Пять трупов для школьницы

Глава 1. Часть 1

    Место, которое мы выбираем для жизни, во многом определяет нас самих. Кто-то предпочитает широкие проспекты и стеклянные небоскребы, кто-то прячется в глуши, выкапывая сырую и холодную, но такую родную землянку. 

    Но чем привлекает людей такая дыра, как Кипень? 

    Крохотный городок, прячущий свои тайны в густых туманах, спускающихся с гор. Скудная каменистая земля, заставляющая почти силой вырывать у нее урожай, редкий лес с колючими кустарниками обдирающий ноги и нередко калечащий неловких путников. Город питался лишь за счет проходящей через него жилы – трассы, ведущей к морю. Он жадно вытянулся вдоль нее парой улиц и с трудом выпускал из своих границ, тормозя автомобили разбитым до крупных ям асфальтом. Ходили слухи, что владельцы СТО, притаившиеся в конце, специально портят дорожное полотно перед въездом в Кипень, надеясь, что неосторожный водитель сломает машину на ухабах и волей-неволей застрянет на ремонт, расставшись с деньгами, приготовленными для отдыха.

    Вы легко узнаете, где находится сердце Кипени. Оно бьется на центральном пятачке, собравшем вокруг себя обшарпанные кафешки, наперебой предлагающие дешевый чай в гибких пластиковых стаканчиках и пирожки, покрытые жирным коричневатым маслом, пахнущим чем-то старым. Двухэтажные автобусы с зевающими пассажирами и уставшие дальнобойщики. Водители сменяли друг друга на большой стоянке с двумя заправками, притормаживая только чтобы отдохнуть, перекусить и умчаться дальше. Вечный поток, оставляющий за собой обертки от сникерсов, окурки, втоптанные в грязь и мелкие деньги. 

    Единственной достопримечательностью Кипени можно было бы назвать старое кладбище, выглядевшее особенно жутко, когда серая дымка окутывала его, стелясь между могилами. Она сплеталась в странные фигуры, корчащиеся в муках, и именно поэтому туда ходили лишь днем в ясную погоду. Увидеть призрака считалось плохой приметой, знаком скорой смерти. Старушки поговаривали, что основателями города были заключенные, выселенные на эти земли еще во времена царицы Екатерины II, и неприкрытая жадность некоторых жителей вполне подтверждала эту теорию. Мелкие кражи у зазевавшихся автомобилистов стали чем-то привычным, но на большее никто не решался.

    Казалось, надо хватать вещи и бежать из цепких лап города, но он и не думал отпускать тех, кто ему принадлежал. А сумевшим преодолеть его границы, приходил во снах, маня обратно своим мрачным очарованием и липкими ночными кошмарами. 

***

    Словно в замедленной съемке, чашка с горячим кофе выскользнула из ее рук. Слегка ударилась об край стола, забрызгав новую клавиатуру липкими черными каплями, затем упала на пол и разбилась, разлетевшись на множество осколков. Сидевший рядом сотрудник схватил и перевернул клавиатуру, пытаясь спасти ее от попадания влаги, кто-то еще вскрикнул позади: истошно, мерзко, словно кто-то наступил на хвост драной кошке. 

- Марина! Да что с тобой? Очнись! – ее видеооператор обернул клавиатуру бумажной салфеткой и теперь настырно заглядывал в лицо.
- Все в порядке, - она щелкнула мышью и закрыла окно почтовой программы, - Артур, сделай доброе дело, позови уборщицу. 

    А он был и рад стараться, вот ведь вечный романтик… Неужели до сих пор надеялся на какую-то взаимность с ее стороны?

    Обычные люди постоянно делились своими проблемами, звонили, переписывались в социальных сетях, ставили лайки и постили фотографии, но ей подобные отношения никогда не требовались. Единственный способ самовыражения, который она считала приемлемым для общения с миром – это журналистика. Люди… Как бы они не пытались изображать фальшивую доброту, ими правил беспощадный эгоизм. Она их не любила и они в ответ не лезли к ней в душу. Да и кому нужен безнадежный интроверт, просыпающийся из спячки лишь тогда, когда в лицо упиралась камера, а микрофон начинал жечь пальцы?

    Поправив очки в тонюсенькой золотистой оправе, Марина зацокала по выложенному плиткой офису, заставив всех обернуться на звонкий звук каблуков. Ей не нравилось излишнее внимание, но благодаря металлическим набойкам, туфель хватало надолго. Путь к шефу пролегал через лабиринт из столов, заваленных бумагами, по полу опасно вились провода, в которых недолго запутаться и упасть, да еще и стащить вниз чей-то компьютер. Разговаривать с начальником отдела не хотелось, экономический проект, посвященный предприятиям столицы края, надолго  ее увлек, но проклятое письмо разворошило в голове настоящее осиное гнездо. Незваные мысли жалили, подобно злым насекомым, уничтожая с трудом обретенный покой.

- Ветрова, прочла сообщение?! Не вижу энтузиазма на твоем лице!

    Огромный мужчина буквально распирал собой небольшой кабинет, а вот его новостной канал не претендовал на внушительность. Когда-то активные региональные новости скатились в перечень дорожно-транспортных происшествий в переполненном пробками городе или клепали скучную информацию о величине урожаев, бережно собираемую с полей. В последнее время добавились не менее «ценные» репортажи о поголовье скота и выпуске редких видов сыров. 

- Вы посылаете меня в Кипень только потому, что это мой родной город? Я не смогу сделать репортаж из-за собственной предвзятости! У меня нет никакого желания туда возвращаться!
- Не ты ли громче всех возникала из-за того, что наши репортажи попахивают навозом? Шесть убийств за неделю! Шесть! Любой из наших схватится за такой горячий сюжет, как за единственный шанс в своей жизни! Ты знаешь жителей, наверняка знакома с кем-то из полиции и сможешь раскопать больше остальных. Бери Артура и выезжай завтра же. Без вопросов. И поспеши в бухгалтерию, пока они не закрылись, забери командировочные.



Наталья Соломонова

Отредактировано: 15.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться