Сельскохозяйственная история попаданки

Глава 1. Час от часу не легче!

— И чтоб я больше тебя не видел, — заявил человек, которого я почти год называла своим мужем. А теперь…

Теперь я смотрела на подписанные бумаги о разводе, которые сотрудница ЗАГСА сложила в папку и забрала. Выдав нам при этом по вычурному свидетельству и наши паспорта, в которых стояло по штампу, подтверждающему, что наш брак расторгнут.

В груди болезненно защемило. Происходящее казалось дурным сном. Я даже не сразу поняла, что Дима уже вышел, не говоря мне более ни единого слова.

Захотелось расплакаться от горечи и обиды, но я сдержалась из последних сил — не хотелось проливать слезы при черствой на вид, безвкусно накрашенной тетке, которая лишь несколько месяцев назад плохо отыгрывала радостную торжественность, поздравляя нас с заключением брака и желая «долгих лет счастливой супружеской жизни».

Сжимая свой паспорт тонкими неухоженными пальцами, погрубевшими от домашней работы, я неуклюже запихнула свидетельство о разводе в сумку, при этом сильно его помяв, развернулась и направилась к выходу из ЗАГСа. Плохо представляя, как мне вообще жить дальше.

Мы начали встречаться, когда я была на первом курсе, и поженились, едва получила диплом. Я, если честно, к тому времени уже и не надеялась, что Дима позовет меня замуж. Даже думала расставаться, считая, что он не хочет строить со мной будущего. В то время как я, одинокая воспитанница детского дома, мечтала о семье, настоящей семье. Но нет, все же, сделал предложение. Правда вот, непонятно зачем, потому что в браке со мной ему явно было… тесно. Живя в квартире с его мамой, которая меня недолюбливала, я делала все дела по дому — на работу муж мне устраиваться не разрешал. Хотел, чтобы я поскорее забеременела и родила ему, как он выражался, «наследника»… которому предстояло УНАСЛЕДОВАТЬ пыльный диван, сломанный шкаф и обгаженное котом кресло.

Уже позже до меня дошло, что моей беременности Дима ждал все те годы, что мы встречались — просто по молодости-неопытности не сразу поняла, почему в постели со мной он вообще не предохраняется. В результате я начала выслушивать в свой адрес и от него, и от его мамы, что я — «бесполезная пустоцветка», которая виновата в том, что не способна забеременеть, и зря он вообще на мне женился. С фразочками в духе: «Вот забеременела бы сначала — тогда бы и поговорили о свадьбе вообще!».

Несколько месяцев я просиживала под кабинетами врачей, которые в один голос говорили, что со мной все совершенно в порядке, и я должна была бы уже «давно легко забеременеть». Советовали прислать провериться мужа… о чем Дима с его мамой, естественно, не хотели даже слышать. Когда же я попыталась настоять на том, чтобы он пошел к врачу сам…

Уже на следующий день он отвел меня в ЗАГС, подавать заявление на развод.

И вот с того дня прошел месяц, наш брак был с концами расторгнут. Все имущество, конечно же, было на маме Димы, а на нищенской свадьбе, которую мы праздновали в формате «шашлычки в парке», нам не подарили ничего солиднее дешевого миксера, сломавшегося уже через месяц. Так что я в результате не получила ни гроша из «совместно нажитого имущества», сбережений у меня, естественно, тоже не было. Работу, где платили бы достаточно, чтобы я могла позволить себе снимать хоть какое-то жилье, найти никак не удавалось, а терпение у подружки, которая пустила меня к себе «пожить на время», уже заканчивалось.

Поэтому идя прохладным весенним вечером вдоль набережной у парка, я вообще не представляла, как мне быть дальше.

…Как вдруг кто-то схватил меня сзади в профессиональный захват, придушив за шею! И слегка приподняв ноги в дешевых босоножках над землей, мерзким голосом прошипел на ухо:

— Даже не вздумай вякнуть, а то шею сверну!

Конечности похолодели, в виски ударил пульс. Да, пускай моя жизнь и казалась сейчас сплошным беспросветным кошмаром, и такой ее финал выглядел вполне закономерным…

Но я не хотела умирать! Особенно вот здесь, вот так.

Пыхтя, напавший на меня бандит потащил к ближайшим кустам, на ходу расстегивая одной рукой штаны…

Уличив момент, когда он в эту минуту немного ослабил хватку, я дернулась, укусила его за руку и взмахнула ногой, попав ему прямо по причиндалам!

— Ах ты мелкая тварь! — зарычал бандит, когда я, вырвавшись, спрыгнула на землю и уже порвалась бежать вперед…

Вот только этот ублюдок успел схватить меня за руку и потянул на себя!

— Помогите!.. — попыталась закричать я, но этот выродок ударил меня кулаком по лицу.

Не дождешься, я не сдамся!

Продолжая сопротивляться, я отчаянно билась, словно птица, запутавшаяся в сетях, и со всех сил старалась вырваться, отбивалась…

А в следующий миг ощутила, как полетела вниз вместе с вцепившимся в меня бандитом! С края набережной, к черневшим где-то там, далеко внизу, черным речным волнам, под которыми скрывались большие острые камни…

Голова болела. И открыв глаза, я лишь через несколько секунд начала распознавать слабые солнечные лучи, как будто пробивающиеся из-за плохо закрытых штор. Ощущалась тошнота.

Приподнявшись, я уперлась ладонями в…

Деревянный пол.

Прохладный, грязный.

…Стоп, ничего не понимаю. Где я?



Хелена Хайд

Отредактировано: 09.03.2022

Добавить в библиотеку


Пожаловаться