Прозрачная слеза осени

Часть - 1

                                                                      

 

Мои милые читатели! Разрешите мне представить вам свою новую книгу, которая называется Прозрачная слеза осени. Я надеюсь, что сюжет этого романа оставит в ваших сердцах положительные эмоции. Желаю приятного чтения!


                                                                       

                                                                           Пролог

Был  холодный октябрь. Серые облака, плывшие по небу, заслоняли тусклое осеннее солнце. По мокрой тропинке безлюдного парка шла молодая женщина. Шальной ветер, резвясь с опавшей листвой, играл с её длинными светлыми волосами. Мрачно глядя себе под ноги, она спустилась на деревянную скамью и достала из кармана коричневого пальто помолвочное кольцо с мелкими бриллиантами. Надев его на безымянный палец правой руки, женщина тяжело вздохнула, потом, как бы задавая вопрос Всевышнему, подняла к небу глаза необыкновенного синего цвета. Задержав долгий взгляд на тёмных тучах, склонила голову к земле, и горькие слёзы безысходности покатились по её бледным щекам.

 

Часть -1

Шёл 1998 год, середина мая. В этот раз весна пришла довольно скоро. Уже в марте уступили морозы. Под горячими лучами солнца заметно исчезал снег, темнели верхушки гор. Было тепло и довольно непривычно для Хабаровского края, где под влиянием умеренно-муссонного климата холода тянулись почти до самого лета.

В тридцати восьми километрах северо-западней города Комсомольск-на-Амуре прятался небольшой районный посёлок Солнечный, окружённый с каждой стороны возвышенными лесными холмами. После тугой зимы природа здесь вновь оживала. Хвойные деревья в микрорайонах становились гуще и зеленей; просыпалась влажная земля, пуская молодую траву; слух пронизывало щебетание птиц, занятых постройкой новых гнёзд для своих будущих малышей, а воздух так опьянял хвойным ароматом, что становилось тяжело дышать.

Была пятница. Полдень. Последний трудовой день недели. С редко покрытого пушистыми облаками голубого неба солнце, не скупясь, пускало яркие лучи и предвещало тёплые выходные дни.

В первом микрорайоне недалеко от главной широкой улицы растягивалось длинное трёхэтажное здание, облепленное квадратными белыми окнами. На коричневые от ржавчины огромные ворота была прибита такая же обшарпанная годами чёрная табличка, а на ней белым письмом — «Средняя школа № 1».

Раздался пронзительный звук электрического звонка, и через несколько секунд из распахнутых синих двойных дверей здания стали гурьбой выбегать дети разных возрастов. Подождав в коридоре, пока рассеется давка младшей смены, во двор вышла одиннадцатиклассница. Поправив золотистую чёлку, она оглянулась на двери и, взглянув на старенькие ручные часы, медленно зашагала к воротам.

—  Кристин! Подожди! — кто-то дёрнул её за плечо.

—  Где ты столько, Лесь? — обернулась она.

— Да пацаны всё с выпускным пристают, тебя, между прочим, тоже искали, — оправдалась невысокая кареглазая Олеся с тёмными, стриженными под каре волосами.

Взявшись под руки, они поспешили к воротам и направились вдоль главной дороги.

— Придёшь вечером за словарём? — поправляя свисавший на плечах рюкзак, посмотрела Кристина на свою подругу.

— Пойдёшь потом прогуляться? — спросила та.

— Сегодня не могу, гости должны приехать.

— Ну да, ты уже говорила, —  кивнула Олеся уныло.

— Но это не означает, что я теперь целую неделю из дома выходить не буду, —  улыбнулась ей Кристина.

— Тогда в воскресенье я захожу за тобой, — вспорхнула подруга и, весело обнявшись, они зашагали по длинной улице в сторону  пятиэтажного серого дома.

— Как же ты выросла, деточка! — у порога квартиры Кристину встретила невысокая, полноватая, с волосами цвета махагон, которые были уложены в короткой химии, Галина Михайловна, старшая и единственная сестра её матери. При ней объявился её поседевший, но всё такой же очаровательный муж, Николай Алексеевич. Несмотря на свои шестьдесят пять,он был таким же высоким и стройным. На смуглом, тонком профиле лица около тёмных, ещё выразительных глаз вырисовывались мелкие морщинки. На удивление красота его была лишь слегка обозначена годами.

— Барышня-то какая, и не узнать! — сжал он Кристину в своём объятии.

— Ну как твои дела? — Галина Михайловна не спускала с неё взгляда тёплых голубых глаз.

— Хорошо. Экзамены впереди, потом выпускной, — улыбнулась ей Кристина застенчиво.  

— Ну где столько бегают наши мальчики, Галинка? Сказали, через полчаса подойдут! — зашла в прихожую Дарья Михайловна, мама Кристины. Невысокая, худощавая женщина с очками на глазах и гладко причёсанными в седой узелок волосами. — Ты уже дома!? А я и не услышала! — увидев Кристину, обрадовалась она.

Обняв её, Кристина поняла, как ей жаль, что так редко видит в глазах матери этот огонёк покоя и беззаботности.

Кристине было восемь, когда от инфаркта умер отец. Жизнь после неожиданной смерти близкого человека изменилась. Столкнувшись с болью потери и материальным недостатком, ей с братом пришлось рано повзрослеть. Дарья Михайловна, заслуженный учитель русского языка и литературы, сама на своих хрупких плечах повела детей по нелёгкой дороге жизни. Когда сыну Косте исполнилось восемнадцать, он устроился на лесопильный завод, позже поступил заочно в пединститут на факультет физической культуры. Обнимая детей, Дарья Михайловна часто со слезами на глазах говорила: «Папа может гордиться вами...»



Татьяна Софиина

Отредактировано: 02.12.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться