Прерванный взлёт

Размер шрифта: - +

Главы 1, 2

Аннотация: Эта книга о первой любви, которая была у каждого. Первая любовь… Это восторг! Восторг, а потом тихое замирание сердца и дыхание через раз, осторожные взгляды и бешеный стук в груди. И ожидание – ответит ли?

Ответит ли? И душа начинает мерцать. А если – нет!? Как тогда дышать? Да и жизнь разве не разлетится на осколки? Иногда разлетается… вдребезги.

Но когда понимаешь, что… твоя любовь чувствует то же… Мир вокруг превращается в полотна импрессионистов.

Только порой реальность подправляет краски и великое чувство начинает причинять традиционную боль.

– Папа назвал бы это прерванным взлётом, – думала Маша сквозь слёзы. – Один из двигателей отказал.

Отказал. Жёсткое вынужденное торможение породило пожар. Жестокое пламя причиняло невыносимые страдания.

А после…

После можно попробовать взлететь.

Или остаться за пределами взлётной полосы.

Первая любовь… Вздохнём и вспомним.

 

Пролог

 

Через слои мягкого, глубокого, сладкого сна до Маши доносились голоса отца и мамы. Это было непривычно. Ведь родители всегда говорили шепотом, пока она спала. А может, это сон? Вдруг мама с папой снятся? Но сон такой крепкий, что сновидение не может прорваться.

Но вот голоса стали отдаляться. И Маша невольно начала прислушиваться сильнее. Напрягалась, пытаясь разобрать слова, и… стала просыпаться.

А по мере того, как сон постепенно отступал, развеиваясь, становилось понятно, что голоса реальны. Мама с папой действительно разговаривали.

– Папа дома? – прошептала Маша и потянулась. – Он же только вечером должен был вернуться.

Маша встала, споткнулась, засовывая ноги в тапочки, накинула халатик. Приоткрыла дверь своей комнаты. Только собралась выйти, как тапочка слетела – Маша ещё спала на ходу…

Пока возилась с прыгучей тапкой, услышала дрожащий голос мамы:

– Лёшенька, хорошо, что не в воздухе двигатели отказали. Бог с ними, с объяснительными. Руководству же нужно бумажками обставиться. Сами же прекрасно понимают, что ты спас столько жизней! Да и самолёт их почти не пострадал благодаря быстро принятому и правильному решению!

Маша замерла. Стало так страшно, что двигаться она оказалась не в силах.

– Покрышки шасси сгорели и в ноль износились механизмы тормоза. Несколько секунд до отрыва оставалось, скорость большая была. Времени мало, полоса заканчивается, мы сошли с неё, но зато никуда не врезались…

Родители некоторое время молчали.

Главное, пожар не вспыхнул.

– Да, – отец шумно выдохнул. – Что-то не нравится мне… снова неполадка… Два раза было, третьего не миновать?

– Даже не думай об этом!

Маша прикрыла дверь. Сильный озноб охватил её.

Папочка… Папа…

 

 

ЧАСТЬ 1.

Глава 1.

 

МАРИЯ

 

Небушко. Отец называл её так за цвет глаз.

Серенькие детские глазки сменились густой синевой, когда Машеньке исполнилось семь месяцев. И отец не уставал любоваться красотой глаз дочери.

– Если Машенька чем-то расстроена или недовольна, её глаза серые, будто нахмурившееся небо, – говорил он. – А когда Маша весела, то и глаза становятся синими, притягательными, как огромная, ясная высота.

А мама Маши улыбалась и покачивала головой – причин для грусти у дочери почти не было. Омрачить Машин взгляд могла лишь невозможность дотянуться до игрушки. А особенно, если не могла достать одного из множества олимпийских мишек, все знакомые преподнесли девочке по этой очаровательной игрушке, поскольку родилась Маша в год московской олимпиады. Или же ясные, синие глаза девочки печалились, когда качели, на которых она обожала проводить время, останавливали и говорили, что качаться достаточно.

А когда Маша немного подросла, то единственное, что делало её глаза серого цвета, было отсутствие отца. Слова – «папа улетел» – оказывали на девочку удручающее действие. И как бы ни старались мама, бабушка и дедушка, говоря Маше, что папа её лётчик, что им нужно гордиться и терпеливо ждать его возвращения, на девочку не действовали их уговоры. Маша понимала только одно – папа уехал и из жизни её исчез праздник. А значит, ничто не переубедит её изменить цвет глаз, только папе принадлежали её ярко-синие глаза.

…К пяти годам Маша заметно повзрослела и начала замечать, что и мама становится печальной без папы. И тогда Маша принималась веселить маму, она бегала по квартире, раскинув руки. Маша старательно изображала самолёт – вот сейчас этот забавный самолётик облетит все комнаты и приземлится возле мамы.



Ольга Шарипова

Отредактировано: 30.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться