Сделки бывают разные

Сделки бывают разные

То, что сделка будет проблемная, поняла сразу: потенциальная покупательница осматривала квартиру семь раз, и каждый раз – с новой подругой. Некоторые из них шептали ей на ухо, поглядывая на меня, как будто это я была выставлена на продажу, а не двухкомнатная хрущевка на первом этаже. За неделю до сделки меня разбудил телефонный звонок:

— В ваших услугах не нуждаюсь: у меня будет свой агент!

Сквозь остатки сна голос показался знакомым:

— Валентина, это вы?

— Да! – сопение в трубку. Гудки.

На показе моих объектов всегда спрашиваю покупателя, нужна ли ему помощь в оформлении документов. Вот и ее спросила, на свою голову.

 

В день сделки снова звонок:

— Попрошу вас не опаздывать: документы я могу подписывать только до одиннадцати дня!

— Валентина, доброе утро, – почувствовала, что начинаю злиться. – Я никогда не опаздываю.

— Хм, встретимся в банке, – и снова гудки.

«Похоже, вы не умеете ни здороваться, ни извиняться, уважаемая», – от такого пробуждения мое сердце застучало быстро и громко. Я, конечно, привыкла жить с телефоном двадцать четыре на семь, но не до такой же степени. Экран телефона ослепил: только половина пятого!

«Бли-и-н, вот странная женщина, – уставилась в потолок, пытаясь успокоить сердцебиение, сделала глубокий вдох носом, задержала дыхание и медленно выдохнула через рот. – Украла у меня законный час отдыха», – сон пропал, а раздражение нарастало.

После обливания по телу разлилось приятное тепло. Привычный ритуал: кофе, горячий бутерброд, витамины.

Я всегда прокручиваю этапы каждой сделки в голове и, обязательно, настраиваюсь на «счастливый финал»: довольный покупатель получает документы на квартиру, а продавец – ключ от ячейки, в которой, как говорил Остап Бендер, деньги лежат. После завтрака еще раз проверила пакет документов: все на месте. Одежда – деловой стиль. Макияж – еле заметный. Пальто, шапка, перчатки, дверь захлопнуть. Еду в банк.

 

Если честно, проводить сделки именно в этих банках не люблю: не во всех отделениях есть переговорные комнаты, и клиенты вынуждены подписывать документы на коленках. А иногда с ячейками засада. Несколько раз приходилось переоформлять их на месте: предыдущий клиент продлил бронь, а менеджер прошляпил этот момент, чуть сделка не сорвалась. Но особенно меня не устраивало, что там почти всегда людно и нервозно. Вот и сегодня не исключение: пришла за пять минут до открытия – на улице уже толпа стоит, дышит паром на морозе:

— Открывайте что ли: холодно!

Моей клиентки Екатерины еще нет, зато покупательница Валентина тут как тут. Дубленка на животе распухла, как у беременной. С ней рядом высокая худая женщина лет шестидесяти: длинный черный пуховик, на голове черный платок, лицо дохлой клячи и большая черная сумка через плечо. «Обещанный агент, наверно», – здороваюсь, обе молчат. Заходим в банк. Прошу их подождать у свободного диванчика, бегу к менеджеру уточнить, повезло ли нам с переговорной. Подошла и моя клиентка:

— Привет, цветешь и пахнешь, как всегда, – глядя на меня, Екатерина убрала перчатки в сумку. – Надолго у нас тут все затянется?
— Надеюсь, до часу управимся, если эти будут вести себя адекватно, – еле заметно кивнула в сторону Валентины и ее спутницы.
—  Пробки на кольце: выехала аж за три часа, но еле успела, – Катя почесала вспотевший лоб, а я залюбовалась ее причудливым маникюром.

 Наконец, заспанная сотрудница банка вяло повела нас в переговорную. «Идемте!» – машу Валентине. Заходим. Мы с Екатериной сняли верхнюю одежду: есть стойка-вешалка. А эти две подружки, похоже, решили париться. Сажусь во главе небольшого стола, Екатерина – по правую руку, слева от меня мешком плюхнулась Валентина, за ней чинно уселась Lady in black, так я успела про себя окрестить агента Валентины.

Еще раз всех приветствую, знакомлю клиентов, поясняю, как будет проходить сделка.

— Вопросы есть? – тишина, – вопросов нет.

Обращаюсь к покупателю:

— Валентина, каким образом вы с деньгами решили? Помните, я рекомендовала вам заранее открыть счет?

— Какое ваше дело? Мои деньги, как хочу, так и решаю! – Валентина щурится на меня глазами злобного хорька. Чернявая соседка, прикрывая рот рукой, шепчет ей на ухо.

— Мое дело такое: перед сделкой хочу удостовериться, что у вас есть вся сумма, заявленная в договоре купли продажи. И мы сегодня не потратим время зря, – смотрю на нее в упор.

— Мои денежки при мне! – Валентина расстегивает дубленку и хлопает руками по обмотанному скотчем черному пакету, прикрепленному к животу.

— Отлично, – передаю продавцу и покупателю копии договоров. – Это те самые договоры, которые я высылала вам на почту для ознакомления. Еще раз проверьте, пожалуйста, ваши данные.

Екатерина бегло прочитала и отложила в сторону:

— Мне все ясно.

— Тогда пишем расписку, – пододвигаю ей чистые листки бумаги, ручку и образец.

Краем глаза замечаю, что слева от меня началась возня: соседка Валентины открыла свою сумку и стала выкладывать на стол предметы, одновременно заунывно бубня. Вижу круглый большой кулон из серого металла в форме пентаграммы. Черное яйцо с белыми волнами вкраплений. Три головки чеснока и крупный корень имбиря, похожий на лапку неведомого существа со множеством пухлых коротких пальчиков.

Мы с Екатериной переглянулись. Ее брови поползли вверх.

«Ладно, идем дальше, всякое бывало: и не такие крепости брали», – говорю сама себе, а вслух обращаюсь к Валентине:

— У вас есть вопросы по договору?

Она молчит, косится на своего агента. Та берет первый лист договора, кладет перед собой, сверху ставит яйцо, поднимает кулон и начинает медленно водить им над бумагой, бормоча.

Повторяю свой вопрос. Валентина гневно шипит на меня:

— Тсс! Не видите, мать Анастасия работает!

— И сколько она будет работать? –  наклоняюсь к уху Валентины.

— Столько, сколько нужно! — та резко отстраняется.

«Хорошо. Дам тебе минут пять. Клиенты всегда волнуются на сделках, понятное дело», – решаю быть благосклонной.



Inspirante

Отредактировано: 04.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться