Повесть тех лет. Год 1940.На пороге большой беды

Глава первая

    В  квартире  профессора  математики  Александра  Ивановича  Соловьёва  было  тепло, светло, уютно. Зоя,  самая  маленькая  и  младшая  из  трёх  сестёр, миловидная  круглолицая  шатенка, сидела  с  ногами  на  диване  и  читала. Валя, средняя, тоже  невысокого  роста,  темноглазая  хорошенькая  брюнетка, расположилась  за  столом  и  рисовала  зимний  пейзаж. В  школе  был  конкурс  на  лучший  зимний  рисунок, и  Валя рьяно  готовилась. Сначала  она  хотела  нарисовать  рисунок  с  людьми  и   приставала  к  сёстрам, заявив, что  нарисует  их  на  фоне  зимнего  леса. Алла  сказала, что  не  сможет  из – за  музучилища, и  тогда  Валя  пристала  к  Зое, и  та  с  удовольствием  согласилась. Несколько  дней  подряд  Валя, высунув  язык, рисовала  Зою  на  фоне  зимнего  леса, а  потом  вдруг  заявила, что  ничего  не  выйдет  и  что  она  лучше  нарисует  просто  пейзаж. Зоя  очень  обиделась  и  назвала  сестру  дурой.

  Мать, Варвара  Тимофеевна, вышла  в  гостиную, поглядела  на  настенные  часы.

-  Где  же  Алла? Уже  давно  пора  быть  дома. Где  её  носит?

-  Мама, не  переживай, - сказала  Валя, держа  кисть  вверх  как  копьё. – Алка  всегда  задерживается.  Александра  Евгеньевна  всегда  её  после  занятий  оставляет. Она, наверно, хочет  из  Алки  сделать  вторую  Пантофель – Нечецкую.*

-  А  что? У  Алки  есть  всё  для  этого, - сообщила  Зоя, выглянув   из – за книги. - Скоро, годика  через  два, в  Большом  театре  будет  петь. А  мы  будем  сидеть  на  галёрке  и  аплодировать. Вот.

-  Ну, если  она  не  выбьет  для  нас  билеты  в  ложу, это  будет  большим  свинством, - заявила  Валя.

-  Что  ты  так  трепыхаешься? Колька  тебя  везде  найдёт – и  на  галерке, и  в  ложе.

-  Сейчас  получишь, - пригрозила  Валя.

  В  дверь  позвонили. Зоя  бросила  книгу  и  вприпрыжку  помчалась  открывать. Открыв  дверь, она  впустила  совершенно  заснеженную  старшую  сестру.

  Это  была  невысокого  роста  хорошенькая  шатенка  со  слегка  раскосым   разрезом  тёмно – карих  глаз.

  Сёстры  Соловьёвы  были  хорошенькими, каждая  на  свой  вкус  и  на  любой  характер.

  Валя  среди  них  была  самой  живой  и  общительной, с  решительным  характером, лёгкой  на  подъём  и  решения. Она  терпеть  не  могла, если  ей  прекословили.

  Зоя  была  несколько  поспокойней, но  не  настолько, как  старшая. Она  была  шумной  и  любила  поговорить. Часто  забывала, куда  клала  свои  вещи, и  обожала  читать  классиков. Очень  уважала  Блока  и  справедливо  считала  его  самым  лучшим  поэтом  всех  времён  и  народов.

  Самой  спокойной  среди  двух,  очень  весёлых  и  шумных  сестёр,  считалась  Алла. Она  была  довольно  скрытна  и замкнута  и  очень  редко  меняла  своё  мнение, а  в  некоторых  вопросах  могла  быть  ужасно  упрямой.

  Сёстры  предпочитали  дружить  с  ребятами, справедливо  полагая, что  последние  намного  искреннее, чем  девчата.

-  Ой, холодно! Ой, мороз! - причитала  Алла, стряхивая  снег  с  пальто, рукавов, воротника, топая  ногами. - В  этом  году  что - то  зима  такая  снежная! Чуть  не  замело. Ой, девчата, меня  Толя  фотографировал! Я  там  такая  интересная  получилась. Ну, во  всяком  случае  я  очень  на  это  надеюсь. Вы  ведь  знаете…

-… Что  я  совершенно  нефотогенична  и  совсем  не  выхожу  на  фотокарточках, - процитировала  Зоя, накинув   платок  сестры  на  вешалку. - Знаем – знаем. Только, по – моему, это  сплошной  бред. Ты  вполне  хорошо  получаешься.



Лилия Самойлова

#25473 в Разное
#4493 в Неформат
#6839 в Драма

В тексте есть: СССР, 1940 год, авиация

Отредактировано: 11.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться