Репетитор

I

- Спасибо. Мы… вам перезвоним.

Девушка с толстой и длинной рыжевато-русой косой кивает деловитому мужчине, передающему ей в руки портфолио и дружелюбно улыбающемуся.

Она не расстроена этим очередным отказом. Лишь только ухмылку скрывает. Над самой собой.

Господи, как она могла надеяться, что что-то получится?

Красный диплом переводчика еще не открывает все двери, не возводит все мосты на пути к желанной цели, к счастью, о котором ты мечтал.

Однако спокойная на вид и совершенно равнодушная Лиза Некрасова выбегает из здания. И только сейчас, вне этих стен, готова выпустить пар тихим рычанием.

Лиза яростно расплетает свою косу и бросает резинку. Затем кидает портфолио на, - слава Господу, - чистый асфальт и тяжело дышит. Потом берется за лоб и пытается успокоиться.

После третьего отказа она немного разозлилась, но не придавала этому особого значения. Неудачи это естественное явление. Но когда они, черт побери, затягиваются!..

Облизывая губу, Лиза обращает внимания на прохожих. Кажется, они не понимают причину ее истерики и срыва. Да и плевать. Она ни от кого никогда не ждала поддержки и сейчас не надеется.

Лиза берет портфолио, а подмышкой держит диплом. Чертова жизнь. Как она могла вообще допустить такую шальную мысль, что в ней бывает что-то хорошее?

Как она могла подумать, что диплом станет ее золотым ключиком?

Как она могла подумать, что все ее труды и мучения окупятся.

Как она могла подумать, что чего-то стоит.

Она садится на первый приезжий автобус в самый конец. Прислоняется виском к окну и закрывает глаза. Все впустую, впустую…

Да, конечно, цвет диплома ничего не значит, да и не определяет уровень знаний.

Просто… Видит Бог, она просто хотела, чтобы справедливость сыграла хотя бы на ее жизни.

Но как, опять же, она могла подумать, что такая особенная.

«Мисс Исключительная», - думает Лиза и фыркает. Да, вот уж мама обрадуется… Она никогда не поддерживала ее попытки попасть в офис в лице переводчика и все усердствовала упечь ее в какую-нибудь школу, если не сельскую, то Саратовскую.

Лиза приоткрыла глаза, чтобы посмотреть остановку. Нет, рано еще… Можно подумать. Подумать о жизни и ее цене.

Равной минус одному.

На какой-то остановке к ней подсаживается тучный мужчина и почти придавливает ее к стене автобуса. Лиза только и может, что закатить глаза и саркастично подумать:

«День удался».

Она не любила, когда кто-нибудь садился рядом с ней. Замечая свободные парные места, она спешила занять то, что у окна и рюкзаком второе. Она тянула до последнего, но когда в автобусе заканчивались все свободные места, она, скрепя зубами, освобождала и свое.

Как только позвонит - польются успокоения. Фальшивые ободрения: « Все еще будет».

Но Лиза знала – ничего не будет.

Да, кажется, у нее есть единственный, тернистый, путь – в школу.

И причем далеко не городскую.

Лиза всегда была сильной и никогда не отчаивалась в трудных ситуациях. Но сейчас, похоже, наступило то время, когда ее прочное стекло дало трещину.

Она сдается.

И преклоняется неудачам, принимая поражение.

Да, значит, так надо.

И взрослая жизнь только сейчас ударила ее по щеке.

Вот она.

 

* * *
 

Но, приехав домой, Лиза отключила телефон и, бросив диплом куда-то в угол комнаты, упала лицом в подушку. Уснуть не сразу получилось. Поначалу мысли издевались над ней, пытаясь вывести ее на слезы, а потом она расслабилась.

Проснулась она вечером. Спустила ноги на холодный, не покрытый ковром, пол и посмотрела на дверь, ведущую на балкон. Уже стемнело. Самое время одеваться и идти в магазин за вином.

Сразу же утолив желание, Лиза достает бокал и наливает алкоголь. Облизывает губы, как голодный кот при виде рыбы, и выпивает залпом вино. Горло обжигает жидкость, а в желудке что-то загорелось на минуту. Лиза садится на подоконник и открывает окно. Августовский воздух врывается в ее кухню и нежно ласкает ее лицо.

На часах одиннадцать, но город не собирается спать. Кто говорит, что только Москва постоянно бодрая?

Лиза прикусывает губу и прислоняет опустевший в четвертый раз бокал ко лбу. Она могла бы бесконечно думать о никчёмности и бессмысленности своей жизни, но решила остановиться. К чему? Разве ей от этого легче станет?

Ведь ничего не изменится.

Жизнь не станет лучше, справедливее.

А школы не сгорят.

Лиза захохотала.

Как жалко!

А ведь только там ее место.

 



Юлия Савагарина

Отредактировано: 01.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться