Работа дракона- спасать жизни принцесс

Глава 1

-Куда идем мы с Пятачком, большой-большой секрет! На практику скорей бежим, там ждет нас пациент!

Данные слова, напеваемые уверенным, громким и счастливым голосом, будили в прохожих кучу всяких нехороших подозрений на счет автора этого незамысловатого шедевра. Но исполнительнице данных слов, которая вприпрыжку бежала по тропинке больничного двора, не обращая внимания на мороз и ледяной январьский ветер, на общественное мнение было плевать с той самой высокой колокольни.

-Мы сегодня бодрячком, будем резать с Пятачком!

А улыбка, которая не желала сходить с лица, и счастливые зеленые глаза, в которых плясали смешинки, наводила на мысль, что кому-то пора к психиатру. И девушка, которая сейчас пела эту песню, явно не предназначенную для детей, даже знала кому- тем, кто считает ее немного невменяемой!

-Я пришла нести вам добро и справедливость,- сказала брюнетка, зайдя в холл травматологического отделения, и широко улыбнулась.

Что-то со звоном упало. Проходящих мимо ординаторов, врачей и фармацевтов перекосило от этой улыбки. Уж работникам травматолого-ортопедического отделения номер один было прекрасно известно, что когда эта худощавая пакость так улыбается, то лучше спрятаться где-нибудь вне зоны досягаемости и не отсвечивать ближайшие полчаса во избежание не только психологических, но и физических травм.

Итак, Керишенко Евангелина, собственной неподражаемой персоной. Врач по призванию и раздолбай по натуре. Тощая, среднего роста, с яркими зелеными глазами и средней длины волосами цвета вороньего крыла, заплетенными в тугую косу-колосок. Одно ухо украшает пара простых золотых колечек, а второе радует глаз двумя маленькими тоннелями, проколом козелка и хрящика. В брови пирсинг, крыло носа и нижнюю губу украшают маленькие камушки. На ногах военные берцы, камуфляжные штаны и такая же куртка, на голове шапка.

Кто увидит такое чудо- дважды перекрестится, помолится, а некоторые еще и окропить святой водой попытаются. Потому что на самом деле это не сбежавший из ближайшего психо-неврологического интерната пациент, а ординатор, который уже скоро превратится в полноценного хирурга в области травматологии-ортопедии. Да, вот такое подрастающее поколение врачей!

Однако именно к Еве пациенты, узнавшие ее чуть получше, тянулись, несмотря на ее вид. Она дарила тепло и ласку тем, кого ей доверяли в качестве пациентов, именно поэтому ее и считали если не лучшей, то одной из лучших точно. Несмотря на весь свой внешний облик, Еву отличало трудолюбие и искреннее желание помочь пациенту. А это, пожалуй, было самым важным для врача.

-Иди-ка сюда, мой сладкий,- поманила пальцем стоящего возле дежурного поста парня Ева.- Иди-иди, я не кусаюсь. Пока что, во всяком случае.

Подошедший парень тут же схватил крепкий подзатыльник от беды всея травматологии. На возмущенный взгляд с каплей обиды, девушка невозмутимо выдала:

-В следующий раз будешь делать рентген всей руки, а не только предплечья! И не надо на меня смотреть так, я тебе наказание еще в мягкой форме выдала!

-Ева, опять?- покачав головой, спросила перевязочная медсестра, сидящая на посту.

-Елена Станиславовна, я ж не виновата, что у него руки не только кривые, но еще и растут не из положенного места!- искренне удивилась брюнетка.

Женщина только вздохнула, едва заметно улыбаясь. Не спорила, когда не считала нужным, но могла и отпинать, когда кто-то конкретно косячил- в этом была вся их зеленоглазая беда, которую они все равно любили.

Ну и что, что молодая, в работе врача знания и умелые руки всегда были важнее возраста.
***

-Саныч, подъем!

От моего нежного удара ногой железная ножка кресла едва не согнулась пополам. А друг, до этого дремавший в этом самом кресле, недовольно застонал и, подняв голову, с трудом разлепил глаза.

-Нас ждут великие подвиги и признание толпы! Вставай, меня твое похмельное состояние ни разу не трогает!

-Сказать, куда ты можешь пойти со своим оптимизмом?- спросил Антон, сцеживая зевок в кулак.

-Ярсалов, не зли меня, я тебе не Марина. Подзатыльник влепить- как нефиг делать! Кстати, где этот рассадник презрения и аллергии?

-Десять минут назад тут была, мозг мне выносила по поводу того, что я тебе слишком много позволяю. Лучше бы так за пациентами следила, как за мной.

-Ей в мозг гормоны ударили,- сказала я, меняя камуфляжную куртку и берцы на халат и кроссовки.- Если там, конечно, еще осталось, во что ударять. А кстати, за что ты меня любишь?

-За то, что ты мне мозг выносишь исключительно из любви к мозгоклюйству, а не из-за светлых чувств ко мне.

-Ты очень противный, Тоха,- хихикнула я, цепляя на карман бейж.- Она ж для тебя старается- красится, одевается красиво, а ты как смотрел на Алинку, так и продолжаешь Шакуровой разбивать сердце.

-Тонна косметики, топы, из которых вываливается грудь и юбка- это по-твоему, красиво? И да, то, что она носит на ногах, довольно сложно назвать юбкой, потому что у меня трусы длиннее!

На слова друга я рассмеялась. Да, мой противный Саныч, он же Ярсалов Антон Дмитриевич, был заветной мечтой для многих особей женского пола. Ну да, друг мой редкостный красавец: медная шевелюра, голубые глаза, пухлые губы, волевой подбородок, широкие плечи, пресс кубиками, все накачано в меру. А в добавок к внешней красоте прилагался еще добрый, спокойный характер, чувство юмора и желание защищать то, что принадлежит ему. Не удивительно, что половина молодых сотрудниц нашей больницы вешались на Антона пачками. Такой экземпляр в наше время довольно редкое явление.

-Ладно, раз уж ты уже пришла на работу, придется просыпаться- зевнул Антон, потрусив головой.- Давай на обход.

Тяжкий вздох перекрыл отвратительный звук- щелканье клешней одного из наших питомцев. Рак-богомол Крик, находящийся в аквариуме с толстенными стенками, доедал крабика, которого Антон кидал членистоногому раз в три часа. На кой черт нам это всевидящее создание, я так и не поняла, но Антон его любил, несмотря на то, что место Крика- в море.



Евгениkа Solaris

Отредактировано: 12.12.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться