Репортаж из другого мира.

Пролог.

Пролог.

 

Мы уже третий час упрямо продвигались по узкой тропинке, со всех сторон окруженной джунглями. Где-то вдалеке виднелись величественные и прекрасные горы, которые словно оберегая, окружили долину Балиен.

Однако, мне уже давно было не до красот Новой Гвинеи, чему активно способствовал едкий пот, раздражающий глаза, и обилие разномастных гнусов, которые несмотря на использованные репелленты, то и дело пытались забиться в нос и рот.

Впереди всех, уверенно шагал наш проводник, - низкорослый темнокожий мужчина по имени Соха.

Следом за ним, стараясь не показывать усталость, шел оператор Вадик, - два метра концентрированного тестостерона, и как следствие, непревзойденной самоуверенности.

Следом, тихо матерясь под нос, едва переставляя ноги, плелась я, а замыкал нашу небольшую процессию, звуковик Сережа, - субтильный молодой человек с извечно красными, чуть оттопыренными ушами.

Путь наш лежал в поселение племени Лани, которые проживали в окрестностях долины реки Балиен. Бывшие людоеды, которые до сих пор жили охотой и земледелием, крайне редко общались с цивилизацией, сохранив тем самым неповторимый, экологически чистый колорит.

Хотя, папуасы охотно принимали от туристов подарки в виде спичек, ложек, и других бытовых мелочей.

Одним словом, репортаж обещал получиться увлекательным.

За годы моей репортерской работы, мне довелось побывать в самых разных местах: от горячих точек, до покрытых вечными снегами полярных станций.

Свою работу я любила безумно, и отдавала саму себя без остатка, что впрочем не помешало мне к моим тридцати двум годам, четыре раза побывать замужем.

В конце концов, я поняла, что семья это не для меня, и после развода с четвертым мужем, больше не вступала в продолжительные отношения с мужчинами.

Авантюристка по натуре, я всегда радовалась новым приключениям.

Сделать сюжет о празднике смерти в Мексике? Не вопрос! Забраться в пещеры Тибета? Да без проблем! Прийти в гости к племени бывших людоедов? Однозначно, да!

Жить именно так, Жить с большой буквы, - это ли не счастье?

Увидеть наш мир, не прилизанно-туристический, а первозданный, полный тайн и опасностей, от которых замирает дух! Вот она, моя Жизнь с большой буквы, и другой мне не надо.

Не сказать, что родители одобряют мою работу, но с нравоучениями не лезут, - и то хлеб. Хотя, когда бы им лезть, если мы с ними видимся раз в два месяца и то по видеосвязи.

Нет, я конечно скучаю по ним, но сердце мое радуется зная, что Ма и Па счастливы в своем уютном домике на берегу Средиземного моря, с непременными пятничными играми в бридж, и золотистым ретривером, по кличке Шерлок.

Одним словом, судьбой своей я была довольна, и менять в ней я ничего не собиралась. Но, как говориться, - хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах...

 

Деревня Лани мне понравилась сразу. Маленькие, деревянные, круглые хижины-хонаи, - вполне себе симпатичные. Пестрые, взъерошенные куры, оголтело кидающиеся прямо под ноги, худые чумазые свиньи, пасущиеся прямо возле ничем не огороженных домов, - местный колорит во всей своей красе.

Нашу съемочную группу, во главе с проводником, вышло встречать все население небольшой деревеньки. Впереди всех вылез старый, болезненно худой вождь, одетый лишь в котеки, едва прикрывающую пах. Были здесь правда мужчины и женщины одетые в старые, поношенные футболки и платья, но даже такой, относительно современный их вид разбавляли цветные перья и ожерелья из свинных клыков.

Папуасы оживленно гомонили, на режущем слух, стрекочущем языке, не стесняясь тыкать в нас пальцем, но в прочем, не спеша при этом приближаться к нам на расстояние меньше десяти шагов. Только дети, то и дело порывались выбежать к странным белокожим людям, но бдительные женщины успевали вовремя перехватывать сорванцов.

Вождь, перебивая общий шум, пророкотал что-то на своем наречии, и Соха тут же ему ответил, активно жестикулируя и показывая какие-то совсем уж невообразимые пантомимы. Видимо, объяснял старику кто мы такие, и какого хрена нам здесь собственно, надо.

Обернувшись к нам, проводник произнес на ломанном английском:

- Преподнесите вождю дары.

Даров для исправившихся людоедов мы набрали целый рюкзак. Все по списку, который нам выдали еще в городе: спички, ложки, сигареты без фильтра, моток лески, и прочая копеечная дребедень, которая теперь гордо именовалась: «дары».

Папуасы радостно расхватали подарки, а вождь удовлетворенно кивнув, обнажил крупные желтые губы в какой-то обезьяньей улыбке.

- Местных руками не трогать, еду есть только свою, громко не разговаривать, в хонаи не заходить. – В который раз проинструктировала нас Соха, и мы, заверив что все прекрасно поняли и осознали, принялись разбивать лагерь, прямо на окраине деревни.

- Ну что, - Вадик прищурился на клонящееся к горизонту солнце, - завтра можно начать съемки.

- Не по себе мне что-то. – Тоскливо вздохнул Сережа, для которого подобная экзотика была в новинку. – Скорей бы уже отснять и убраться отсюда подальше.

- Ну, быстрее чем за два дня мы вряд ли управимся. – Я почесала кончик носа, и принялась перетряхивать рюкзак, в поиске заветной бутылки с минералкой. Услышав душераздирающий вздох звуковика, насмешливо поинтересовалась: - Неужели так боишься что тебя схарчат?

- Тут и без этого есть чего бояться. – Буркнул явно обидевшийся Сергей. – Дизентерия, малярия и прочая дрянь, которой тут до жопы.

- Тебе, дурья башка, для этого и объяснили, как себя вести. – Вадик закончил устанавливать палатку, и теперь сидел на корточках, попыхивая электронной сигаретой. – И как тебя сюда занесло, такого неженку?

- Разнообразия захотелось. – Буркнул звуковик, чьи уши теперь буквально пылали алым, как революционное знамя.



Виктория Ковалева

Отредактировано: 08.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться