Птицененавистник

Вместо эпитафии

Вместо эпитафии

Монументалисту поручили должность Смотрителя Памятников после того, как его предшественник покончил с собой около года назад. С тех пор он каждое утро с понедельника по субботу заводил свой старенький жёлтый трабант и отправлялся на работу, которую любил всем сердцем. Дел у него было предостаточно, но перед тем, как начать ежедневный объезд, он заезжал в Министерство Бродячих Животных. По воскресеньям у Монументалиста был выходной.

Под его юрисдикцией были сорок два памятника в городе, и он должен был следить за тем, чтобы каждый из них имел достойный вид. Ежедневно он объезжал по семь монументов, проверял их состояние, чистил, если была такая необходимость, пресекал случаи вандализма, а по праздникам и каким-то особенным дням, украшал статуи известных деятелей. Таким образом, за шесть рабочих дней Монументалист успевал нанести визит каждому, а потому в воскресенье позволял себе отдохнуть. Конечно, даже после осмотра, рабочий день Монументалиста не заканчивался. С понедельника по пятницу нужно было ещё отмечаться в Министерстве Благоустройства и Департаменте Культуры, чтобы предоставить отчёты о проделанной работе и заполнить несколько тонн бумаг. Бумажную волокиту Монументалист очень не любил, но готов был терпеть, чтобы доказать, что он хороший работник.

Его прежняя работа Кладбищенским Смотрителем была гораздо легче, ведь ему не приходилось колесить по городу целый день напролет, потому что кладбище в городе было всего одно, пусть и довольно большое. Называлось оно «Тихий Дом». Но к работе Монументалист всегда подходил с щепетильностью и долей фантазии, он любил, когда во всем стоял идеальный порядок, потому его кладбище получило награду за «Самое радушное место в городе», ведь дорожки всегда были расчищены, могилы убраны, даже те, которые давно остались заброшенны, ограды всегда покрыты свежей краской, а когда царит такой порядок, то создается впечатление, что и портреты на надгробных камнях смотрят как-то приветливо и всегда рады новым гостям. Монументалист давно мечтал о повышении, и ему весьма удачно удалось поменяться местами с предыдущим Смотрителем Памятников, который после затяжной депрессии повесился на протянутой к о дивному новому миру руке Христофора Колумба. Именно поэтому в знак признания Монументалист выделял каждое последнее воскресенье месяца, чтобы положить свежие цветы на могилу и почтить своего предшественника добрым словом.

В городе каждый житель за что-то отвечал, во всяком случае Министерство Благоустройства и Комитет по Борьбе с Безработицей очень активно работали над тем, чтобы направить все силы населения на поддержание аккуратного и ухоженного внешнего вида их городка. Сам Монументалист мечтал вскоре дослужиться до более высокой должности, хотя пока не мог придумать, чем на самом деле хочет заниматься. Отчасти его влекла более созидательная деятельность, он, как неженатый человек несколько моложе средних лет никогда всерьез не думал об административных должностях, к тому же его отвращала мысль о бесконечных кипах бумаг, громоздившихся на столах Директоров. Ему нравилась возможность бывать на свежем воздухе, придумывать украшения для памятников, которые заменяли Монументалисту лучших друзей.

Вообще удивительный талант Монументалиста полностью отдаваться любой работе, выпадавшей на его участь, очень сильно повлиял на его мировоззрение. Проработав большую часть жизни Кладбищенским Смотрителем, он приобрел несколько специфическое отношение к проблемам жизни и смерти и стал куда более цинично относится к поиску своего места в мире. Скорее всего, потому что прочитал слишком много надгробных эпитафий, а в свободное от работы время, он даже сочинял свои собственные. Вот всего несколько из его любимых:

Среди кротов и земляных червей

Вам, опочившей, будет веселей.

Или:

Какого творца потеряла природа!

И всё ж, говорят, когда меньше народа…

Ну и ещё одна, его самая драматичная:

Жизнь – словно сон. И вы ее проспали.

Теперь уж спите, мы вас закопали.

По-своему Монументалист даже завидовал всем этим господам, он считал определенно правильным, что после смерти человек получал ту самую надгробную плитку со своим камнем, словно со смертью приходило и уважение. И уж, конечно, Монументалист, с детства обожавший камни и гранит больше, чем даже книги и цветы, всем сердцем восхищался великими сорока двумя доверенными ему памятниками. Он холил каждого из них. Только вот едва освоившись на новой работе, Монументалист сразу же столкнулся с удивительно неприятной проблемой, которая заключалась в Смотрительнице за Птицами.



Полина Ледова

Отредактировано: 26.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться