"Я хочу сегодня сбежать..."

"Я хочу сегодня сбежать..."

– Я хочу сегодня сбежать, – заговорщицки сообщила я Ирине Алексеевне, сотруднице, с которой делила кабинет, старой и безмятежной, как мадагаскарская черепаха.

– Да беги, Леночка. Конечно, беги, – пробормотала она, не отрываясь от отчета.

Собственно, ее разрешения мне не требовалось, просто хотелось кому-то сообщить.

Я убегу... Что тут такого? Уже уходила с работы пораньше: на свидания или к врачу. Но сегодня я готовилась не просто сбежать с работы – я собиралась сбежать в прошлое.

Залезть в соседский сад, зайти за дальний ручей – главную границу моего детства. Снова увидеть Катю…

 

***

Вчера Катя мне позвонила.  Мой телефон ей дал кто-то из дальних знакомых.

Я не сразу узнала ее голос. Она сказала, что давно забыла о глупой ссоре и очень хочет со мной увидеться.

Следующий вечер у меня как раз оказался ничем не занят – будто и вправду звезды сошлись.

– В шесть? – переспросила Катя в ответ на мое предложение о месте и времени. – Нет, в шесть я не могу. В пять. И не у метро, там припарковаться негде. Давай у аптеки на соседней улице.

И вот в этот момент я свою Катю узнала.

– Конечно, нет проблем, – улыбнулась я в трубку.

Ровно в пять я стояла у назначенной аптеки.

 

***

Дача была для меня отрывком настоящей жизни. Настоящей, простой и волшебной, где еда росла прямо из земли, земля же давала чистую воду, все дома были разными (и среди них – обязательно один заброшенный, и ходить туда нельзя), а за каждым поворотом таилось что-то новое. Мой личный маленький Золотой век.

А еще на даче была Катя. Старшая, всегда загорелая, смелая и умная. С ней ходили за дальний ручей, с ней забирались в заброшенный дом, с ней прятали клады на чердаке, с ней тайком читали ужастики из бульварных газет и тайком взятые у мам любовные романы.

Катя всегда была спокойной и хитрой. Казалось, она всегда знала, какое место должна занимать та или иная вещь – умела все разложить по полочкам. «Мелкая стервь» – так однажды мой папа назвал Катю, думая, что я не слышу. Как же я на него обиделась! Катя тогда мне казалась старшей сестрой, которой у меня никогда не было.

Но тем же летом мы с Катей поссорились – из-за ерунды. То ли из-за мальчишки, то ли из-за маминой книги, которую мы в итоге потеряли, то ли из-за всего разом. До конца августа мы не разговаривали, а потом Катя больше не приехала на дачу. Вот и все. Но как же порой, особенно летом,  бывало тоскливо, когда я вспоминала о своей давней подруге.

 

***

Ровно в пять-ноль-одну передо мной остановилась яркая, блестящая, новенькая малолитражка. Дверца у пассажирского кресла распахнулась и, перегнувшись через сиденье, мне улыбнулась Катя. Совсем новая, но похожая на прежнюю. Только загар был у нее не от солнца, а от солярия.

– Давай, Ленка, садись, свезу тебя в хорошее место! – велела она.

Я вскочила в машину, пристегнула ремень и принялась разглядывать этот Катькин микромир. Светлый салон, натуральная кожа, крутящийся на солнечной батарейке золотистый значок евро.

Вела Катя легко, спокойно и уверенно. Крутила руль, нажимала на газ-тормоз, как по нотам. С каждой секундой я все больше узнавала в этой бизнес-леди ту фасолинку, из которой она проросла – мою давнюю дачную подругу.

– Ну, рассказывай, как дела, чем живешь, что на личном фронте? – спросила, как отрапортовала Катя.

– Да все с переменным успехом.

– Колись-колись! Столько лет с тобой не виделись.

– Работаю социальным педагогом в школе…

– Ой, мрак! Как тебя туда занесло только?

– Да сама не знаю. Хотела на психолога учиться… А тут дополнительная специализация была.

– Понятно. А с мужиком как?

– Никак.

– То есть?!

– Недавно рассталась.

– Почему? Гулял, пил?

– Нет. Мне с ним скучно стало.

– Чего? Ну ты, Ленка, даешь! Скучно! Мужик для здоровья нужен.

– Я после него душевное здоровье и поправляю. У самой-то как дела? Как родители?

– Никак. Сейчас на Кипре. А сколько ты в своей педагогике-то получаешь?

– Мало, Катя. Врать не буду. Мало.

– Хоть тридцаточка-то есть?

– Нет.

– Двадцать пять?

– Не-а.

– Ты вообще больная? – спросила она вдруг совершенно серьезным тоном.

– Ну да! Мужика-то нет!

– Мрак. Полный мрак, - вынесла Катя свой вердикт и, приостановив машину, стала парковаться. – Сейчас я буду тебя кормить и вправлять тебе мозги.

 

Ресторан, в который мы пришли, выглядел солидно и дорого. Я даже пожалела, что оделась слишком просто. Одно радовало – ни администратор, ни официант не скривили брезгливую мину. Профессионалы.

Сели. Открыли меню.

– Не волнуйся. Я за все плачу, – поспешила напомнить Катя.

– О’кей, - кивнула я, но на всякий случай решила не заказывать ничего на сумму большую, чем лежала у меня в кошельке.

И заказала только кофе. Правда, двойной капуччино. Катя взяла какой-то необычный салат с морепродуктами и легкий коктейль.

В ожидании заказа откинулись на спинки кресел. Расслабившись и наконец начиная входить во вкус обстановки, я приготовилась болтать.

Катя улыбнулась, но как-то слишком дежурно, и негромко заметила:

– Ты, конечно, извини, но у тебя по внешнему виду сразу все ясно и с зарплатой, и с личной жизнью. Пожалуйста, не обижайся! Все поправимо.



Любовь -Leo- Паршина

Отредактировано: 14.10.2015

Добавить в библиотеку


Пожаловаться