Потерянный источник

Глава 1

Бодро прыгая по ступенькам, Лиз все равно поежилась и плотнее завернулась в старый байковый платок, который накинула на плечи, собираясь в библиотеку.

На улице уже чувствовалась весна – вовсю цветут яблони и на солнце в теплой студенческой форме становится жарко. А в Академии все еще стылые сквозняки гуляют по длинным сводчатым коридорам, и зимняя сырость не успела раствориться в теплом ветре из открытых окон.

Быстрее бы добежать до своей комнаты. Там можно поставить чайник на магическую горелку и заварить травы. С ужина осталась пара заботливо припрятанных в карман булочек. Конечно, пользоваться горелкой в комнате запрещено, но все равно все так делают, и Лиз не исключение. Иначе как согреешься после стольких часов неподвижного сидения в библиотеке, где тоже совсем не жарко?

Кроме Лиз, это никому не мешает – студенты заскакивают туда, только чтобы быстренько поменять книги или позаниматься пару часиков в центральном зале. Никто не влезает в пыльную башенку со списанными учебниками, чтобы из двух-трех почти развалившихся книг собрать себе одну более-менее целую, а не бежать сломя голову сразу после семинара, чтобы первой схватить с полки нужное редкое пособие.

К тому же Лиз прекрасно понимала бессмысленность спешки. Даже если она успеет и получит нужную книгу, ее запросто смогут отнять более родовитые однокурсники.

Можно, конечно, отбиться, но это конфликт, внимание и необходимость быть у всех на виду. Ровно то, чего Лиз старательно избегала все семь лет обучения.

Хотя, признаться, иногда просто подрывало изнутри поставить на место какую-нибудь знатную выскочку. И она могла бы! Но нельзя.

Зато, спасибо старичку-библиотекарю, она нашла надежный способ получать все необходимые учебники.

Конечно, в башне такие сквозняки гуляют, что маги воздуха обзавидуются! Но потом можно спокойно заниматься у себя в комнате и ни о чем не переживать.

А еще, совершенно случайно, копаясь в старых книгах, можно найти такой древний раритет, о котором никто из преподавателей не упоминает. И библиотекарь даже не помнит, что такое чудо имеется, – завалы не разбирали уже лет сорок, не меньше.

А ведь в старых изданиях можно прочесть столько всего интересного!

 

Лиз вздохнула и ускорила шаги. Потерпеть оставалось совсем немного – и до горячего отвара, и до выпуска.

Место на кафедре пространственной магии ей уже обещано, а это неплохой оклад, маленькая квартирка в корпусе преподавателей и долгожданная свобода! И главное, премиум-пакет бытовых чар, разом снимающий всё неудобство проживания в допотопной каменной громаде Академии.

До смерти надоело экономить и стирать белье в тазу! Все же пространственники, хотя и считаются редкими высококвалифицированными специалистами, к бытовой магии совершенно не приспособлены и покупают чары наравне с неодаренными.

 

Нет, конечно, форму и постельные принадлежности Лиз относила в общую прачечную, где дежурные бытовики быстро и качественно приводили все в порядок. Но сдавать туда нижнее белье… Во-первых, не принято.

Во-вторых, там дежурят паршивцы с младших курсов, а эти веселые дети всегда не прочь подшутить, особенно над тем, от кого не прилетит в ответ ничего серьезнее подзатыльника.

 

За всеми этими мыслями девушка не заметила, как пробежала почти через весь корпус и поднялась по лестнице на седьмой этаж. Теперь еще один коридор, пара поворотов мимо пустых по вечерам аудиторий, еще одна лестница…

Лиз вдруг резко остановилась возле одной из аудиторий. Через приоткрытую дверь ей почудились голоса, причем не просто голоса, а…

Грейхард! Ярвуд Грейхард и какая-то женщина. Причем интонации такие, что не оставляют сомнения в том, чем они там заняты.

Лиз закусила губу и отступила от двери на шаг. Нет, она не будет подсматривать! И подслушивать не станет. И…

Дверь чуть слышно скрипнула, открывая щель чуть пошире, и Лиз судорожно сглотнула. Прямо напротив ее наблюдательного пункта, в широкой полосе лунного света, ритмично двигались по мускулистой спине и… заднице серебряные блики.

Девушку, лежавшую навзничь на столе, было почти не видно за увлеченным процессом ловеласом, хотя они и расположились полубоком к двери. Ярвуд довольно порыкивал, его партнерша громко стонала и взвизгивала от удовольствия, а Лиз словно приморозило к дверной щели.

Она чувствовала, как горят огнем щеки, как слабеют коленки, то ли от непристойности всего увиденного, то ли от… желания оказаться на месте этой… этой?!

Голова мягко кружилась, губы пересохли, но девушка уже почти собралась с силами, чтобы отступить, не видеть больше и вообще убежать отсюда! И тут вроде бы всецело поглощенный процессом Грейхард вдруг резко обернулся и посмотрел прямо на Лиз.

Он ее увидел! Заметил! Понял, что она подглядывает, и…

Карие глаза на миг насмешливо прищурились, а потом этот высокородный клоун их демонстративно закатил, словно намекая на что-то еще более непристойное, и демонстративно резче дернул на себя неизвестную девицу, изображая неземное блаженство.

Лиз отскочила от двери как ошпаренная и кинулась бежать в сторону лестницы.

Только не реветь! Только не реветь! И вообще забыть, что когда-то засматривалась в сторону этого кобеля! Дура, какая же дура… что она, не знала, что Грейхард тащит в постель все, что шевелится?! Знала же!

Но никогда не видела так близко и так… безнадежно откровенно. Глупая девчоночья влюбленность, с которой она успешно боролась все эти годы, теперь пошла стеклянными трещинами и больно резалась где-то там, внутри…

А если он понял? Если догадался, что все ее взгляды на Дэвида были только игрой, попыткой скрыть интерес к совсем другому парню?!

Нет, нет! Только не это. Она же нарочно всегда старалась смотреть именно на Рассела, потому что знала – эта парочка не разлей вода всегда рядом, где Дэвид, там и Яр, и если «незаметно» смотреть на заводилу и клоуна, любимца всего факультета, то это не вызовет таких подозрений! Зато можно всегда краем глаза видеть Грейхарда, любоваться им, даже иногда мечтать… о глупостях.



Джейд Дэвлин, Ирина Смирнова

Отредактировано: 11.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться