моль­бе к сво­ей соз­да­тель­ни­це за­ломи­ла ру­ки, — я и Ар­но так мно­го вы­нес­ли, что­бы сно­ва вос­со­еди­нить­ся, на­конец-то за­жить счас­тли­во в Мон­саль­ви с на­шими Иза­бел­лой и Ми­шелем!
— Да, Кат­рин пра­ва! Ты не мо­жешь так с на­ми об­хо­дить­ся! — го­рячо под­держал Ар­но же­ну. — Я не хо­чу в шес­той и в седь­мой кни­гах прев­ра­щать­ся в кли­ничес­ко­го де­била, ко­торый по ве­лению вол­шебно­го ши­ла по­ниже спи­ны ума­тыва­ет иг­рать в вой­нуш­ки — и это в то вре­мя, ког­да Мон­саль­ви осаж­да­ют мер­завцы д’Апшье, тас­ка­ет­ся за вся­кими са­моз­ванны­ми Жан­на­ми д’Арк, гра­бит де­рев­ни и на­силу­ет ни в чём не ви­нов­ных жен­щин в об­ли­ке ка­пита­на Гро­ма, пы­та­ет лю­дей, ве­рит рос­сказ­ням д’Апшье и ка­кой-то дря­ни Аза­ла­ис про из­ме­ны же­ны, да пь­янс­тву­ет, вы­тирая но­ги о лю­бовь и вер­ность этой са­мой же­ны!
— Ар­но, Кат­рин, мои до­рогие, — Жюль­ет­та Бен­цо­ни со скор­бной неж­ностью оки­нула взо­ром на­супив­шихся суп­ру­гов де Мон­саль­ви, — я и са­ма бы ра­да ос­та­новить­ся на пя­той кни­ге, по­дарить вам спо­кой­ную и счас­тли­вую жизнь, но не мо­гу, прав­да не мо­гу, мне ни­чего ино­го не ос­та­ёт­ся…
— Что зна­чит «ни­чего ино­го не ос­та­ёт­ся»?! — взор­ва­лась Кат­рин, стук­нув ку­лаком по сто­лу. — Ма­ма, я умо­ляю, не на­до этих двух книг! — уп­ра­шива­ла мо­лодая жен­щи­на соз­да­тель­ни­цу, ста­ра­ясь унять дрожь в го­лосе.
— Да, мам, по­жалуй­ста, не пи­ши этих двух книг, от­ка­жись от на­мере­ния. Ты же в ли­тера­тур­ные не­воль­ни­цы ни­кому не на­нима­лась. — Ар­но слез со сво­ей сто­роны сто­ла, по­дошёл к Кат­рин и при­об­нял за пле­чи, по­цело­вав в ма­куш­ку.
— Ес­ли бы толь­ко ты был прав, Ар­но, — ма­дам Жюль­ет­та уд­ру­чён­но по­кача­ла го­ловой и с тос­кою пог­ля­дела в ок­но. — Чем угод­но кля­нусь, са­ма бы­ла бы ра­да не пи­сать эти две кни­ги и дать вам нас­ла­дить­ся по­ко­ем, ну и друг дру­гом. Но вы ви­дите это­го че­лове­ка? — гос­по­жа Бен­цо­ни ука­зала ру­кой на муж­чи­ну, си­дяще­го на ди­ване в её гос­ти­ной и дер­жа­щего в ру­ках ав­то­мат, не сво­дяще­го с пи­сатель­ни­цы не­доб­ро­го и тя­жёло­го взгля­да. Взо­ры Кат­рин и Ар­но об­ра­тились на это­го гос­по­дина, во­ору­жён­но­го ог­нес­тре­лом. — Имен­но этот месье, мой из­да­тель, ко­торо­го вы ви­дите пе­ред со­бой, си­дящим у ме­ня в гос­ти­ной с ог­нес­трель­ным ору­жи­ем, яв­ля­ет­ся при­чиной, по ко­торой мне всё-та­ки при­дёт­ся — воп­ре­ки мо­ей во­ле — на­писать эти чёр­то­вы две кни­ги.
Ар­но, Кат­рин и ма­дам Жюль­ет­та об­ре­чён­но пе­рег­ля­нулись. По­вис­шую ти­шину гос­ти­ной на­рушил стук кла­виш пе­чат­ной ма­шин­ки.



Фьора Бельтрами

Отредактировано: 05.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться