Сбой системы

1

Здесь, на седьмом уровне, солнечные батареи издавали вполне различимый гул. Назойливый звук изрядно действовал на нервы, и я отсчитывала про себя минуты ожидания. Взгляду не на чем было задержаться: старый дом однотипной со всем кварталом застройки. Обшарпанный коридор, трещины в стенах, противно липкие полимерные двери и квадратные клетушки за ними. Открыл мне мужик непонятного возраста, помятый и дурно пахнущий. Долго соображал, зачем я явилась. Затем, уронив едва различимое «жди», скрылся. Я куковала в одиночестве уже минут пять, с каждой убегающей секундой раздражаясь сильнее.

Со вздохом вытащила из кармана «бабочку». Примерившись, активировала утяжеление подошвы и ровно через пять секунд с размаха впечатала ногу в дверь. Петли крякнули. От легкого толчка дверь слетела, и я прошла внутрь. Хозяин убогой развалюхи обнаружился на толчке. Зрелище откровенно на любителя, так что задерживаться я не стала. Сгребла в рюкзак пузырьки со стола, пристроила его под мышку и бросила с издевкой:

 – Спасибо за сотрудничество.

Мерзкий звон преследовал еще добрых полчаса. Я уже и мочку потрясла, и головой покрутила, и ладонями похлопала по ушам, без толку. С этого дня никаких больше вылазок выше пятого уровня.

На первом царила темень. Едва желтели фонари, обозначая скорее стены, чем дорогу. Меня это не смущало: я неплохо ориентировалась в лабиринте трущоб и пользовалась им специально, чтобы избежать нежелательных встреч.

В этот раз не пронесло. Я крайне неудачно выпала из проулка нос к носу с патрульным. Пальцы судорожно сжали лямку рюкзака, и джин[1], безусловно заметив нервный жест, потянулся к поясу.

 – Служба уличного патрулирования, – обозначил свой статус. – Предъявите id.

Я кисло скривилась. Надо же было наткнуться на служивого с ворохом запрещенных препаратов при себе! Верная каторга, даже возраст не спасет.

 – Миша Ло, – назвала случайное имя, понизив голос. Подернула рукав толстовки, оголяя запястье и массивный браслет. – Нате.

Джин выбрал сканер вместо парализатора, за что и поплатился. Щуплость фигуры и острое лицо в обрамлении криво срезанных прядей производили обманчивое впечатление слабости – обычно это играло на руку. Я пнула джина коленом в пах (полимерные пластины усугубили эффект), добавила локтем по хребту, а после присовокупила удар по ребрам. Ну и побежала, пока он скрючился.

Забравшись по пожарной лестнице на второй уровень, стянула и вывернула толстовку. Рюкзак пристроила на живот. Кислотный цвет отвлечет внимание, хотя проследить путь по столь яркой примете не составит особого труда. Пришлось для подстраховки поменять направление. Потом я снова сделалась неприметно серой, поглубже надвинула капюшон, ссутулилась и прибавила скорость. Но к пустырю перед доками вышла всё равно позже, чем рассчитывала.

Хлюпающая жижа облепила обувь по щиколотку. Низину с каждым сезоном подтапливало сильнее, через пару-тройку лет тут будет полноценное болото. Я очень надеялась свалить с острова раньше, чем увижу это своими глазами.

В первом ангаре, как всегда, кишели бездомные и чадили баки с разным горючим дерьмом. Поднимаясь на второй этаж, я махнула охране – сегодня дежурил один из моих любимчиков. Еще несколько пролетов со скрипящей сеткой ступеней, и я у каптерки. Для проформы постучала, хотя вломилась сразу после.

Ул восседал среди хлама подобно божеству. Толстому и ленивому, но могущественному. Круглолицый узкоглазый южанин творил настоящие чудеса, пользуясь умом и пухлыми пальцами. Его клавиатура стоила целое состояние: плоская, сенсорная, с функцией распознавания отпечатков. Особенно нелепая по соседству с допотопным экраном.

 – Опаздываешь, – буркнул Ул.

Я скинула стопку микросхем с ближайшей плоской поверхности и выгребла добычу. Рядом положила заимствованный id-чип.

 – Двадцать юней. И больше никаких заказов выше пятого уровня.

 – Ушки болят? – усмехнулся он, меняя позу. Спинка кресла протестующе заскрипела, принимая на себя тяжесть массы. – Неженка.

Я с дружелюбным оскалом вытянула руку.

Поторговавшись из-за врожденной скупости, Ул перечислил плату за доставку и ворчливо спровадил восвояси. Чтобы не шляться по ночи со всяким сбродом, я прибилась к очереди на трамвай. От былой роскоши – обитых мягкой тканью скамеек, прозрачного пластика в окнах – ныне не осталось следов. Ушлый народец раскрутил и растащил всё, что мог. Особо ретивые покушались на двигатель, но докеры[2], которым грозило остаться без единственного средства передвижения, выразили свое отношение к творившемуся самоуправству путем нанесения черепно-мозговых травм. Удивительно, сколь доходчивым оказался выбранный способ.

Вовремя приметив на остановке Антона, я локтями отвоевала местечко рядом. Мы знались по общаге и пересекались в доках. Молва о нем ходила нехорошая, но лично мне Антон плохого не делал, а прятаться от толпы за его спиной оказалось очень даже удобно. Да и добираться безопаснее: у общаги вечно толклись неадекватные.

За воротами наши пути разошлись, я завернула в подвальный магазинчик. Взяла пару брикетов, пробила штрих-коды, приложила запястье к терминалу оплаты и запаслась терпением. Из-за близости совершеннолетия Система жутко сбоила, распознавая мой id с немыслимыми задержками. Вот и сейчас устройство запищало, а Радужная Девочка[3], до той поры задумчиво качающая головой, развела руками.



Ольга Аматова

Отредактировано: 08.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться