Рожденные править

Глава 1. Полет над пропастью

Мелкие камни больно впивались в ступню даже через толстую подошву тапочек. Наилий сам виноват, конечно, не стоило уходить с расчищенной тропы. Но бежать по большому тренировочному кругу и не срезать дорогу, чтобы просто погулять в горах – почти преступление. Кадетам горного интерната и так ничего нельзя. Везде правила, инструкции, заборы и надзиратели. Но на каждом участке тропы инструктора с палкой не поставишь. И если уж есть хотя бы иллюзия свободы, то почему бы ей не воспользоваться?

Наилий собирал ягоды. На каменистой почве они росли островками и робко выбрасывали над жесткими листьями петли с венчиками из пяти водянистых и очень кислых горошин. Кадеты их звали костяника. За то, что костлявые. Тонкая кожура лопалась на языке, сок почти не утолял жажду, зато крупная желтая кость жевалась поразительно долго. Когда-нибудь Наилий зубы сломает от такого лакомства. Но все лучше, чем однообразное меню столовой.

Набрав букет из стеблей с венчиками, кадет выпускного потока особой группы забрался на каменистый гребень. Дух захватывало от вида на долину. Светило еще не закатилось за склоны гор и щедро поливало светом крыши деревенских домов. С высокой точки они казались пятнами желтой краски на зеленом холсте. Или условными обозначениями на стратегическом плане. Наилий редко бывал в деревне, но никогда бы там не заблудился. Наизусть выучил каждый двор и каждую улицу.

- Ты так долго отливал, я решил, что все затопишь, - проворчал Марк, сидя на камне.

Рубашки кадеты перед тренировкой сняли. Остались в белых штанах, подвязанных широкими поясами, и в гетрах. Рядовые носили носки, женщины чулки. Если смешать первое со вторым, то получались гетры. Резинка у них имелась, но настолько слабая, что удержать верхний край длинного «носка» не могла. Поэтому кадеты перевязывали гетры черными лентами крест-накрест, оплетая всю голень. Делали внизу петлю, продевали в неё ногу прямо в тапочке и шнуровали до самого узла под коленом. Узнаваемый горный стиль. Больше ни в одном секторе будущие солдаты так не одевались.

- Ягоду собирал, - сухо ответил Наилий. – Будешь?

Марк обернулся и сфокусировал взгляд на зеленом пучке.

- Буду, но ответь мне на вопрос. Ты их собирал до того, как полез рукой в штаны или после?

- Не хочешь – не ешь, - фыркнул Наилий, отрывая ягоды от стеблей. – Сам ищи по камням. Кого разглядываешь в бинокль? В деревне кто-то новый появился?

- Не в деревне, а рядом,  - Марк половину пучка все-таки забрал. – Палатки ставят. На полевой госпиталь не похоже, на штабные учения тоже.

- Дай посмотрю.

Забором никто не озаботился, палатки ставили в чистом поле. Эмблем на брезенте и у военных не было никаких, а тут и брезент странный.

- Гражданские, - сказал Наилий, возвращая бинокль. – На что хочешь спорим.

- Что они здесь забыли? Транспорта нет, наш интернат под боком, южнее база патрульных катеров. Секретности нет, но зона ограниченного доступа. Нечего им тут делать.

- Они могли с деревенскими властями договориться. Не зря же возле них лагерь разбивают.

- Без согласования с военными? Что-то мне не верится.

- Значит, оно есть. Или лагеря через неделю не будет.

- Раньше, - покачал головой Марк. – Патрульные на очередном облете засекут и доложат командованию. Если уже рапорт не написали.

- Тебе-то какая печаль?

- Да все та же, - необычно синие для цзы’дарийца глаза Марка блеснули гневом и азартом. – Северина. В деревне одни бабы. Если сюда завезут гражданских мужиков, то на первых же танцах эти лисы заберутся в наш курятник. Я два месяца окучиваю Лауру, чтобы она позвала сестру с собой и что? Придут дочери Корвиния на танцы, а их там гражданские хлыщи по углам зажимать будут? «Ах, дариссы, ну кого вам еще здесь ждать? Пойдемте в наш лагерь, походные кровати такие мягкие».

- Можно подумать, ты Северине собираешься предложить что-то другое.

- Свое большое и любящее сердце, - гримасничал Марк, водя ладонью по груди. – Зачем ей стерилизованные гражданские выродки, когда есть кадет из элитной лабораторной группы? Цвет генофонда, лучший из лучших, будущий генерал.

- Подтвердится у тебя очередная мутация, так же стерилизуют, как гражданских, - огрызнулся Наилий. – Тебе не то что дети от Северины, тебе погоны лейтенанта светить не будут. Спишут с пометкой «негоден» и всё.

Марк замолчал, накручивая на палец ремешок бинокля.    



Дэлия Мор

Отредактировано: 26.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться