Ремонт в замке Дракулы

Глава 1.1

2 мая. Провинциальный город Заяжск
Где-то в Поволжье

В то утро Бажена, к сожалению, не проснулась.

То есть проснулась, но не вовремя.

До трёх утра она читала новый роман (будь он неладен!). И, незаметно для себя, изгрызла ногти на правой руке. Это все от напряжения! Только и думала — «Что там будет в продолжении?». Нашла и прочитала продолжение! Как итог — после чтения сидела и перекрашивала ногти уже в лучах рассвета.

Ибо мэрский секретарь — лицо города, а руки мэрского секретаря — руки города.

Идти с грызенными ногтями на работу в мэрию, пусть и глубоко провинциальную, — не вариант. Свои же закидают тульскими пряниками и чем потяжелее.

«Мэрский секретарь...»

Мэрский секретарь — это когда Бажена бывала в хорошем настроении. Когла в плохом — то она была мэрзкий, очэн мэрзкэй сэкрэтар!

Спасибо телефонным аферистам.

Без их звонка она ни за что не разлепила бы глаза.

А разлепить пришлось. Почему-то именно в это утро её навсегда покинула суперспособность не просыпаясь уменьшать громкость телефона и выключать будильник.

Звонил неизвестный номер. Она взяла трубку.

— Бажена Рудольфовна, меня зовут Серхио Дра... — дальше какой-то шум, — я вам звоню по поводу вашего наследства.

— Да, и большое наследство? — аферистов Бажена любила и уважала. Не упускала, так сказать, возможности, поиздеваться над работниками телефона и ворованной базы данных.

— Весьма, — у говорившего внезапно оказался лёгкий, но приятный, иностранный акцент.

Неужели начали гастарбайтеров нанимать на обзвоны населения с целью изъятия денежных средств?

— От дядюшки, наверное, богатого, — заботливо начала подсказывать она, потому что собеседник умолк и пауза быстренько заполнилась томящей душу тишиной.

— От дедушки, — рассеянно поправили её.

Бажена блаженно рассмеялась. На этот счёт у неё, натуры творческой, и в душе глубоко недореализованной, был заготовлен номер с песней. Мог бы быть ещё и с танцем, но как показывать аферистам танец, она просто не придумала.

Вернёмся к песне. Обычно она пела её желающим получить трёхзначный номер с обратной стороны карты.

Или если по телефону сотрудник безопасности банка просит код из смс. Потому текст песни немного не подходил под этот новый сценарий.

Во всех телефонах страны, встречайте — теперь аферисты с историей про наследство богатого дедушки!

Бажена на ходу немного подправила слова и, давясь от смеха, сама себе отбила рукой такт древней песни про матч «Аргентина — Ямайка». Слова легли, как родные.

— Какая боль, какая боль! Нет родни, я сиротка, пять — ноль!

Уже не скрывая, расхохоталась и положила трубку.

Кошки, оставленные соседкой на недельку два года назад, сусликами повысовывали головы из-под одеяла.

— Ну что, печенюшки меховые, завтракать будем?

Девушка взглянула в зеркало. Короткие светлые волосы, кудрявые и пушистые, чуть подкрашенные в золотистый оттенок — родной серовато-мышиный блонд Бажену никогда не устраивал.

Как и светлый серо-зелёный цвет глаз. Именно этот оттенок она всю жизнь считала крайне дурацким.

«У всех глаза нормального цвета и только у меня не пойми что!» — сокрушалась Бажена.

И не серый, и не зелёный и вообще какой-то бледный до невозможности, невыразительный, неуловимый, невнятный!

Того неуловимого оттенка, будто смотришь сквозь зеленоватое стеклышко на серое пасмурное небо…

Пасмурное и неопределённое, как и её, Бажены, планы на будущее.

«С аванса куплю линзы цветные. — уже не в первый раз размечталась девушка. — Подкрашу серые будни хотя бы яркими глазами».

Линзы были дорогими, зарплата — скромной. Так что эту, совсем необязательную, покупку она откладывала не первый месяц.

— Мяо мяр! — напомнили о своём завтраке меховые бестии.

— Я тебе дам «мяр», Анфиска. Совсем уже распустилась. Когти убрала с ноги быстрааа! А то поедешь жить на деревню к новообретенному дедушке и его алчной родне.

Посмотрела на часы.

— Ох, завтрак отменяется, я опаздываю! Сегодня же проверка из областного правительства после обеда! Анфиска, не вздумай бить посуду, я чашки пересчитала!

— Мюр. — Анфиска зевнула и заползла обратно под одеяло, твёрдо решив разбить какую-нибудь чашку ближе к вечеру.

Но Бажена, уже наклонившаяся над раковиной и спешно плещущая себе в лицо прохладную воду, знать этого, конечно же, не могла.



Юлия Шеверина

Отредактировано: 25.01.2022

Добавить в библиотеку


Пожаловаться