Серебряные пруды.

Серебряные пруды.

Дача родителей находилась в интересном месте. Речка «Елшанка» совсем маленькая, извилистая, рядом с городом. Со временем она почти перестала течь, т.к потерялась среди оврагов, постепенно заполнившихся ее водой. Получился такой «каскад» больших и маленьких прудов, плавно перетекающих один в другой. Со временем там стали строиться дачи, одну из них и приобрели мои родители. Если ехать электричкой, то станция называлась «какой-то там километр», но родителям такое название показалось прозаичным, с их легкой руки все мы стали называть ее «Серебряные пруды».

 

С этим местом связано очень много детских воспоминаний. Соседями, со временем, стали близкие друзья моих родителей, прикупившие участки рядом с нами. А из детей собрался приличный разнокалиберный и разновозрастной отряд.

 

Мы все вместе обедали, купались, играли и взрослели. Накормить нашу ораву было нелегко. Соседки делили готовку на части, моя мама часто пекла блины. Они у нее были самые вкусные. Румяные, воздушно-пупырчатые, пропитанные маслом. Представляете на даче печь блины? Пара тарелок со стопками сантиметров по тридцать! Большой длинный стол располагался под яблоней, сквозь листья светило обжигающее летнее солнце. Ребятня – человек десять, уписывала за обе щеки блины, с вареньем и деревенской сметаной.

 

Вечерами обязательно жгли в переулке костер. Взрослые выносили ненужный мусор, отпиленные ветки, сорняки, все это потихоньку сжигалось. Ночь, звезды и искры, летящие в небо – волшебное и красивое воспоминание моего детства. Все рассаживались на принесенные с собой скамеечки у костра кругом. Мы с друзьями не заморачивались, тащили старые фуфайки и одеяла, расстилали возле костра и вповалку, затащив моего отца в середину, всей ватагой слушали его рассказы.

 

У отца была необычайная память. Он мог дословно пересказать однажды прочитанную книгу. Так было и со сказками. Он знал их великое множество, и очень интересно, с выражением нам пересказывал. Наши сердца замирали от ужаса или от волнения, от немыслимых приключений и от жажды подвигов. Вся наша компашка беззаветно и страстно любила моего отца, я же лопалась от гордости – вот он какой, мой самый лучший в мире папа.

 

Женщины у костра, потихоньку пели, про рябину, про любовь. Мужчины покуривали и хитро посмеивались, глядя как малышню одолевает сон. Сказка еще не закончилась, но спать хотелось просто невыносимо, нас потихоньку разносили по домам, что бы не разбудить.

 

Как-то раз ночь была особенно душной. Дети уже все благополучно спали, а взрослые решили пойти искупаться на пруд. В то время близкими соседями были четыре семейные пары. Дружили крепко, справляли все праздники вместе, а в тот вечер как раз был одним из Дней рождения. Веселые и слегка выпившие люди подошли к темной глади пруда. Возле воды все как-то сразу остыли, вроде и не жарко совсем. Но нашлась пара смельчаков – мой отец и соседка тетя Люда. Раздевшись, они шагнули во тьму.

 

Пара голов была еле видна в лунном свете. С воды весь мир смотрится по другому, особенно ночью. Подняв взгляд, тетя Люда впервые за много лет обратила внимание на огромный звездный ковёр, заполнивший небо от края до края. Отец, знавший много созвездий, стал ей рассказывать про них. Он говорил тихо, как сказку детям, но слышали его все.

 

С берега за заплывом наблюдали не осмелившиеся купаться. Мама стояла рядом с дядей Юрой, мужем т. Люды, скептически слушая, резонансно доносящийся с воды, диалог она сказала:

- Послушайте его, заливается как соловей.

На что дядя Юра отреагировал:

- Ага, моя там, рядом с твоим звезды, наконец, разглядела, а со мной только грязные потолки замечает!

 

И все полезли купаться. Наверное, все захотели посмотреть на звезды…



Мария Бучарская

Отредактировано: 12.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться