Самая красивая девочка (рассказ)

Самая красивая девочка (рассказ)

В том ресторане всегда было много красивых женщин, и я иногда шутила, что у них там какой-то особый фейс-контроль на входе, обязывающий девушек быть похожими на прокачанную версию куклы Барби: длинноногие, длинноволосые, губастые и худющие, как жертвы концентрационного лагеря… 

Мужчины там тоже были, но мужчины – они и в Африке мужчины, главное, как гласит народная молва, чтобы чуть красивее обезьяны (хоть я на самом деле так не думаю). 

То было мое первое восьмое марта без пары, после разрыва достаточно серьезных отношений. Я была в нехорошем психологическом (и психическом) состоянии и, чтобы отвлечься, решила провести этот вечер в каком-то хорошем заведении. 

Мы с подругой выбрали именно это место. Сделали заказ, официант принес нам пузатые оранжевые коктейли. 

Другой официант, внешне напоминающий сирийского беженца (именно так я себе их представляла), поставил перед нами кальян. 

«Не вот, все не так уж плохо», думала я, помешивая соломкой сладковатый  напиток. «Гладишь, на дне этого коктейля ты найдешь умиротворение». 

Моя подружка готовилась к свадьбе, и нам определенно было что обсудить. 

Внезапно мое внимание привлекла девушка за соседним столиком. Чем привлекла? Над её красотой трудились самые талантливые ангелы. Девушка эта была красива, что аж дух захватывало. 

На ней было черное вельветовое платье, короткое, предоставляющее возможность любоваться её стройными ногами в черных колготах и в туфельках на тонком каблуке (всегда удивлялась, как девушки передвигаются на такой обуви зимой, ведь на шпильке даже до машины дойти – это подвиг). 

Платье было закрытое, под высокую шею. А  осанка у девушки была – как у балерины. Её темные волосы красивыми завитками рассыпались по спине, и блестели так, что впору зажмуриться. 

Девушке могло быть 18, а могло и 28 – в таком возрасте и при должном уходе разницу различить сложно. 

Я любовалась. Я всегда любовалась тем, что красиво, неважно, женщина это или мужчина. Поэтому, возобновив беседу с подругой я, тем не менее, весь вечер время от времени поглядывала на девушку. 

Она была с двумя подругами, безусловно, симпатичными, но терявшимися на фоне темноволосой пожирательницы сердец. В голове сразу возникла картина: девушка эта, наверное, дочка богатых родителей, училась в Оксфорде или в Гарварде, знает английский и китайский, а на досуге увлекается конным спортом. 

Но вскоре я заметила, что "моя" красавица чем-то взволнована. Время от времени она поглядывала на телефон, пыталась кому-то дозвониться, но абонемент, судя по всему, был вне зоны её досягаемости. 

Они с подругами сделали селфи, потом сфотографировали друг друга, и на несколько минут все трое отвлеклись на телефоны - постили фото в соцсети. 

Спустя несколько минут, девушка эта вышла в туалет. Что она пошла именно в туалет я поняла, так как спустя двадцать минут застала её там. Застала не только её – услышала её телефонный разговор. 

– … Милый, что бы ни случилось, мы сможем это уладить. Извини, если я погорячилась...

Голос доносился из одной из кабинок. Несмотря на слащавый тон, я мгновенно определила, что беседа длилась достаточно долго и подходит к завершению: сквозь слащавые ноты пробивались истеричные всхлипы. 

– … нет, что ты, я не это имела в виду, – вещал голос, а трубка что-то отвечала. – Ты неправильно меня понял… 

Я включила кран и начала громко мыть руки, но, видимо, разговор для девушки был слишком важен, и её в последнюю очередь волновало то, что её могут услышать. 

– Но ведь ты же знаешь, что мне некуда идти, – прозвучало растерянно, а следом – тот же сладкий тон: – Пупсик, не спеши делать поспешные выводы. – Пауза, а затем резко: – Не буду я собирать никакие вещи! Ты понял, не буду, я вернусь домой, и мы всё обсудим! – Пауза. – Не спеши…  Ну и пошел ты, козел, без тебя обойдусь! 

Красавица вышла из кабинки и оперлась руками о раковину. Меня она как будто не замечала. 

– Тяжелый день? – спросила я, стараясь тоном голоса передать, что я не насмехаюсь, а искренне сочувствую. 

Девушка посмотрела в зеркало, и, кажется, только там, а отражении, впервые заметила меня.

– Типа того, – сказала она, медленно выпуская из легких воздух. – Какие они все, бля* козлы! – и с размаху ударила небольшой сумочкой-клатчем по зеркалу. Клатч упал в раковину, и на него сразу полилась вода – сработал датчик движения. Зеркало уцелело. 

Я поняла, что лучше мне уйти. 

Спустя час, мы с моей подругой вышли из ресторана. Подруга жила в двух шагах от того заведения, и предпочла возвращаться домой пешком. Мы обнялись на прощание, она ушла, а я остановилась у ресторана, выискивая в потоке машин свой Uber. Таксист опаздывал, я мерзла и злилась.

У входа в ресторан притормозила черная машина. Оттуда вышел мужчина, открыл багажник и молча начал вытаскивать оттуда чемоданы. Чемодана было три: большие, с эмлемой ихвестного бренда. 

Сгрузив чемоданы, мужчина закрыл багажник, затем открыл заднюю дверь салона, и вытащил оттуда большой прозрачный пакет (такие выдают в химчистке).

В пакете, судя по всему, была одежда, но не аккуратно сложенная, а закинутая туда впопыхах, как попало. 

Из ресторана выбежала девушка, та самая, что привлекла мое внимание в ресторане. Она была в серой норковой шубе ниже колен, но шубка была с рукавом три четверти – такие не греют, такие лишь для красоты. 



Марина Багирова

Отредактировано: 16.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться