Самый черный маг

Пролог

Посвящается призраку бабочки, Белианду и голосу в его голове

P.S. Я держу обещания

 

Солнце приближалось к зениту. Уже довольно долго оно заглядывало в ровную, круглую дыру в крыше храма и бросало на пол солнечный зайчик. Несмотря на это в зале было почти темно. Мощные каменные стены источали прохладу, в пыли на полу четко отпечатались следы множества ног.

В центре святилища, которое не посещали уже пару сотен лет, стояли люди в разноцветных накидках. Стояли они не просто так, кучей, а располагались каждый на своем месте, на своем символе. Эти символы шли по кругу, словно цифры на циферблате часов, только вот было их не двенадцать, а десять.

На символе, изображавшем растущий полумесяц, стоял мужчина в белой накидке - высоченный, более двух метров ростом, с горбатым носом и сухим лицом. Его пепельные волосы были стянуты в толстый хвост на затылке, глаза смотрели цепко и одновременно с тем жестко. Рядом с ним, на убывающем полумесяце, кутаясь от холода в черную накидку, стоял долговязый, очень красивый мальчишка с жемчужно-белыми волосами, светящимися во мгле.

На оставшихся людях одежды были разных цветов, в соответствии с которыми они и расположились на круге. Для полной радуги не хватало только желтой, фиолетовой и, видимо, лиловой накидки. Все молчали, напряженно глядя на непонятно как затесавшегося среди них беловолосого мальчика.

И вот солнце наконец показалось в дыре целиком. В хлынувшем с потолка столбе света вверх взвился сноп пыли. Собравшиеся подняли головы чтобы посмотреть на ту метаморфозу, что произошла с солнцем. Оно вдруг побледнело, будто весь свет пролился из него в святилище, стало прозрачным и внутри него четко вырисовался силуэт свернувшегося в позе эмбриона человека.

- Иди, - великан в белой накидке подтолкнул к столбу света мальчишку.

Тот ничего не ответил, на лице его застыло отсутствующее выражение. Казалось, что он совершенно спокоен, однако порывистые, нервные движения выдавали его волнение. Мальчик прошел в центр круга, шагнул в столб света и исчез. Стоило ему раствориться, как собравшиеся наконец расслабились. Все, кроме великана в белой мантии. Он сложил руки на груди и напряженно застыл, глядя вверх.

- Вот бы он оттуда не вернулся, - зло сказал парень лет двадцати пяти с хитрым, неприятным лицом. Черные, отросшие патлы падали на его закрытые оранжевой накидкой плечи тонкими полосами, что наводило на мысли о тигрином окрасе.

- Увы, есть все шансы, - пробормотал красивый мужчина в ярко-синей мантии, на плечах у которого сидели три крупных ворона. - Хотя я не верю, что мальчик заслуживает смерти.

- Мальчик, - голос оранжевого наполнился ядом, - начал убивать лет с семи, устроил взрыв в центре столицы и сжег дотла целую деревню со всеми ее жителями. А еще мы понятия не имеем, куда делись тела тех несчастных, что отправились с ним год назад в...

- Довольно, - властно остановил его великан в белом.

- Да, заткнись-ка ты, - поморщился мужчина в синей накидке и одна из ворон, проявив свою с ним солидарность, тут же раздраженно каркнул. - В отличие от нас с Балтосом, ты даже не знаком с парнишкой. Он ведь рос на наших глазах. На него просто...

Он замялся, а потом продолжил неуверенно:

- На него просто слишком много свалилось. Шутка ли - стать самым черным магом в десять лет. Любой другой ребенок не справился бы и погиб, а он уже четыре года защищает континент.

- Хорошо же он его защищает, - фыркнул оранжевый. - Лучше бы сдох в первый год... меньше было бы проблем.

- Мастер огнеглотатель прав, - неожиданно подал голос пожилой, мощный, гладко выбритый мужчина, облаченный в зеленую накидку. - Но и вы, мастер всеход, тоже говорите истину. Мальчик слишком силен и слишком неустойчив. Иногда мне кажется, что гуманнее было бы убить его сразу после того, как в нем открылся магический дар.

- Да бросьте, он же такой милашка, - вступила в беседу красивая женщина, по вороту красной накидки которой шла черная меховая опушка. На ней было бордовое платье в пол, от бедра шел разрез, обнажающий стройную ногу в черном чулке и красной туфле. - К тому же подумайте сами, это так захватывающе! Если он выживет, продравшись через ненависть народа и наше недоверие, он впишет себя в историю как один из великих самых черных магов.

- Если выживет, - выделил самое важное оранжевый. - Что маловероятно после этой беседы. Последний раз Спящий, хочу вам напомнить, проснулся чтобы предречь смерть другому самому черному магу, Грачу. Мальчишку ждет та же участь.

- О, спасибо за этот краткий экскурс в историю, умник, - с сарказмом поблагодарил синий, подкармливая одного из воронов невесть откуда взявшимся хлебным мякишем. - Только вот Грач был узурпатором и устраивал показательные казни. Припомни-ка, знаток истории, сколько женщин и детей он убил, считая, что чистить мир от скверны нужно начинать именно с них?

- И не стыдно?

От голоса великана в белой накидке собравшиеся действительно пристыжено затихли. Сжались даже те, кто не участвовал в дискуссии. А мужчина осмотрел их цепким, пробирающим взглядом и добавил строго:

- Как замечательно, что у нас всех разные мнения насчет Деокриса. Однако посмотрел бы я на то, как вы высказали бы все это ему в лицо.



Алиса Рудницкая

Отредактировано: 02.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться