Русалочка. Страшная сказка

Размер шрифта: - +

Русалочка. Страшная сказка

Эти глупые люди думают, 
что любовь есть, а русалок нет. 
Но мы-то с вами знаем, 
что все наоборот.
(Русалочка)


      
      
      Я стояла возле большого шоколадного фонтана и потягивала шампанское из хрустального фужера. Вокруг меня сновали люди, слышался смех, кто-то громко обсуждал котировки валют на фондовой бирже, сравнивая результаты с прошлым месяцем. Симпатичная блондинка в ультракоротком кислотно-розовом платье рассказывала подружкам о своём новом богатом ухажёре, а те лицемерно улыбались ей в ответ. Я перевела взгляд на молодого человека, который о чём-то шептался с длинноногой шатенкой с короткой стрижкой. Она прижимала ладонь к губам и хихикала, очевидно, что оба замышляли большую пакость. Я усмехнулась и снова пригубила из фужера, наслаждаясь нотками цитрусовых и минералов. Какое мне дело до чужих тайн, когда у меня полно своих?

      Посмотрев на небольшие золотые часики с мелкой россыпью бриллиантов, красовавшиеся на моём запястье, я покачала головой. Кимберли снова опаздывала, а ведь уже должна была появиться. Мы ведь договаривались. Поймав проходящего мимо официанта, я поставила на поднос пустой фужер и быстрым шагом направилась в дамскую комнату. Зайдя в большое светлое помещение, я подошла к большому зеркалу и вытащила из сумочки помаду, намереваясь освежить макияж. Встретившись взглядом со своим отражением, я улыбнулась и в который раз отметила, что мой внешний вид идеален.

      Длинные тёмные волосы волнами спадали на белые обнажённые плечи. Большие ярко-синие глаза в обрамлении густых ресниц делали мой взгляд по-детски наивным, из-за чего большинство мужчин считали меня красивой дурочкой до тех пор, пока я не открывала рот и не развеивала их мысли. Высокие скулы, маленький нос, тонкие брови. Я прикоснулась к маленькой родинке над губой и поморщилась. Это было единственным, что портило моё совершенное лицо. Но Кимберли говорила, что в нас должны быть хоть какие-то изъяны, чтобы не отличаться от простых людей.

      Наверное, это подводит нас к вопросу о том, кто же я такая. Что ж давайте по порядку. Меня зовут Крисания. И я не человек. Мы с сестрой Кимберли самые настоящие русалки. Помните сказку о девушке, спасшей принца, а после обратившейся в морскую пену, после того, как он её бросил? Это потом уже Дисней превратил её в красивую историю со счастливым концом, где русалочка выходит замуж за принца, и живут они долго и счастливо. На самом деле так не бывает. Не может быть у русалочки счастливого конца. Просто не может. И вы узнаете почему.

      Дверь открылась, и в уборную вошла компания девушек. Увидев меня, они замерли на пороге, а затем обратили взгляд на свою предводительницу, Викторию Майерс. 

      — Кейденс, — Виктория презрительно подняла бровь, а затем приблизилась ко мне походкой королевы, за которой след в след шли её верные фрейлины. — Не ожидала тебя здесь увидеть.

      — Серьёзно? — я убрала помаду в сумочку и улыбнулась, — было бы странно не приди я на помолвку собственной сестры. А вот что ты здесь делаешь, дорогая, это ещё вопрос.Или пришла посмотреть, как Найджел сделает предложение Ким? А может, ты надеешься, что он передумает, и колечко окажется на твоём пальце?

      — Мы собирались пожениться, — Виктория сделала шаг ко мне и гневно прищурилась. Она и так была выше на полголовы, а сейчас на своих шпильках и вовсе возвышалась надо мной, но пугать меня разницей в росте было глупо. 

      — Ты правильно подметила, дорогая, — я даже не сдвинулась с места, со снисходительной усмешкой наблюдая, как она возвышается надо мной. — Собирались. Но теперь это в прошлом.

      — Мы были счастливы, — продолжала шипеть девушка, сжимая в руке сумочку клатч. — Пока вы не появились в нашем городе. Потом тот шторм, когда Найджел едва не погиб на вечеринке на яхте. И тут появляется твоя сестрица, которая бесстрашно бросается в воду и спасает его. После этого случая Найджела словно подменили. Он только и твердил, что о прекрасной девушке, спасшей его той злополучной ночью.

      — А чего ты ждала? — прищурилась я, — чтобы он дал Ким денег и отпустил на все четыре стороны? Моя сестра спасла твоего жениха, а что в этот момент делала ты? Трахалась в каюте с его лучшим другом. 

      — Откуда ты...? — после моего выпада Кимберли, словно сдулась, и сделала несколько шагов назад, натолкнувшись на одно из своих подружек. — Об этом никто не знал. Это вышло случайно. Я сама не понимала, что делаю. И Дэн тоже. Это было словно помутнением разума.

      Ну, конечно. Я тряхнула длинными волосами и с видом победительницы прошла мимо Виктории. Она стояла с растерянным видом, глядя в стену и мелко дрожала. Её подружки выглядели не менее обескураженно, ведь никогда не слышали об измене их предводительницы. Я помнила, как было сложно зачаровать Викторию и Даниэля. Они слишком сильно любили Найджела и никогда бы не причинили ему боль. Я приложила кучу усилий, но результата не было. И тогда мне пришлось обратиться к сестре за помощью. В отличие от меня Кимберли обладала способностью к любовной магии, которая распространялась не только на наших жертв, но и на других людей. Она долго отказывалась рушить судьбу Виктории, ведь та искренне любила своего жениха и даже не мыслила о ком-то другом. 

      — Уничтожать такую любовь жестоко, — говорила мне сестра, когда я в красках расписала ей свой план. — Одно дело зачаровывать свободных мужчин, а совсем другое тех, кто уже имеет невесту.

      — Если они поддадутся и твоей магии, значит, любую любовь можно разрушить, — жёстко ответила я, положив локти на стол, — в первую очередь мы должны думать о себе. А Найджел Росс один из самых завидных женихов этого города. Единственный наследник огромного состояния своего отца. У них миллионы, Ким.

      — Деньги интересуют меня в последнюю очередь, — ответила сестрица и сердито посмотрела на меня: — Когда ты успела настолько очерстветь, Крис? Раньше ты не была такой жестокой, а теперь готова на всякие мерзости, лишь бы остаться здесь навсегда.

      — В первую очередь мы должны думать и заботиться друг о друге, Ким, — жёстко припечатала я, стараясь не показывать, как сильно меня задели её слова. — И если для этого придётся идти по головам, я это сделаю.

       — Всегда есть риск поскользнуться, помни об этом, — едва слышно произнесла Кимберли и встала из-за стола. — А теперь я иду спать. Спокойной ночи.

      Я хорошо знала свою сестру, о её упрямстве ходили легенды, и она бы ни за что не согласилась разрушить милую парочку влюблённых голубков. Сделав вид, что сдалась, я больше не заводила разговор на эту тему. Первое время Кимберли подозрительно смотрела на меня, стоило мне открыть рот и заговорить о предстоящих вечеринках, на которые нам не помешало бы попасть, но, поняв, что я не собираюсь возвращаться к Найджелу Россу, успокоилась. Мне потребовалось несколько недель, чтобы столкнуть Росса и сестрицу в одном из модных клубов. А после мягко намекнуть, что будь её моральные принципы чуточку проще, этот мужчина принадлежал бы ей. 

      И через несколько дней Кимберли пришла ко мне и сказала, что согласна применить чары. Я ликовала. Мой план удался на все сто процентов. Осталось влюбить Росса в Кимберли, и дело сделано. Получить приглашения на частную вечеринку было сложно, но в нашей жизни многое решают деньги и связи, а этого у меня было с лихвой. Дар убеждения я применила лишь однажды, чтобы меня свели с нужным человеком, а дальше всё пошло, как по маслу.

      Вечеринка на яхте была шумной, погода стояла прекрасная, а люди веселились, как в последний раз в жизни. Я стояла на палубе, держа в руке фужер с вином, и наблюдала за происходящим. Кимберли находилась вдали от меня, но я всё равно краем глаза следила за своей рыжеволосой красавицей-сестрой. Она разговаривала с Даниэлем и Викторией. Было видно, что девушка слушает невнимательно, выискивая в толпе Найджела, а для успешного исхода дела внимание значило всё. Я поймала взгляд сестры и нахмурилась, ей следовало отнестись к заданию со всей ответственностью.

      Через четверть часа, когда я успела отвергнуть одного прилипчивого ловеласа, Кимберли подала знак, — мой бокал лопнул прямо в моих руках. Красная жидкость потекла по моей руке, словно кровь, пачкая подол платья. Но сейчас это были мелочи. Отряхнув осколки, я вежливо извинилась у собравшихся рядом со мной людей и поспешила на другую сторону палубы. Никогда ещё прежде мне не приходилось вызывать шторм, ведь для этого была необходима большая сила, а я слишком долго находилась вдали от источника, питавшего всех русалок. Сколько лет я не была дома? Кажется, прошли века, с тех пор, как я пользовалась хвостом по назначению. Ноги были куда привычнее, и я не собиралась с ними расставаться.

      Положив ладони на поручень, я закрыла глаза и воззвала к океану. Сначала я боялась, что не смогу, но лёгкий ветерок, коснувшийся моей кожи, показал, что моя просьба услышана. Погода испортилась мгновенно.Ветер усиливался, стало сложнее находиться на открытой палубе.Волны вздымались вверх и с диким грохотом падали обратно. Края волн пенились, шипели, жужжали. Вода переливалась, становилась и чёрной, и синей, море злилось и рычало. Чистое небо скрылось за тучами, а вскоре послышался раскат грома. Я подняла руки вверх и захохотала. Тяжёлые холодные капли упали мне на плечи, а яхту бросило в сторону с такой силой, что люди падали, не удерживаясь на ногах. Повсюду слышны были крики и мольбы о помощи. Но со стихией бороться было бесполезно.

      Найдя взглядом Найджела, который находился как раз у края, я махнула рукой, и яхта накренилась. Не удержав равновесия, Росс налетел на поручень, который неожиданно не выдержал веса молодого человека, и с громким криком полетел вниз. Я видела, как люди бросились в ту сторону, и поспешила к ним. Найджел взмахнул руками, пытаясь справиться с океаном, но удар об воду вышиб из него весь дух, лишив способности противостоять злостной стихии. 

      Вокруг плакали девушки, кто-то кричал, что нужно спасти его, но при этом все боялись повторить судьбу несчастного наследника. А затем к нам приблизилась Кимберли. Распихав собравшихся людей, она стянула длинное коктейльное платье, оставшись в одном нижнем белье, а затем прыгнула прямо в пучину. Её не было так долго, что не будь Ким русалкой, я бы заволновалась. Вместо этого я приблизилась к краю и обратила свой взор на воду. Шторм постепенно стихал. А через несколько минут и вовсе прекратился. Снова наступил штиль, а из-за туч выглянули звёзды. 

      — Надо возвращаться на берег и сообщить о случившемся, — сказал кто-то из присутствующих.
 
      — Как ты собираешься сказать отцу Росса, что его сын утонул во время шторма? — ответил другой.

      — И девчонку жалко, — послышался третий.

      А потом произошло то, чего никто не ожидал. Кимберли вынырнула вместе с Найджелом, находившимся без сознания. Парень успел наглотаться воды, поэтому реанимировать ему следовало как можно быстрее. Я опустилась на колени, и помахала Ким в сторону лестницы. Она сделала несколько гребков, держа голову парня над водой, а после позволила мужчинам затащить их на палубу. 

      — Он не дышит, — прошептала какая-то девушка возле меня. — Не дышит. Что будет с Викторией, когда она узнает?

      Мне было плевать, что будет с Викторией. Приблизившись к сестре, стоящей над телом Найджела, я опустилась рядом ней на колени и положила ладонь на грудь парня. Другой обхватила запястье Кимберли и сосредоточилась на энергии. Ким склонилась к лицу парня и едва коснулась его рта своими губами, передавая Дар жизни, исцеляющий и спасающий. А в следующее мгновение Найджел закашлялся, выплёвывая проглоченную воду. Мы дружно перевернули его набок, а после я оставила сестру вместе с её прекрасным принцем.С тех пор прошло три месяца, и сегодня Найджел Росс собирался сделать предложение моей сестре.

      Стоило мне выйти из уборной, оставив Викторию на растерзание собственной свите, как мой взгляд наткнулся на красивую рыжеволосую девушку в длинном платье цвета морской волны. Она была невысокого роста, стройной. Зелёные глаза светились от счастья, когда Кимберли смотрела на Найджела, что я на мгновение поверила, что сестра действительно любит этого парня. Но стоило Ким увидеть меня, как её взгляд потух, а затем она высвободила ладонь из руки Росса, шепнула ему что-то и направилась ко мне. 

      — Привет, — она приобняла меня за плечи и поцеловала в щёку, — ты давно здесь? 

      — С самого начала, — жестом руки я подозвала к себе официанта и взяла фужер с шампанским. — Столкнулась с Викторией в уборной. Кто из вас догадался пригласить её на помолвку? 

      — Я не видела списков, поэтому не знаю, кто приглашён, а кто нет, — слишком резко ответила сестрица, и я поняла, что она лжёт мне. — Крис, ты слишком напряжена в последнее время. Может, тебе отдохнуть недельку-другую?

      — Отдохну сразу после вашей свадьбы, — прищурилась я, хватая Кимберли за запястье. — Ты ведь понимаешь, что она должна состояться, как можно скорее? Мы и так слишком долго ждали, пока он наберётся духу, чтобы сделать тебе предложение. Всё слишком затянулось, Ким, времени катастрофически не хватает.

      — А что если он делал мне предложение раньше, но я ему отказывала? — прищурилась девушка, упрямо глядя на меня.

      — Мне понадобилось всё магическое мастерство, чтобы заставить его жениться на тебе, Ким. От него зависит наша жизнь. Поэтому я не позволю тебе всё испортить.

      — Ты, кажется, забыла, что он пережил клиническую смерть, его предала бывшая возлюбленная, а сам он увлёкся мной? Не слишком ли много для одного человека? Помолвка через три месяца — это большая удача. 

      И она направилась к Найджелу. Он стоял в компании друзей, но увидев приближающуюся к нему Кимберли, извинился и направился к расстроенной девушке. Я чувствовала исходящие от неё волны злости, отчаяние, боли и вместе с ними любви. Моя глупая сестрёнка и впрямь влюбилась в этого человека. Я наблюдала, как тихий разговор плавно перерастает в ссору, а затем Кимберли разворачивается и уходит. Я поспешила за ней, но догнала только у выхода из ресторана. 

      — Куда ты собралась? — прошипела я, преграждая девушке путь.
 
      Но она лишь оттолкнула меня, не желая слушать. Я подхватила длинный подол красного платья и быстрым шагом нагнала девушку. Увидев, что Ким на грани и лучше сейчас ничего не говорить, я подхватила её локоть и едва заметно улыбнулась.
 
      — Я отказала ему, Крис, — прошептала Кимберли, резко остановившись. — Не могу выйти за него замуж. Не могу выполнить своё предназначение. Пусть лучше я умру, чем смогу жить без него. 

      — Ким, пожалуйста, — выдохнула я, глядя на неё во все глаза, — пожалуйста, не говори, что влюбилась в Найджела. Это против правил. Мы не влюбляемся в людей.
 
      — Он такой добрый, Крис, — сквозь слёзы улыбнулась сестра, — умный, смешной, заботливый. Я думала, что он напыщенный сноб. Когда Найджел отверг меня тогда в клубе, помнишь, как он смотрел на меня? Как на грязь под его ногами. Я была так зла, хотела отомстить, хотела лишить всего, а когда узнала поближе… Крис, он не такой. Он самый лучший.

      — Возвращайся на вечеринку, Кимберли, — приказала я, резко остановившись. — Я придумаю что-нибудь. Должен быть какой-нибудь выход. И я обязательно найду его.

      Кимберли привлекла меня к себе, крепко обнимая, а затем бросилась к ресторану, где ей навстречу шёл Найджел. Я же махнула им рукой и направилась к стоянке такси. Договорившись с шофёром, я села на заднее сидение и откинулась на спинку. Закрыв глаза, я помассировала виски, а затем глухо застонала от осознания, что своими же руками привела сестру к обрыву. Наши законы никогда прежде не нарушались, и я боялась даже помыслить, что скажет матушка, когда я озвучу ей пожелание Кимберли. Да она убьёт меня. Когда Кимберли впервые вышла на сушу полгода назад, я клятвенно обещала, что помогу ей освоиться в жестоком мире людей, а в итоге подвела.

      Шофёр, темнокожий мужчина лет пятидесяти с небольшим, поглядывал на меня в зеркало заднего вида, а после спросил:

      — Неприятности?

      — У сестры, — ответила я, зная, как люди любят болтать в такси. — Неприятности. А отдуваться мне, как старшей. 

      — У меня было пять младших братьев и сестёр, — сказал мужчина, побарабанив пальцами по рулю, — поэтому знаю, каково это быть ответственным за младшее поколение. Разница большая у вас?

      — Восемь лет.

      — У меня с самым младшим разница в двадцать лет, — поделился шофёр, — он родился, когда я только поступил в колледж. А через год родители разбились в автомобильной аварии. Я вырастил своих братьев и сестёр, старался ни в чём не отказывать. А вот колледж пришлось бросить, чтобы пойти работать.

      — Грустная история, хорошо, что у них были вы, — я пыталась говорить сочувствующим тоном, но на самом деле грусти или жалости не испытывала. Мне было всё равно. 

      Я разучилась чувствовать с тех самых пор, как встретила своего принца. 

      Наверное, вы думаете, что он бросил меня, тем самым разбив мне сердце, променял на какую-нибудь другую девушку, которая знала двадцать способов приготовления куриных яиц или пекла пряники для бездомных. Нет, на самом деле он был безумно в меня влюблён. Настолько, что готов был исполнить любое желание. Мы поженились спустя два месяца после знакомства. А в первую брачную ночь я убила его. Затем собрала кровь в жертвенный кубок и ушла к океану, чтобы закончить ритуал, который позволил бы мне остаться на суше навсегда. Таково было условие для каждой русалки, покинувшей дом. Именно поэтому многие из нас никогда не задерживались на суше больше нескольких дней. На земле мы старели намного быстрее, чем обычные люди, а через полгода умирали, превращаясь в морскую пену, как гласила легенда. Только жертвенная кровь останавливала старение и делала нас молодыми, позволяя жить на суше целую вечность. Но убить нужно было не простого человека, а богатого и влиятельного. Только кровь принца, даже если этот титул был всего лишь формальностью, даровала нам вечную молодость. Поэтому поиски подходящего человека всегда были сложными и грозили неприятностями.

      За своими мыслями я не заметила, как мы добрались до пляжа. Расплатившись по счётчику, я оставила щедрые чаевые и быстрым шагом направилась к гроту, который многие использовали для тайных свиданий. Шпильки застревали в песке, поэтому я сняла их и побежала вперёд, придерживая подол платья. Войдя в грот, я зажмурилась, а затем посмотрела истинным зрением, которое позволяло видеть даже в темноте. Сделала несколько шагов сторону и привела в действие секретный механизм, открывающий часть каменной стены. Он был сделан для русалок, которым необходима связь с домом. Единственная возможность прикоснуться к источнику и набраться сил. Добравшись до ступеней, я стала спускаться вниз, пока не добралась до небольшого подземного источника. 

      Опустившись на колени, я опустила руки в воду и воззвала о помощи. Ждать пришлось долго, я уже теряла надежду, когда на поверхности появилась голова матери. Она подплыла к краю и выбралась на берег. Я смотрела на её хвост, и внутри защемило от воспоминаний о том, как же здоровобыть русалкой. А потом в голове возникла мысль, что человеком быть намного лучше. Больше возможностей, огромный мир и совершенно иная жизнь. Кем я была в подводном царстве? Принцессой, которая должна соблюдать правила этикета, быть правильной и послушной русалкой, а по достижении определённого возраста выйти замуж. Не о такой жизни я мечтала. Когда я впервые вынырнула из моря и увидела сушу, то поняла, что однажды выйду из воды, обретя ноги, и останусь там навсегда. Мне понадобилось несколько лет, прежде чем моя мечта сбылась.

      — Что случилось, Эренсия? — спросила мама, назвав моё истинное имя. За десятки лет на суше я называлась разными именами, но ни разу не использовала своё настоящее, данное мне при рождении. — Давно ты не взывала к нам, даже когда тебе не хватало энергии, ты не пришла, чтобы прикоснуться к источнику. 

      — Дело в Кимберли, — заметив осуждающий взгляд матери, я послушно исправилась: — Мэйане нужна помощь, мама. Она перешла черту и влюбилась в смертного. А по закону…

      — Я хорошо знаю наши законы, Эренсия. А это значит, что Мэйана должна совершить ритуал не позднее следующего полнолуния. Жертвенная кровь окропит её тело, и она навсегда останется молодой.
 
      — Мэй не хочет убивать его, — прошептала я, сжимая руки в кулаки. — Сказала, что лучше сама умрёт. Я не могу допустить этого. Мама, мы должны спасти её. Может, ей лучше вернуться домой?

      — Ты знаешь правила, Эра, — жёстко припечатала мама, — выходя на сушу, вы подписали договор с морской колдуньей. Ты хотела быть человеком, а после выманила из океана Мэй, чтобы разделить с ней радость веселья на земле. А теперь я должна смотреть, как моя старшая дочь позволяет умереть младшей.
 
      — Ты королева! — выкрикнула я, хватая мать за плечи, — поговори с колдуньей. Обещай всё, что она захочет. Ничто не стоит жизни Мэй. Мы должны попытаться.

      — Я королева, Эренсия, — строго взглянула на меня мать, — именно поэтому я первая должна чтить и уважать наши законы. Народ не одобрит, если я позволю нарушить правила, даже если это моя любимая дочь.

      — То есть ты готова позволить ей умереть? — спросила я, поднимаясь на ноги и со злостью глядя на мать. — Чтобы показать, какая ты правильная королева?

      — Ты никогда не понимала нашего положения, Эренсия, — сказала русалка, считающаяся моей матерью. — Если я позволю Мэй избежать кары, то, любая русалка решит, что ей позволено тоже самое. А это не так. Вспомни, что случилось с Камией два века назад? Вот почему мы запретили русалкам всплывать на поверхность, потому что некоторым хочется выйти на сушу. Они не думают, когда подписывают договор, а потом умирают, не в силах убить человека. 

      — Я умоляю тебя, спаси Мэй, — рухнула на коления. — Убереги от той участи, что ждёт её.

      — В ночь полнолуния Мэйана должна провести ритуал, Эренсия, — мать погрузилась в воду, — иначе никто из нас ей уже не поможет.

      Не знаю, сколько времени я просидела, глядя в воду. Помощи ждать было не от кого, а я впервые в жизни чувствовала себя беспомощной. Поднявшись на ноги, я отряхнула платье и вышла из грота на берег. Никогда прежде я не была настолько потеряна и опустошена, как сегодня. До следующего полнолуния оставалось двадцать восемь дней. И за это время я должна убедить Кимберли провести ритуал. Но когда я рассказала сестре волю матери, Ким лишь пожала плечами и сказала, что не боится смерти. Я видела, что она говорит правду и вовсе не боится того, что вскоре может умереть. 

      — Обещай мне только одно, — Ким сжала моё запястье и уставилась прямо в глаза, — когда я умру, не пытайся меня вернуть.

      Я лишь отвернулась, чувствуя, как на глаза наворачиваются слёзы.

      Каждый день до свадьбы я наблюдала за увяданием Кимберли. Морок красоты приходилось обновлять каждый день, поэтому сестра больше не оставалась ночевать у Росса. Каждую ночь она разбитая и усталая возвращалась домой. Её рыжие волосы побелели, а на прекрасном лице появились морщины и складки. Как бы морок не действовал на других, я видела истинный облик сестры, и моё сердце разрывалось от боли. 

      В день свадьбы Ким крепко обняла и сказала, что я была лучшей сестрой на свете. И она счастлива, что я рядом с ней. Я плакала, хватаясь за неё, молила провести ритуал и спасти себя. Но Ким лишь улыбалась и говорила, что такова её судьба. Отдав однажды Дар жизни, она обрекла себя на смерть. А я не могла на это смотреть.

      Моя сестра умерла, едва полная луна взошла на небосклон. Я лишь успела подхватить её тело, которое вдруг превратилось в россыпь маленьких пузырьков. От Кимберли осталась лишь маленькая розовая ракушка. Единственное, что напоминало мне о сестре, которую я потеряла.

      Смерть Кимберли сломила меня. Несколько месяцев я искала способ вернуть свою сестру, а, отчаявшись, спустилась в морскую бездну к колдунье. Она сказала, что способ воскресить сестру есть, но я должна буду заплатить за чёрную магию. И я согласилась на всё.

      Поздно ночью я пробралась в покои Найджела Росса и вонзила жертвенный кинжал ему в грудь. Собрав кровь в чашу, я вылезла в окно и поспешила к арендованной машине. Вдавив педаль газа до упора, я добралась до следующего пункта в моём списке и остановилась возле дома Виктории. Она не проснулась, когда я открыла окно и влезла в её спальню. Наведя чары, я приблизилась к спящей девушке и окровавленным ножом разрезала на её груди ночную рубашку. Оголила грудь и примерилась для удара. 

      Когда я занесла руку с кинжалом, Виктория вдруг открыла глаза и закричала. Сбившись, я возложила ладонь ей на лоб и пустила сонную магию. Едва сознание девушки померкло, я поняла, что для Виктории у меня будет иное применение. Отложив кинжал в сторону, я достала из внутреннего кармашка розовую ракушку и положила её туда, где билось горячее человеческое сердце. Заклинание переселения душ я помнила наизусть, поэтому произнесла его нараспев, призывая неведомую мне доселе магию. Едва я произнесла последний слог, как в комнате поднялся сильный ветер, запахло морем, а после наступила тишина. Я сидела подле Виктории и ждала утра, когда станет ясно, сработал мой ритуал или нет. И лишь на востоке показались первые солнечные лучи, я поднялась на ноги и посмотрела на восход. Глаза начавшие болеть с того самого момента, как я убила Найджера, вспыхнули огнём, и я едва сдержалась, чтобы не завопить от боли. Рухнув на колени, я закрыла лицо руками и всхлипнула. 

      Не имея возможности видеть, я прислушалась к происходящему в комнате, всей душой веря, что магия сработала. И только когда скрип кровати подсказал мне, что Виктория проснулась, я сжалась в комок и застыла в ожидании приговора.

      Тёплые ладони коснулись моих плеч, а затем комнату огласил звонкий голосок, принадлежащий моей сестре, когда она позвала меня по имени. Я счастливо улыбнулась и отняла ладони от лица, не видя, ужас во взоре Кимберли, но явно ощущая его всей своей сутью.

      — Господи, Крис, — прошептала она, отшатнувшись от меня, — что же ты натворила?

      А я лишь смотрела на неё своими пустыми глазницами и хохотала, словно безумная, понимая, истинную плату за воскрешение сестры. Пожалев Викторию, я заплатила своей жизнью. Нельзя вернуть душу из мира мёртвых, не принеся достойную замену. И этой заменой пришлось стать мне.



Selena Moor

Отредактировано: 07.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться