Сага о возведении стен Асгардских

Сага о возведении стен Асгардских

Над Трон­хей­мом тре­тий день кря­ду бу­шевал осен­ний шторм. У при­чала тер­лись бо­ками и не­доволь­но скри­пели приш­варто­ван­ные ко­раб­ли. С ма­куш­ки ста­рой сос­ны у вхо­да в чер­то­ги яр­ла гра­дом осы­пались шиш­ки.
Тре­тий день от­важная дру­жина пи­рова­ла в Длин­ном за­ле, от без­делья по­тихонь­ку зве­рея, ку­роле­ся и подъ­едая хо­зяй­ские за­пасы. Сна­чала опус­то­шили ам­фо­ры с кис­лым гре­чес­ким ви­ном, при­везен­ным из пос­ледне­го по­хода, за­едая жа­реной ло­сяти­ной. По­том пе­реш­ли на ме­дову­ху под вя­леный око­рок. Ког­да ме­дову­ха за­кон­чи­лась, Хрольф Ко­сору­кий от­пра­вил­ся по­мочь слу­жан­кам с но­вой боч­кой, да так и не вер­нулся. Вид­но, пе­рет­ру­дил­ся да в пог­реб упал. Вы­пили за Хроль­фа. За­од­но по­мяну­ли де­душ­ку Хроль­фа, ве­лико­го бер­серка Бь­ёр­на Дра­ные Уши. По­том на сто­ле по­явил­ся ко­тел се­лед­ки с ов­сянкой под пи­во прош­ло­год­ней воз­гонки. Сиг­ги, же­на яр­ла, на­чала что-то уж слиш­ком нас­той­чи­во ши­петь суп­ру­гу в ухо и пи­хать ос­трым лок­тем под реб­ра.
Ярл Ха­раль­дсон вя­ло от­ру­гивал­ся. Яр­лу хо­телось пин­ка­ми ра­зог­нать ору­щих дру­жин­ни­ков по до­мам, выб­ро­сить Сиг­ги за по­рог и за­валить­ся спать. От гре­чес­ко­го ви­на ра­зыг­ра­лось прок­ля­тое ко­лотье в бо­ку, а от бес­прес­танно­го же­нино­го нытья раз­бо­лелась го­лова. Но по­ложе­ние обя­зыва­ло, и Ха­раль­дсон вос­се­дал во гла­ве сто­ла, мут­ным взо­ром со­зер­цая мо­лодец­кие за­бавы. Млад­ший Лод­брок за­те­ял ме­тать на спор но­жи в ог­ромные ло­синые ро­га, при­битые над вхо­дом. Азар­тные вык­ри­ки про­буди­ли мир­но дре­мав­ше­го у оча­га Ор­ма Роб­ко­го, странс­тву­юще­го скаль­да прек­лонных го­дов, ту­гова­того на ухо, но по-преж­не­му гром­ко­го го­лосом. Вски­нув­ший­ся Орм ре­шил, что в соб­ра­нии крик­ли­вых юн­цов не­дос­та­ет то­лики древ­ней муд­рости, и ра­неным мед­ве­дем взре­вел:

Ве­тер взды­ма­ет
до не­ба ва­лы,
на су­шу бро­са­ет их,
не­бо тем­не­ет;
мчит­ся бу­ран,
и бе­сят­ся вих­ри;
это пред­вестья
кон­чи­ны бо­гов!..

«Зат­кнись, зат­кнись, зат­кнись!» — мыс­ленно взвыл ярл. За­коны ве­жес­тва зап­ре­щали пре­рывать ре­чи скаль­да. Орм же, ес­ли раз­зя­вил пасть, не умол­кнет до са­мого ут­ра. Или по­ка не вы­дох­нется. Хо­дил слух, что в мо­лодые го­ды Орм Роб­кий — лю­бопыт­но, с ка­кой ра­дос­ти его проз­ва­ли Роб­ким, ес­ли да­же сей­час не вся­кий во­итель ре­шит­ся поз­ве­неть с ним ме­чами? — вы­иг­рал сос­тя­зание пев­цов, скла­дывая ви­сы три дня кря­ду, с ут­ра до ве­чера и с ве­чера до ут­ра.
Мо­лодежь об­ре­чен­но при­тих­ла. Рол­ло Лод­брок с друж­ком пред­при­няли ко­вар­ный об­ходной ма­невр к две­рям, но бы­ли из­ловле­ны, взя­ты в ку­лаки и без­жа­лос­тно воз­верну­ты на мес­та. Мол, му­чить­ся, так всем.

Братья нач­нут
бить­ся друг с дру­гом,
ро­дичи близ­кие
в рас­прях по­гиб­нут;
тя­гос­тно в ми­ре,
ве­ликий блуд,
век ме­чей и се­кир,
трес­нут щи­ты,
век бурь и вол­ков
до ги­бели ми­ра;
ща­дить че­ловек
че­лове­ка не ста­нет, -

над­ры­вал­ся Орм.
— В ку­рят­ни­ке мо­его от­ца есть ста­рый ко­чет. Да­же он орет ку­да при­ят­нее, чем ты по­ешь, — в крат­кий миг, ког­да скальд на­бирал в грудь воз­ду­ха для но­вой ви­сы, уд­ру­чен­ную ти­шину чер­то­гов про­резал звон­кий и бесс­траш­ный го­лосок.
Орм всхрап­нул и по­пер­хнул­ся. Взлох­ма­чен­ные го­ловы сла­жен­но по­вер­ну­лись вле­во. Там, в кон­це сто­ла, си­дели двое гос­тей — па­рень с де­вицей. Они прип­лы­ли в га­вань Трон­хей­ма на ко­жаной лод­ке-кар­ре пе­ред са­мым на­чалом бу­ри и поп­ро­сили при­юта. Уг­рю­мый бе­лово­лосый па­рень в без­ру­кав­ке волчь­его ме­ха по­верх сы­ромят­но­го дос­пе­ха и с доб­рым ме­чом за по­ясом бур­кнул, мол, они приш­ли с Юс­даль-фь­ор­да. Его про­зыва­ют Ви­голь­фром, сы­ном Ло­дура, а это… это его свод­ная сес­тра. Млад­шая.
Де­вица-сес­три­ца бы­ла чу­до как хо­роша — круг­ло­лицая, с вес­нушка­ми, за­дор­но тор­ча­щими ры­жими ко­сами и гла­зами цве­та спе­лых оре­хов. И на язык бой­ка: для вся­кого со­бесед­ни­ка по­дыс­ка­ла доб­рое сло­во. С мо­лодежью пе­решу­чива­лась да пе­рес­ме­ива­лась, к стар­шим бы­ла ува­житель­на… по­ка не сце­пилась с Ор­мом.
— Ты еще кто та­кая? — воз­му­тил­ся ста­рый скальд. — Поч­то гла­голешь в соб­ра­нии му­жей, ко­ли сло­ва те­бе не да­вали?
— Рад­ню мое имя, — дер­зко от­клик­ну­лась ры­жая. — Го­ворю ж от­то­го, что Нор­нам угод­но бы­ло наг­ра­дить ме­ня да­ром скла­дывать ви­сы и рас­ска­зывать нес­кучные ис­то­рии. Лю­дям за­нима­тель­но вни­мать мне, а не дрях­ло­му скри­пуну, что че­рез сло­во за­пина­ет­ся!
— Кто за­пина­ет­ся? Я за­пина­юсь? — зат­ряс си­вой бо­родой Роб­кий. — Ах ты, же­на без­мужняя, де­ва бе­зум­ная!
— Я бы поп­ро­сила, — ос­корби­лась Рад­ню. — С ра­зумом мо­им все пре­вос­ходно, а за­муж всег­да ус­пе­ет­ся. Дур­ное де­ло не­хит­рое.
Мо­лодежь за­хихи­кала. Скальд воз­му­щен­но об­ра­тил­ся к Ха­раль­дсо­ну:
— До­коле, ярл, ядо­витым на язык и не­поч­ти­тель­ным к ста­рос­ти де­вам бу­дет поз­во­литель­но глу­мить­ся над пес­но­пев­цем?
— До­коле сей пес­но­певец ста­нет упо­доб­лять­ся ко­мару, жуж­жа­щему над ухом, — не вы­дер­жал ярл. — Раз она бах­ва­лит­ся, что уме­ет ска­зывать ис­то­рии, пусть явит свое уме­ние. По­ди сю­да, де­вица!
Рад­ню выб­ра­лась из-за сто­ла и, шле­пая раз­но­шен­ны­ми ко­жаны­ми пор­шня­ми, приб­ли­зилась.
— О чем угод­но пос­лу­шать доб­лес­тно­му яр­лу и его во­инам? — ве­село спро­сила она, под­бо­ченясь. — О по­ходах и бо­гатых сок­ро­вищах? О слав­ных рат­ных под­ви­гах, бы­лых и ны­неш­них? О де­вах, прек­расных как ут­ренняя за­ря и муд­рых, как ве­щие вёль­вы? Или о том, че­му не сы­щет­ся ни сви­дете­лей, ни оче­вид­цев — о враж­де асов и ва­нов, о ве­лика­нах ог­ненных и ле­дяных, о муд­рости и хит­рости?..
— О по­ходе ко­нун­га Халь­фда­на на ан­глов! — не­мед­ля пот­ре­бовал Рол­ло Лод­брок, за­гово­рив преж­де яр­ла. Ха­раль­дсон мрач­но зыр­кнул на дер­зко­го юн­ца. Рол­ло сде­лал вид, буд­то ни­чего не за­метил.
— Сказ о лю­дях из Сты­лой пе­щеры! — ска­зал Кнут, сын Хель­ги, лю­битель страш­ных ска­заний о вос­став­ших из мо­гилы мер­тве­цах и мсти­тель­ных ду­хах кур­га­нов.
— О том, как Скри­мир ез­дил сва­тать ве­ликан­шу Гер­ду за Фрей­ра!
— Прядь о прОк­ля­том зо­лоте цвер­гов Яс­тре­биной до­лины!
— Рас­ска­жи про бит­вы Ас­мунда Убий­цы Бер­серков!
— О, — в на­иг­ранном изум­ле­нии под­ня­ла бро­ви Рад­ню, — сколь­ко ис­то­рий вам ве­домо! Но вся­кую и каж­дую из этих пря­дей вы слы­хали не раз, с дет­ских лет и до зре­лых. Как нас­чет ис­то­рии, ко­торую преж­де не до­води­лось слы­шать ни­кому из вас?
— Рас­ска­зывай, рас­ска­зывай! — за­гуде­ли в чер­то­ге. Оче­ред­ной по­рыв вет­ра хлес­тнул по те­совой кры­ше, брыз­нул дож­де­выми кап­ля­ми в бычьи пу­зыри, за­тяги­ва­ющие окон­ные про­духи.
— По­ведаю нын­че я о том, — на­рас­пев за­тяну­ла ры­жая де­вица, — как при­чуд­лив ход бо­жес­твен­ной мыс­ли… и как ма­лый ка­мешек мо­жет сдви­нуть ог­ромную ла­вину, что пог­ре­бет под со­бой бо­гатый го­род. Бы­ло ут­ро, сол­нечное ут­ро в Ас­гарде, зла­той оби­тели бо­гов, ког­да Все­отец Один рёк, об­ра­ща­ясь к же­не и друзь­ям…



Джерри Старк

#41274 в Фэнтези
#28907 в Разное
#5497 в Юмор

В тексте есть: эпическое, комедия положений

Отредактировано: 30.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться