Сердце некроманта

О ниппонской жизни и быте

Курчавые облака, подобно морской пене носились по волнам лазурного неба. Они были самыми разнообразными: и совсем мелкими, и такими громадными, что невольно навевали мысль о скором дожде. Однако ветер быстро прогонял такие экземпляры, вновь и вновь помогая солнцу в очередной раз ехидно рассмеяться с небосклона. Как и всякий порядочный пастух, ветер гнал не только облака, но и полчища радужных летающих медуз. Мелкие, безобидные, в Ниппонии они служили на манер наших мотыльков. И наблюдать за их неспешным дрейфом было одно удовольствие.

— Агния! Агния!

Раздавшийся у самого уха голос вынудил меня скривиться, и перевести взгляд с небесного на мирское. И если с неба мой глаз радовали медузы, то на земле не вселяла воодушевления хмурая мина Кая — лиса китцуне, решившего помочь мне вновь контролировать пламя.

Как и все демоны его породы, Кай был высок и могуч, обладал копной пепельно-седых волос, распоряжался четырьмя из положенных девяти хвостов и не был лишен свойственного ниппонцам высокомерия. Высокомерие его выражалось и в прищуре чуть раскосых небесно-голубых глаз, и в кривой полуулыбке пухлых губ и даже в нервном подергивании как ушей, так и хвостов данного экземпляра.

— Ну и чего ты кричишь? — я нехотя встала, оправляя обугленные брючки. Кай проследил за моими движениями и в очередной раз скривился. Как и всякий достойный житель одного из семи летающих островов Ниппонии, Кай патологически недолюбливал все иноземное. И если человеческая часть страны давно ассимилировалась, то демоническая всячески подчеркивала своё нежелание перемен.

Увы, но за прошедший год я так и не научилась одевать кимоно, а если и случалось мне когда побывать в обители названного брата, то и там я умудрялась наломать дров, путаясь в складках ткани. После очередного синяка, набитого на братцевой роскошной лестнице я решила, что тоже не желаю ассимилироваться.

— Мы с тобой, кажется, заняты делом… — прошипел он. — Я, конечно, не против прекратить эти тренировки, но боюсь Озему-хара* не придется такое по вкусу.

— Такими темпами ты скоро поджаришь не только мои штаны… — тут же буркнула я. В тот момент, стоя перед лисом, я в очередной раз почувствовала всю тщетность наших занятий. Вот уже месяц минул с нашей первой тренировки, а я так и не призвала ни малейшей искры. Всякий раз, обращаясь после тренировок к своему огню, я слышала только тишину. Словно бы и не было во мне пламени, словно бы Агния Огонек и не владела магией…

С каждой новой тренировкой Кай все больше злился, а я тосковала. Мне было до слез жаль себя, а так же огненного лиса, вынужденного тратить на меня своё время. Каждому из нас становилось ясно, что мой огонь окончательно потух. И если раньше я ещё верила, что верну свою силу и поеду домой, то теперь начинала привыкать к жизни на летающем острове.

— Надо будет, я и тебя сожгу! Я поклялся сенпаю, что помогут тебе. А клан Китцуне своих слов не нарушает! — зло отрезал Кай. Прищелкнув пальцами он высек голубоватую искру, что тут же запылала в его руках. — Готовься, ведьма, я нападаю!

А я, в очередной раз чертыхнувшись, побежала прочь, уклоняясь от необычайно метких атак лиса. Огненные шары свистели у меня над головой, взрываясь по сторонам, осыпая меня грязью и комьями земли. Я уже давно потеряла свой левый тапок, и порвала штаны, и в земле вымазалась как последняя чушка, но моя магия спала. Спала, и просыпаться даже не думала.

— Ну, что же ты убегаешь? — несся мне в след упрек Кая. — И это-то потомок огненного дракона?

Очередной фаерболл просвистел прямо у моего лица, опалив кожу жаром. Из глаз брызнули слёзы, спотыкнувшись я вновь прокатилась по земле.

— Итак, ты опять проиграла, — Кай подошёл, и, вздохнув, поднял меня. Его широкие и мягкие хвосты аккуратно оторвали меня от земли.

— Спасибо, — буркнула, рассматривая Кая исподлобья.

То ли мой вид, исключительно жалкий и потрепанный, то ли ещё какая причина, но Кай вдруг сменил гнев на милость.

— Ладно. На сегодня хватит, — он убрал свои хвосты, и я вновь плюхнулась пятой точкой на землю. — Пошли, я проводу тебя.

Кай резко развернулся, зашагав прочь с окраинного полигона. Я засеменила за ним, украдкой просматривая за тем, как смешно он время от времени передергивал ушами.
Удивительно, но ступив на землю летающего острова Хонь впервые, я только диву давалась тому, как свободно и независимо тут жила нечисть. И даже сейчас, прожив тут год, я не могла с точностью утверждать, что видела всех демонов. Как и в первый раз приезда, я с улыбкой и нескрываемым интересом таращилась по сторонам, рассматривая небольшие приземистые здания — особняки демонических кланов, утопающие в зелени и цветах. Любовалась прозрачными камешками, устилавшими дороги, а так же долго не могла оторвать взгляд от пышно цветущих старых сакур, растущих вдоль дороги. Сейчас был как раз сезон цветения, и улицы, земля и воздух буквально заполонили цветы и лепестки ниппонской достопримечательности.

— Чего размечталась?

Оклик лиса застал меня врасплох. Я вздрогнула, оборачиваясь. Кай смотрел на меня, обмахиваясь хвостами.

— Просто думаю, что у вас все-таки очень красиво… — вздохнула, вспоминая весны в родном Объединенном Королевстве. Да, у нас не было летающих медуз, и лепестков сакуры. Но сказать честно, цветение нашей вишни и порхание обычных капустниц было мне милей любой экзотики. — Но все же… Я скучаю по Родине.

Лис вздохнул. О моей истории он был наслышан.

— Ничего. Надо работать. Ты обязательно вернешься домой. Я пообещал.

Лис развернулся. Его хвосты проникли. — Ладно, пойдём.

Он ускорился. И я поспешила за ним. Пройдя ещё метров триста мы свернули налево и вышли к небольшому двухэтажному деревянному домику. От остальных домов его отличал явно чужой стиль постройки. На фасаде же, была прибита небольшая табличка, где значилось: «Филиал Института Нежитеведения по делам иммигрантов»



Ляксандр Македонский

Отредактировано: 23.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться