Потерявшиеся

Размер шрифта: - +

Потерявшиеся

1

– Мам. Ма-ам!– сначала тихо, потом громче позвала Настя. Поезд почему-то стоял. Он был совершенно пуст, и рядом никого, кроме младшего брата, сжимающего руку.

– А где все? – Вадим потер заспанные глаза,- я уснул?

– Я тоже спала, Вадик,- Настя хмуро посмотрела по сторонам,- как все это странно…

– Мне страшно,- заныл Вадим и заплакал.

– Тихо ты.

Настя, приложив палец к губам, жестом показала брату, чтобы он подал руку. Тот скривился, готовый вот-вот зареветь громче и покачал головой.

– Вот, непослушный!- Строго шепнула Настя, братишка всегда любил покапризничать по поводу и без. - Понимаешь, надо уносить ноги. Здесь, что-то не так, видишь?

Вадим перестал плакать, протягивая сестре худенькую ручку, другой крепко сжимая зайца, которого связала бабушка. Заяц был его любимцем, и Вадик с ним почти никогда не расставался. В таком возрасте дети бывают очень привязаны к игрушкам. Заяц был ему как друг. Вадику только исполнилось пять, но он оказался не по годам развитым мальчиком. Но с зайцем даже разговаривал, жаловался и ворчал, бывало, на родителей и засыпал, обняв обеими руками. Обычно, он слушал старшую сестру, которой недавно исполнилось шестнадцать. Сейчас же очень испугался, поэтому точно прирос пятой точкой к сидению и боялся пошевелиться.

Скрежет. От него брат и сестра вздрогнули. Вадим метнулся к Насте, которая все еще сидела на корточках, пытаясь выманить его с сидения около окна. Малыш выскочил из своего «убежища», бросившись к сестре, вцепился в нее, задрожав от страха.

Схватив мальчика на руки, она побежала к распахнутым дверям.

– Морковка! – вдруг закричал Вадик.

Настя остановилась, чувствуя, как сильно бьется сердце, пульс стучал в голове, а по коже побежали мурашки.

– Тихо! – сказала она шепотом, поставив Вадика на пол,- вот твой Морковка! – повертела зайцем перед носом брата,- я ж взяла его, дурачок.

– Морковка,- улыбнулся Вадик, протягивая руки к вязаному зайцу и прижимая к груди любимчика.

Настя взяла мальчика на руки и, выглянув из вагона, поняла, что никого кроме них в темном тоннеле метро нет.

– Что же мне с тобой делать? – она помогла ему спуститься и, крепко сжав руку, пригрозила.- Не вздумай убегать от меня и давай Морковку, я его в рюкзак положу...

– Нет,- захныкал Вадик.

– А если ты его потеряешь? – строго спросила Настя, Вадик округлил голубые глаза, выбирая, что делать: отдать любимца или снова зареветь. – Вот послушай. Со всеми людьми что-то случилось, они пропали. Мы остались одни в этом темном тоннеле. А что может быть в темном тоннеле?

– Чудовища,- дрожащим голосом ответил Вадик, сжав руку сестры, как можно сильнее.

– Ты же не хочешь, чтобы Морковка остался один в темноте?- В ответ Вадим яростно замотал головой. – Вот. Поэтому сейчас мы пойдем вперед и выйдем на следующей станции. Сидеть в вагоне мне совершенно не хочется. А Морковка пускай отдохнет у меня в рюкзаке.

– Хорошо.- Вадик насупился, выпятив нижнюю губу, понимая, что спорить со старшей сестрой бесполезно. - А как же мама и папа? – спросил мальчик.

– Отойдем, и я позвоню им. Хотя… - Настя замешкалась, вытащила телефон, не понимая, как тот мог полностью разрядиться. – Странно. Ты только не бойся…

– Мне уже страшно, когда ты так говоришь, - Вадик сжал руку сестры, прижимаясь к ней.

– Если ты будешь меня слушаться, ничего плохого не произойдет,- Настя строго посмотрела на брата и потянула за собой.

Тишина нарушалась лишь шагами детей, которые медленно шли, минуя состав поезда в метро. Он казался похожим на мертвого динозавра, в чреве, которого пусто. Настя понимала, просто так люди не могут исчезнуть и объяснения произошедшему пока не находилось.

Темные своды освещали тусклые лампы. По стенам сочилась вода, пахло сыростью. Сквозь камни рос плющ, который пытался захватить территорию, цепляясь корнями за выступы на стене. Бледный свет падал на зеленые мраморные листья, делая их не похожими на обычное растение, а что-то мистическое из другого мира, затерянного в пространстве. Настя потрогала влажные листья и двинулась дальше, не выпуская руку Вадима.

Впереди послышался звук. Точно какое-то животное, вероятнее всего, собака, бежало впереди, цокая когтями по бетонному покрытию. Ребята остановились, прислушиваясь. Животное остановилось тоже. Оно почувствовало, что кроме него здесь тоже кто-то есть, и побежало к детям. Вскоре Настя увидела приближающуюся овчарку. Вадим спрятался за сестрой, он боялся крупных собак и начал жалобно поскуливать.

– Успокойся, это хороший пес.- Сказала Настя, видя, как собака дружелюбно машет хвостом. – Как тебя зовут? – Спросила она,- ты потерялся или ищешь нас?

Собака подбежала ближе, нюхая воздух, а потом лизнула Настину руку и села напротив, высунув розовый язык.

– Может, ты знаешь, что случилось? – спросила Настя, присев на одно колено.

Громкий скрежет, вернул брата и сестру в обитель ужаса. Сердце бешено заколотилось, а Вадик, вцепившись в Настю, затаил дыхание, готовый вот-вот зареветь. Звук, который они услышали, прозвучал рядом, как будто кто-то царапал когтями крышу вагона. Собака посмотрела наверх, и, ощетинившись, зарычала.

Настя, потянув за собой Вадима, быстрым шагом направилась вперед. Собака оставалась на прежнем месте, и рычала, чувствуя опасность. Настя боялась обернуться, она не хотела увидеть то, что издает такие звуки, от которых внутри сжимается сердце, словно чья-то рука покрытая шипами шарит внутри грудной клетки.

Потом она увидела, что рельсы обрываются, дороги дальше не было, только путь в темноту мрачного тоннеля.



Таьяна Осипова

Отредактировано: 29.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться