Рихард и Я

Глава 1. Приключение

- И вы заточаете туда духов?

- Не совсем так, но да.

- И вас не гложет совесть за это?

- За что? – Мужчина тихонько фыркнул, - Кто-то создал подобный объект специально для этого. Кто-то туда его заточает, мне, знаете ли, несколько все равно. Я всего лишь скупаю их и продаю тем, кто в этом нуждается.

- А вы не думали, что духи хотели бы освободиться из этой тюрьмы?

- Вряд ли…

- Вы считаете, что никто из духов не захочет свободы? – Я была удивлена и возмущена одновременно, но все же оставалась в рамках безразличного человека, все-таки никто лично из моих знакомых не был заперт в этих стеклянных сосульках.

- Понимаете ли, мой дорогой друг, они пробыли там больше двухсот, а кто-то и больше. Что им сейчас делать прикажете? Летать по округе и распугивать людей? Они боятся этой свободы и того, что я им ее дам.

- Может они хотят покоя? – Неуверенно спросила я, мне мало бы известно о духах и призраках, но во всех книжках, которые попадались мне на моем жизненном пути, духи хотели отправиться к свету.

- Возможно, но кто им его даст? - Мужчина передо мной добродушно рассмеялся, словно рассказывал детям милую сказку на ночь. - Думаете, мы просто духи собираем? Нет, дорогая, этим душам одна дорога, и она – в ад.

- Если они покаются…

- Они не станут каяться, - грубо перебил меня хозяин этого мероприятия, его глаза холодно блеснули, хотя ни разу за весь наш разговор они не были обращены на меня. Он смотрел куда угодно, кроме как на свою собеседницу. Какое-то неприятное чувство сжало сердце, и всего на секунду у меня появилось сильное желание, вздернув нос, уйти. Но я проглотила это чувство, возвращая себе спокойствие. - Если найдете мне хоть одного духа, который решит покаяться и признать все свои грешки, и при этом не обзавестись новыми, оскорбляя других, то я лично при Вас его отпущу.

- Но послушайте…

- Да-да? – Кажется, я привела его в благостное настроение, потому он неожиданно для меня посмотрел мне в глаза и очень благосклонно, словно я была его хорошим другом.

- Но ведь пока он там, с ним невозможно поговорить. Или я не права?

- Абсолютно правы. Аб-со-лют-но. Но понимаете в чём вся суть, я не спрашиваю их мнения, когда погружаю туда. Мне просто нужна их сила, вот и все.

С этими словами он покинул меня, я же осталась стоять с приоткрытым от удивления ртом. Его наглость зашкаливала настолько, насколько это было в принципе возможно, но ответить мне на нее все равно было нечего, хотя и хотелось… Меня как огромным магнитом тянуло к нему, он обладал какой-то запретной очаровательностью, которая была противна и притягательна в один и тот же момент. Я ненавидела себя за эту маленькую слабость, в которой признавалась с трудом даже самой себе, но и упивалась ей, как алкоголик упивается своей отравой, зная, что она медленно убивает его. Встряхнув головой, я все же оторвалась от мыслей о нем, закрадывавшихся в мою голову, едва я начинала думать о чём-либо. Медленно подойдя к окну, я выглянула в сад. Сквозь тонкую тюлевую вуаль, он словно был покрыт туманом, что придавало его заброшенности романтический вид. Я оглянулась вокруг, отмечая, что ни сестра, ни мачеха не смотрят на меня, а потом скользнула к двери, сделав вид, что мне просто нужно подышать. Едва дверь закрылась за мной, я, подобрав юбки, кинулась к калитке сада и толкнула их. На удивление она оказалась ничем не закреплена и с тихим, но ужасно противным писком открылась.

Внутренне я ликовала и едва могла сдержать победный вопль, так и рвущийся из груди. Приключения. Это слово вертелось на языке и мне казалось, что внутри все замирает от него и тает. Высокий забор, каменный и скользкий от мха, завернутый в сухие ветки плюща, выглядел так таинственно, что я мысленно не могла удержаться от того, чтобы не запечатлеть его в своей памяти. Дорожка была заброшенной и неубранной, ветер, холодный и по-зимнему колючий, впился в кожу рук и шеи, вызывая целую армию мурашек. Передёрнув плечами, я ещё быстрее зашагала дальше, оглядываясь вокруг. Это было поистине божественно. Запустелый сад, полный своих тайн и скелетов.

Пока я шла, не упуская из виду ни один засохший кустик, ни одну гору ржавых листьев и огромных каменных статуй с амурчиками или обнаженными девицами, про себя я рассуждала, отчего сад стал таким запустелым. Может, как в романах, он напоминает его владельцу о своей возлюбленной? Или может быть о матери, которая посадила сад и заботилась о нём, но после её смерти это стало посмертным памятником ей и вечной раной на его нежном сердце? Моё собственное сердце затрепетало при этой мысли, ёкнув и упав куда-то туда, куда я никогда не хотела погружаться. Мама… я ведь и сама это пережила, и даже сейчас перебирая её вещи, мне становится дурно, наверное, ему так же тяжело…

Неожиданный тупик стал для меня не вполне понятной преградой. Первые несколько секунд, я даже не могла сообразить, что произошло. То есть как это тупик? В романах не бывает тупиков. Что же делать? Я оглянулась в поисках ответа и опять замерла в нерешительности, позади меня было два выхода, в один из них я вошла, но я никак не могла припомнить в какой из них. Посомневавшись немного, я шагнула в тот, что был справа и пошла дальше, но чем глубже я забиралась в этот бесконечный лабиринт, тем больше начинала понимать, что не все так просто в нем. Постоянные развилки и переходы давали мне ясно понять, что выбраться мне самой отсюда будет непростой задачей. Страх, закравшись в мою голову, лишил меня рассудка, и я готова была вот-вот расплакаться от собственного бессилия, однако удача все же решила дать мне шанс. Из-за очередного поворота вдруг появилось небольшое приземистое здание, больше напоминавшую сторожку.



Ритуля Довженко

Отредактировано: 23.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться