"Ночные витязи"

Группа "Крона"

Центр — "Директору" шифровка

от 5 мая 1942 года.

 

По данным, полученным от офицера секретного

отдела технической документации, принадлежащего

профессору Фердинанту Порше. 30 апреля с.г. последнему,

устным распоряжением фюрера на совещании, посвящённому

развитию бронетанковых войск, поручено незамедлительно

начать работы по созданию сверхтяжёлого танка. Копия

последующего письменного приказа и задаваемые ТТД

прилагаются. Джен.

 

Кроме коробки папирос "Казбек" на тёмном полированном столе ничего не было. Все телефонные аппараты сосредоточились по соседству на небольшом столике. Фарфоровая массивная пепельница матово отсвечивала на широком подоконнике и была уже девственно пуста. Фёдор Иванович задымил первой за утро папиросой и глухо закашлялся. Это действительно была первая, но она же и последняя из пачки, закуренной в 6.00 утра, т.к. остальные 25 штук генерал "экономно" выкурил в течении ночи. Землистый цвет лица, мешки под запавшими воспалёнными глазами однозначно говорили о нездоровом образе жизни и неладах с собственными почками. Он подошёл к столу, нагнулся и достал бутылку "Боржоми". Первые глотки доставляли удовольствие и он неторопливо растягивал стакан в несколько приёмов.

 

В углу кабинета раздался шелест бумаги. "Личное дело" было закрыто, а завязки приобрели классическую форму "бантика".

 

— Фёдор Иванович, прежде чем высказать своё мнение, могу я кое-что уточнить? — голос первого заместителя начальника 5-го Управления оперативной разведки ГРУ Генерального штаба был высоким, звонким и слегка резал слух, — Вот здесь на полях, — он положил ладонь на картонную обложку, — синим карандашом отмечены некоторые графы. С какой целью?

 

Генерал поморщился:

 

— Фёдор Викторович, давайте по-деловому выскажите свои вопросы по разведывательной группе Черняка и решим поскорее главную задачу. Иван Васильевич ждёт нашего резюме по поводу операции.

 

Генерал замолчал на секунду, во второй раз прикуривая гаснувшую папиросу:

 

— Что касается уточнений, то я догадываюсь о чём вы. Организатор и руководитель "Кроны" товарищ Черняк настоящий коммунист и прирожденный резидент. Надеюсь, вы не станете этого отрицать?

 

— Вне всякого сомнения. Меня не только удивляют способности Джена "создавать сплочённые команды", что называется, "на пустом месте". Поражает умение отыскивать значимые фигуры, мягко входить в доверие и незаметно вовлекать антифашистов в борьбу. Один высокопоставленный штабной офицер чего стоит! Уж не говорю о министерских секретарях и видных учёных.

 

— Вот именно. Вы имели в виду главу исследовательского отдела авиационной фирмы "Арадо"? Так вот, надеюсь, обратили внимание на его высокую результативность, как резидента? У Яна Петровича лично приобретённых агентов более двадцати человек. И все они этнические немцы, занимающие важные посты. Но вернёмся к вопросу "с какой целью?". Жду конкретизирования.

 

— Прошу прощения, товарищ генерал, — заместитель слегка сконфузился, — прежде всего я имел в виду обрыв в донесениях за сентябрь месяц 1939 го...

 

— Это не по его вине! — с внезапным раздражением оборвал его генерал. По-видимому сказывались бессонные ночи, — С началом войны многие резидентуры утратили каналы связи, в том числе и "Крона". Но когда курьерская почта акклиматизировалась к новым обстоятельствам, от группы хлынул огромнейший поток информации. Сотни, тысячи копий чертежей новейших технологий, испещренные формулами, а также готовые образцы изделий германского вооружения. Через эфир не переправишь кипы технических описаний, как вы понимаете.

 

Он открыл пустую коробку и возбужденно бросил её на подоконник. Однако смутившись собственной реакции, Фёдор Иванович подошёл к окну, какое-то время отстранённо смотрел сквозь стекло. Затем глухо добавил:

 

— С сентябрая, ситуация резко изменилась, европейские страны ужесточили контроль на границах.

 

— Да, я читал донесения. Меня крайне поразил тот факт, что Швейцария, Испания и Турция вовсе закрыли кордоны, отказываясь репатриировать даже собственных подданных.

 

— Нести ответственность перед своими гражданами, когда они в смертельной опасности, удел сильных духом, а не двуличных политиков, тем более акул бизнеса, чем и Европа, и Америка отличились, — генерал несколько успокоился, — Генри Форда, с поощрения правительства, ещё до войны приложил руку в наращивании военной мощи нацистов. За что и удостоился в 1938 году наивысшей награды для иностранцев, Большого Креста Германского Орла.



Shumer

Отредактировано: 02.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться