Репетиция

Глава 1

Сегодня один из самых счастливых дней, выпускной. У всех, но не у меня. Мне недавно исполнилось 18, я так ждала этой даты. Спросите меня, почему я не рада такому радостному дню? У вас наверно будут разные предположения, что жаль расставаться с друзьями, со школой, не хочется вступать во взрослую жизнь, но все это не имеет отношения ко мне. Сегодня я окончательно потеряю свою мечту, свою любовь. Да, да, именно любовь, такая, какая должна быть в моем возрасте, лучшая, до дрожи в коленях, плач в подушку. Все было бы хорошо, если бы я не влюбилась в нашего психолога, Виталия Андреевича. Он самый молодой специалист, который работает в нашей школе. Все девочки были в него влюблены, чего только они не делали, чтобы привлечь его внимания. Я ничего не делала, чтобы внимание перетянуть на себя. Я люблю молча, со стороны, лишь наблюдая за ним. Тяжелее всего было в конце года, когда мы стали проходить различные опросники, видеть свою любовь я стала чаще, сталкиваться с ним становилось труднее. Каждый раз, когда я видела его, мое сердце замирало, глаза смотрели на него не отрываясь, что мне приходилось принимать очень большие усилия, чтобы я смогла отвернуть от него свой взгляд. Мне казалось, что внутри я вся трепетала, душа моя, тянулась к нему. Но в ответ ловила вежливый взгляд, а иногда, меня не замечали. Сколько я уговаривала себя, убеждала, находила причины, что я не могу влюбиться, но мое глупенькое сердечко продолжало замирать, при виде объект моих мечтаний. Сегодня, в этот праздничный день, я была наблюдателем, смотрела на веселье со стороны, не хотелось портить праздник другим, своим унылым видом.

- Юленька, ну что ты стоишь? Праздник же сегодня, другого выпускного у тебя не будет, - проговорила Лариса Ивановна, учитель истории. Человеком она была хорошим, мягким, ее любили все. Слишком нежной она выглядела, что решится на жесткость при ней, никто не осмеливался.

- Не будет, но и заставить себя не могу. Несколько снимков, где я выгляжу счастливой, уже сделано, большего мне не дано, - еле сдерживала свои слезы, чтобы не расплакаться.

Для себя я уже решила, что утром я уезжаю, с родителями я все обсудила. Не хотели меня отпускать, но и оставаться тут, выше моих сил. Первое время буду снимать комнату, может, даже работу сумею найти, хотя бы на лето.

- Ты подойди к нему, - вдруг прервали мой мысли. – Лучше сделать и жалеть, чем всю жизнь думать: «А что, если бы…» - не сразу поняла, о чем мне пытается сказать, учительница истории. Меня словно оглушили. Неужели все знают о моей любви? – Не волнуйся ты так, не бледней. Ты весь вечер наблюдаешь за ним, будто прощаешься. Подойди к нему, иногда нужно уметь ставить точку, даже если будет очень больно.

Лариса Ивановна ушла, а я все стояла и думала над ее словами. Сумею или не сумею пересилить себя. Стоит сегодня позволить себе маленькую вольность, чтобы завтра могла уехать со спокойной душой. Как там говорил, известный поет: «Быть или не быть? Вот в чем вопрос». Мысли проносились в моей голове слишком стремительно, что я не успевала ухватиться за одну из них. Потом все же я пересилила себя, стала выжидать момент, когда можно будет уйти, чтобы не обидеть ребят. Все же учились мы одиннадцать лет, конфликтов с ними не имела, не хочу уходить молча. Час настал, и момент удобный появился, Виталий Андреевич, остался один, нужно успеть его перехватить.

- Виталий Андреевич, - окликнула я его, слишком громко, не это не было странным, ведь многие сегодня употребляли алкоголь, могут вести себя и хуже. – Можно вас на минуту? – попросила я. Меня пробирала дрожь, чего я боялась больше, еще не поняла, но этот страх проникал во все участки моей души, но храбрость все же пересилила, ведь я не отступила.

Вышли мы на улицу, там было достаточно темно, чтобы я могла без боязни смотреть на него.

- Поцелуйте меня, пожалуйста, - голос должен звучать твердо, но вышло совсем на оборот. Взгляд моего спутника стал изумленным, переходя на потрясение и после, была жалость. Последнее было для меня приговором.

- Юля, я твой учитель, - начал он.

- Вы никогда не были моим учителем, вы психолог. Даже если и были им, то уже перестали, я больше не ученица этой школы, значит, вы перестали быть моим учителем, - убеждала я кого-то, себя или его.

- Я был твоим учителем, последние полгода я вел у вас предмет, жизненных навыков, хоть он и не оценивался, - высказался он.

- Это ничего не меняет, - с поникшими плечами, прошептала я. – Вы кого-то любите? – спросила я его.

- Нет, - был мне короткий ответ.

- У вас есть девушка? – снова спросила я.

- Нет, - чуть улыбнулся он.

- Тогда поцелуйте меня! – потребовала я. – Для вас может, это ничего значить не будет, а для меня будет иметь слишком большое значение.

Меня изучали, смотрели. Хоть на улице и было темно, но мне было не по себе. Он стал наклоняться ко мне слишком медленно, ожидая того, что я могу передумать, но он слишком мало знал, чего мне все это стоило, чтобы вызвать его, попросить о поцелуе. Я никогда не откажусь от этого.

Его губы были сухими, мягкими, нежными, горячими. Целовал он слишком нежно, не торопясь. Первые секунды я была в ступоре, но после я сама стала отвечать ему. Я никогда не признаюсь, что первый поцелуй мне подарил учитель, как он сам выразился. Я много раз представляла, как это может быть, что я буду чувствовать, но реальность оказалась во много раз лучше. Я обняла его, мои губы плотнее примкнули к его губам, поцелуй стал набирать обороты, но Виталий, прервал поцелуй. Звать его по отчеству, сейчас не имело смысла. Он обнял меня, поцеловал в лоб и отпустил, сделал шаг назад. Взгляд его был спокойный, несмотря на то, что поцелуй был совсем не детским.

- Спасибо … тебе. Ты сумел сделать так, что сегодня я унесу маленький кусочек счастья со своего выпускного, - проговорила я. Может сейчас я выглядела спокойно, но в глубине души бушевала буря. Он заметил мою запинку, но говорить или поправлять меня не стал.



Рина Гид

Отредактировано: 01.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться